Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
20-02-2006 18:25
 
А.М. Горбылёв. Синтоистская традиция японских воинских искусств. [религиоведение]

Так называемые японские "воинские искусства" представляют собой уникальный культурный феномен. "Воинские искусства" — это дословный перевод японского термина "бу-дзюцу", где "бу" — "боевой", "воинский", а "дзюцу" — "искусство", "техника", которым обозначают / большую группу различных "дзюцу": кэн-дзюну (искусство фехтования мечом), со-дзюцу (искусство боя копьем) и др., сложившихся в Японии до второй половины 19 в. и связанных с военным сословием самураев.
С точки зрения русского языка, понятие "воинские искусства" можно расшифровать как "отрасль военного дела, характеризующаяся особой системой приемов и методов". Однако реальное содержание бу-дзюгху, по-видимому, было совершенно иным.

В этом плане чрезвычайно показательна следующая фраза из сочинения вьщающегося японского мыслителя Огю Сорай (1666-1728) "Кэкьэн хироку" ("Секретные записки школы "Кэнъэн’’"), в которой бу-дзюцу фактически противопоставляются боевой практике: "Среди людей, которых называют умелыми воинами, снискавших себе славу на поле боя, нет ни одного знатока со-дзюцу или кэн-дзюцу".
Анализ имеющихся источников показывает, что на определенном этапе своего развития бу-дзюцу выделились из боевой практики и гюревратились в самостоятельное явление культуры, функционально близкое кадо (икэбана, букв. "путь цветов"), садо (чайная церемония, букв. "путь чая"), сёдо (каллиграфия, букв. "путь письма") и др. и определяемое в японской культуре как "Путь" — до, или Мити, т.е. система совершенствования личности или, в более узком плане, средство обретения просветления.

Воинские искусства испытали сильное влияние различных религиозных учений, и в их рамках можно выделить синтоистскую, дзэнскую и неоконфуцианскую традиции. Здесь основное внимание хотелось бы уделить наиболее древней синтоистской традиции.
Синтоистская традиция бу-дзюцу представлена большим количеством школ (рю). Особое место в ней занимает группа рю, непосредственно или косвенно связанных с великими синтоистскими святилищами Касима-дзингу и Катори-дзингу.
Храмы Касима и Катори находятся неподалеку друг от друга и посвящекы двум воинским божествам сиятоистского пантеона, соответственно Такэмiгкадзути-но мш"ото и Фуцунуси-но мвкото. Оба храма чрезвычайно древние: сооружение Катори-дзинту традiещя относит к 18-му году правления 1-го японского императора Дзимму (643 г. до н.э. по традиц. хронологии), а Касима-дзюцу — ко времени правления императора Судзин (97 г. до н.э. — 30 г. по традид. хронология)5. Конечно, эти даты нельзя воспринимать всерьез, но имеющиеся данные свидетельствуют, что оба храма существовали уже в первые века н.э. Божества, которым поклоняются в этих храмах, являются богами меча.

Такэмикадзути и Фуцунуси играют в японской мифологии очень важную роль. В одном случае они "утихомиривают" буйствующих земных богов", чтобы на землю смог спуститься Ниниги-но микото, основатель императорского рода. В другом, благодаря мечу бога Такэмикадзути, основатель японского государства Дзимму одерживает победу над врагом. Таким образом, божества Катори и Касвма исполняют роль покровителей государства, воинов и воинских искусств. Интересно, что до сих пор в каждом зале "Воинских искусств" устанавливается алтарь, посвященный им.
Центральное место среди школ бу-дзюду, связанных с храмами Катори и Касима, занимает школа Катори Силто-рю — Школа Божественного Пути храма Катори основанная мастером Иидзаса Тёисай Иэнао (1387-1488).

О возникновении этой школы легенды рассказывают следующее. Когда Тёисаю было 60 лет, он принял решение затвориться в храме Катори на тысячу дней для молений и воинской тренировки. В тексте "Тэнсивсё-дэн Катори Синто-рю хэйхо", датИруемом 1 867 г., рассказывается, что "когда он исполнил свой обет, два бога Неба и Земли, Инь и Ян, сошли с небес посреди [храма]. И Тэнсинсё (имеется в виду фуцунуси — А.Г.) — [бог] Небесная истинная справедливость — в превращенном облике юноши обратился к Тёисаю [со словами): . .Я жалую тебе книгу о фехтовании мечом в одном свитке, что помещена на вершину старого дерева сливы".

Полное название школы Катори Синто-рю Начинается со слов "Тэнсинсё-дэн" — "переданная Тэнсинсё". Тэнсинсё значится на первом месте и в ее официальной генеалогии. Таким образом, учение школы Катори Синто-рю, с точки зрения традиции, имеет не человеческую, а божествеiшУю природу, и основатель школы на деле ее не создал, а лишь передал, выступвв в качестве ретраислятора.

В этом отношении основатель рю оказывается аналогом шамана, который входит в транс, чтобы установить контакт с богом и передать его волю людям. Напрашивается ряд параллелей, которые можно провести между школой воинского искусства и синтоистским святилищем. Главной особенностью синтоистского святилища является наличие в нем синтай, т.е. предмета, амещающего божество и, по поверью, обладающего всеми его чудотворными свойствами. В качестве сиятай выступает меч Такэмикадзути в мифе о походе имгтератора дзимму, а в предании об основании школы Катори Сиято-рю — переданный богом Тэнсинсё свиток о фехтовании. Так же, как и настоящий синтай хранится в глубинном святилище храма и никогда не предъявляется верующим, этот свиток передается от главы школы к наследнику в тайне и не- доступен рядовым членам школы. Более того, само учение рю можно рассматривать как синтай, который хоть н не имеет формы, но обладает чудодейственными свойствами бога Фудунуси. В частности, в Тэнскнсёдэн Катори Синто-рю хэйхо" говорится: "...даже если не помолишься тысяче ками, но будешь сражаться посредством чудесного искусства великого божества, никогда поражения не потерпишь".

Техника фехтовакия Катори Скято-рю, помимо боевого применения, имеет и ритуальное значение, т.е. служит установлению связи с божеством. В частности, встречается такая позиция, когда воил стоит естественной стойке, ноги на ширине плеч, с мечом, поднятым над головой. Подобное действие носит символичное название "Тэн-но камаз" — "Позиция неба". При виде ее напрашивается аналогия с ми-хасира — свящешьим столбом", на который боги спускаются с небес. По-видимому, таким образом, воин призывает божество сiшзойти на него и даровать победу.

Наиболее насыщенным в смысле ритуальной символики является такой раздел учения Катори Синто-рю как иай-дзюцу, т.е. искусство обнажения меча с мгновенным переходом к наступательным и оборонительным действиям. Существует предположение, что этот раздел самый древний. Согласно гтреданию, Кунинадзу-но махито, легендарный служитель храма Касима, живший при императоре Нкятоку (313-399 гг. н.э. по традиц. хронологии), молился богу Такэмикадзути, который в награду передал ему искусство фехтоваявя мечом, получившее название "Скммё-кэн" — чудеый меч", или "Касима-но татш" — "Меч Каскма". Впоследствии это искусство передавалось четырьмя жреческями родами из храма Каскма9. Предполагают, что прообразом Касима-но тати послужили экзорщстские ритуалы хараи-тати, т.е. ритуалы очищения мечом, которые совершались в святилище Каскма.

Считалось, что ритуальные движения хараи-тати воспроизводят приемы фехтования, которые использовал Такэмикадзути, когда карал и умиротворял непослуншьтх земных богов. Начальным движением этого ритуала как раз и было извлечение меча из ножен.
В современной версии этого приема школы Касим син-рю меч вынимают из ножеiг горизонтально, наносят диагональный удар снизу вверх, справа налево; затем лезвие переворачивают и наносят диагональный удар сверху вниз, слева направо; медленно поднимают его по той же траектории, как в начале приема; делают медленный горизонтальный разрез приблизительно на уровне плеча слева направо и, наконец, вкладьивают в ножны. диагональные рубящие удары символизируют наказавме богом Такэмикадзути богов, совершивших проступки, а горизонтальное разрезающее движение их умиротворение и прощение. Интересно, что ритуал изгнания духов, проводимый в настоящее время в Касама, действительно очень похож на этот прием, хотя и выполняется гталочкой, обернутой бумагой.

Учение Катори Синто-рю и связанных с ней школ традиция определяет как "синбу" "божествешое воинское искусство"). "Сию", или "камю", означает, что оно передано богами, а "бу" фонетически ассоциирустся с исконньтм японским словом "мусубу" — "давать начало", "соединять", "творитьв, "порождать". Таким образом, "бу", кажущееся исключительно разрушительным началом, в синтоистской традиции предстает как активное конструктивное начало, значение которого состоит в умиротворении и утверждении гармоiмiи. Интересно, что в "Тэнсинсё-дэн Катори Синто-рю хэйхо" слово "хэйхо" — "стратегия" - записано знаками, означающими "(закон мира", где "хэй" означает "мирный, спокойный, равный, плоский". "Хэй", или "паю" по-китайски, используется, например, в таком слове, как "тайпию" — "великое равновесие", "великая гармония". Таким образом, слово "хэйхо" приобретает значение "Закон гармонии".

Мир не может быть установлен исключительно при помощи военной силы. Поэтому в самом цшроком значении, "буя оказывается связанным с земледелием и иными формам производства, а меч выступает как символ всех средств мирного созидания. Архетвгшчный пример использования смертоносного оружия в качестве средства созидания мы нахоIщм в известном мифе о сотворении Японии богами I4дзанаги и Идзанами с помощью копья. В тексте "Касима сия-рю мэнкё кайдн мокуроку’" ("Перечисление [знаний] уровня "мэвхё кайдзя" школы Касима сия-рюв) возникновение сиябу нагтрямую связано с этими двумя божествами.

Акт творения, согласно доктрине синто, возможен только благодаря особой, анимистической по характеру, жизненной силе, творящей энергии, которую древние японцы называли .хмусуби". Именно мусуби позволяет богам совершать чудеса. Мусуби имеет свойство оставаться в объектах после соприкосновения с ними богов, благодаря чему они становятся сивтай. С точки зрения концепции мусуби, основой

шаманских обрядов является стремление человека приобщиться к мусуби. Отсюда, акт общения основателя рю с богом следует рассматривать как акт получения заряда мусуби у бога-покровителя, функционально сходного с родовьтм божеством. Таким образом, подлинная сущность синбу есть приобщение к божественному мусуби, а сама школа воинского искусства превращается в сгусток мусуби.

Концепция синбу охватывает и этические идеи. Синбу — это Воплощение идеального воинского искусства, обладающего, с точки зрения традиции, чрезвычайной эффективностью но одновременно переступающего через столкновение на физическом уровне, поскольку идеалом синбу является победа без боя, т.е. умение подчинить противника, не прибегая к оружию. В "Тэнсинсё-дэн Катори Сивто-рю хэйхо" об этом говорится: "Побеждать, не вынимая меча из ножен, — вот на чем построена школа божественного меча"


© Портал-Credo.Ru, 2002-2021. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]