Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
03-09-2007 18:57
 
Николай Галгаускс. СУД ЛИНЧА В ЦЕРКВИ ЛЮБВИ. Оскандалившееся руководство ЛПЦ МП "лишило сана" одного из самых уважаемых клириков этой Церкви. За "слишком активную" миссию среди латышей

Протоиерей Ян Калныньш – клирик Латвийской Православной Церкви Московского патриархата (ЛПЦ МП) - извержен из сана решением Духовного суда ЛПЦ МП 27 июня 2007 года. Теперь пусть будет выслушана другая сторона - друзья священника, приговорённого к "высшей мере" церковного наказания.

Ян Калныньш родился 12 марта 1961 года. После средней школы он поступил на факультет лесоустройства Латвийской сельскохозяйственной академии, которую окончил в 1984 году. Первое рабочее место по специальности он получил в Шкиротавской тюрьме в качестве руководителя цеха деревообработки. В своей книге "Мой путь к Богу", которая в 2002 году вышла и в России (Священник Иоанн Калныньш. Мой путь к Богу. М., 2002, Одобрено Издательским Советом Русской Православной Церкви. ISBN–5–94625–040–X), отец Иоанн описывает свой духовный опыт, который и привёл его в православие. Многим молодым людям его опыт освобождения из джунглей эзотерики до сих пор служит свидетельством и вдохновением для обращения к чистому учению восточного, ортодоксального христианства.

Найдя выход из лабиринта собственных духовных исканий, Ян Калныньш в 1984 году приходит в православие, выбрав Ионна Богослова своим Небесным покровителем. Уже тогда он почувствовал в себе священническое призвание и стал готовиться к служению. Чтобы испытать правильность выбранного пути, Ян искал наставления у опытного слуги Божия, старца и архимандрита Иоанна (Крестьянкина). Архимандрит благословил его на служение, и 12 марта 1989 года (в день рождения Яна) митрополит Леонид рукоположил Яна Калныньша во священники. Теологическое образование новый священник получил в Московской Духовной семинарии.

Зная горячее желание о. Иоанна помочь православию стать более доступным и латышам, митрополит Леонид благословил нового священника на активную публичную деятельность, позволив ему представлять православие в светской прессе и в других средствах массовой информации. Но после кончины митрополита Леонида и по приходу к власти нового митрополита Александра (Кудряшова), вышеуказанные благословения были "аннулированы".

Крестом отца Иоанна было ещё одно обстоятельство его жизни. Его супругой стала женщина по имени Мария, которая, кроме того, что была слепа, также была и неизлечимо больна диабетом. Они обвенчались осенью 1988 года и все Богом подаренные годы супружества отец Иоанн терпеливо заботился не только о выполнении священнического долга, но и о физическом и духовном здоровье своей супруги.

Уже в первые годы служения отцу Иоанну доверили паству четырёх сельских латышских приходов, позже дополнительно и служение в Рижском Троицком кафедральном соборе. В этом соборе по субботам у отца Иоанна была возможность служить Божественную Литургию на родном языке. Отец Иоанн служил и вЗадвинском храме Св.Троицы, и в единственном рижском латышском приходе - в церкви Вознесения. Теперь уже долгие годы там служит прот.Нил, которого о.Иоанн в свое время присоединил к православию. Последние девять лет протоиерей Иоанн Калныньш служил в Рижском Троицко-Сергиевом женском монастыре.

Семейная жизнь отца Иоанна длилась всеголишьвосемь лет – его жена в тяжелых муках умерла в 1996 году. Так случилось, что именно в это же время ему запретили служить в сельских приходах и - на латышском языке - в Рижском Троицком кафедральном соборе. Причина этих запретовтолько одна – слишком большой акцент о.Иоанн в своем служении ставил на необходимости миссии именно в латышской среде. При советском устрое и традициях, бытующих в ЛПЦ МП, эти старания нового священника казались неприемлемыми, что и проявилось в последующем запрете на служение.

Во второй половине XIX века православие в Латвии переживало удивительный подъем. Десятки тысяч простых людей целыми сёлами переходили в православие – строили храмы, школы. Из среды этих людей вышел впоследствии единственный латыш, причисленный к лику святых, - погибший мученической смертью архиепископ Иоанн Рижский (Поммер).

О.Иоанн Калныньш был первым, кто обобщил материалы об архиепископе Иоанне (Поммере) и в 1993 году издалих в двух томах. Это событие повлекло за собою два добрых дела – 1) началась дискуссия о канонизации архиепископа Иоанна Рижского и 2) о.Иоанном Калныньшом было положено начало трудам по переводу и изданию православной литературы на латышском языке. В нем жила вера, что благословение почившего митрополита Леонида служить во благо православия в латышском народе не может быть отменено временными директивами или более "свежим" благословением.

На сегодня в свет вышло около 50 православных книг, переведённых на латышский язык – тексты отцов православной Церкви, жития святых подвижников и молитвословы. Эти книги читают христиане всех конфессий Латвии, их используют как учебный материал в лютеранских и католических духовных школах. Благодаря этим изданиям к православию пришло множество людей из латышской среды, и многие, не покидая своей традиционной конфессии, больше узнали о православии, стали лучше понимать глубину восточного христианства.

Первые книги вышли по благословлению митрополита (тогда архиепископа) Александра. Позднее, по-видимому, опасаясь православного "бума" в латышской среде и утери полного контроля над русскоязычной паствой, такого благословения больше не давалось. Тогда формальную процедуру издания взяли на себя православные миряне, помогая в этом по личной инициативе. Руководство ЛПЦ МП было крайне недовольно изданным о.Иоанном молитвословом, который вышел по благословению архиепископа Фиатирского и Британского Григория. В этот молитвослов впервые в истории православия в Латвии были включены молитвы утреннего и вечернего молитвенного правила, каноны для приготовления к Причастию, Акафист Иисусу Сладчайшему, молитвы святому Иоанну Рижскому и другие молитвы. До этого единственный молитвослов на латышском языке, содержавший чуть более десятка страниц, вышел в 30-х годах ХХ века. Поддержка изданию со стороны Константинопольского патриархата была вполне логична, т.к. молитвослова на латышском языке не было и у православных латышей в эмиграции, приходы которых канонически находились под опекой архиепископа Фиатирского и Британского Григория. После издания молитвослова на отца Иоанна обрушился шквал обвинений в неканоничности перевода молитв, были задействованы слухи о симпатиях о.Иоанна к Константинопольскому патриархату. И чем больше книг издавал о.Иоанн, тем труднее становилось его положение. За свою "дерзость" переводить и издавать православные книги на латышском языке, запрет на служение о.Иоанну пришлось пережить как минимум уже трижды.

18 ноября 1998 года ранним сумеречным утром на дорогу перед машиной, которой управлял о.Иоанн, выбежала 86-летняя женщина. В происшедшей аварии женщина погибла. Следствие доказало, что на момент аварии женщина была помешанной и юридически о. Иоанну обвинение не было выдвинуто. Несмотря на это, по 5-му правилу Святителя Григория, епископа Нисского, на служение о.Иоанну был наложен запрет. Если судить строго по канонам, то запрет был логичен, и о.Иоанн, смирившись, готовился свою жизнь посвятить только переводу и изданию книг. Но вскоре митрополит Александр запрет на служение снял.

Более того, в 2006 году митрополит Александр возводит отца Иоанна в сан протоиерея. До сих пор нас смущают эти два реверанса в сторону того, кому в течение долгого времени со стороны руководства ЛПЦ МП в вину вменялось "диссидентство".

Когда были опубликованы факты незаконной реализации руководством ЛПЦ МП церковной недвижимости, а также факты этического содержания, о.Иоанн решил опубликовать свои собранные материалы, посвященные этой теме и теме истории православия в Латвии. Так в свет вышла последняя книга о.Иоанна "Комментарий истории". Несмотря на полученный сан протоиерея, о.Иоанн решил не отступаться от тяжелым опытом приобретенных убеждений и не побоялся публично выразить свое мнение о положении вещей в ЛПЦ МП.

Хотя книга может быть трактована по-разному, в защиту её содержания выступают как профессиональные историки, так и православные, прошедшие "через огонь и воду", и не только из среды латышей.

Понятно, что подобный шаг со стороны отца Иоанна оказался тестом на любвь к ближнему в системе ЛПЦ МП. Конечно, мы ожидали ответного хода против "автора-бунтаря". Были возможны два варианта реакции священноначалия: 1) приглашение на отеческий разговор к митрополиту, где наконец-то были бы обсуждены те претензии, которые на протяжении почти двух десятков лет оставались очагами всех недоразумений, или 2) канонически грамотно сформулированный запрет на служение, причины длякоторого подобраны из книги о.Иоанна, "порочащей честь и достоинство" ЛПЦ МП.

Оба варианты были бы понятны, хотя последний был бы труден для аргументации со стороны ЛПЦ МП, т.к. упомянутые в книге факты могли бы быть защищены как со стороны историков, так и знатоков из системы внутренних дел. Соответственно, бороться за опровержение высказываний из книги было бы рискованно, т.к. это могло только излишне привлечь внимание Бог знает к какой правде.

Последовал примитивный и доведённый до профанации канонического достоинства ЛПЦ МП ход событий – неожиданный визит трёх протоиереев и одного иеромонаха в дом матери о.Иоанна в воскресный вечер, 1 июля, и вручение ему "сюрприза" в виде "Выписки" из Решения Духовного суда ЛПЦ МП об извержении из сана прот.Иоанна Капниньша.

"Выписка" из решения Духовного суда ЛПЦ МП

"Духовный суд ЛПЦ на своём заседании 27 июня 2007 года рассматривая дело протоиерея Иоанна Калныньша, констатировал, что нарушены:
1. Канонические законы Апостольских правил Святой Православной церкви № 39 и 79; 2-е Правило Вселенского Собора; 5-е правило Святителя Григория епископа Нисского и другие правила;
2. Протоиерей Иоанн Калныньш систематически нарушает тайну исповеди, разглашая информацию третьим лицам.
3. Систематическое нарушение священнической клятвы.
В наказание за перечисленные нарушения Духовный суд ЛПЦ решил исключить протоиерея Иоанна Калныньша из рядов клириков ЛПЦ и лишить его духовного сана, и тем самым причислить его к ряду мирян".

Высшая мера наказания, чем для священника является подобный вердикт, о.Иоанну был преподнесен, как расправа – без суда и следствия. Ни одного приглашения на процесс, ни одного осязаемого доказательства вины, ни одного имени обвинителя, ни свидетельских показаний, и без права на защиту. Эти внешние признаки судопроизводства подобны ку-клукс-клановскомусуду.

Судя по документам, судебное заседание произошло 27 июня сего года. Ещё 30 июня отец Иоанн должен был служить на вечернем богослужении, но заболев, он в тот вечер остался дома и по телефону договорился с секретаршей монастыря о том, что впоследствии заменит священника, который будет служить вместо него. Если бы не болезнь, то создалась бы ситуация, когда священник, вот уже как три дня лишенный духовного сана, продолжает Богослужение в монастыре. Не было бы логичнее в этом деле приостоновить служение священника, который обвиняется по столь тяжким нарушениям, уже в начале расследования?

Абсурдность случившегося заставила о.Иоанна тщательно изучить инкриминированные ему обвинения в нарушении упомянутых канонов и правил, чтобы составить кассационную жалобу Патриарху Алексию II, Синоду и ряду руководящих его членов.19 июля кассационная жалоба заказным письмом класса А была выслана одиннадцати адресатам – членам Синода. На данный момент пришли два уведомления о получении письма – из Белорусского и Украинского экзархатов.

Какова будет судьба этих писем? Какова будет судьба латвийского протоиерея отца Иоанна, который по совести служил православию 19 лет? Связавшись с секретарём Духовного суда ЛПЦ МП о. Николаем Тихомировым и спросив у него, не требуется ли для подобного решения суда резолюция Патриарха, о чём говорится во "Временном положении" о духовном суде РПЦ МП (решению о лишении сана необходимо „утверждение Патриарха Московского и всея Руси"), отец Иоанн получил претенциозный и неожиданный ответ: "Это абсолютно неверно. В таких делах вмешательство Патриарха абсолютно не нужно. В принципе, если рассматривать каноническую структуру, каждая епархия является самостоятельной Церковью, не говоря уже о том, что наши уставы выше, чем уставы епархии. Всё происходит на месте и никогда не было вмешательства Патриарха, никогда! В особенности у нас, так как наша Церковь самостоятельна в церковно-административных вопросах. А это как раз и есть церковно-административных вопрос (!?). Поэтому здесь резолюции Патриарха не может быть. Даже если ему бы её подали, он бы всё равно бы её не принял. <...> Московский патриархат утвердил Латвийский Томос и уставы, поэтому многие решения, которые относятся к Российскому патриархату и даже к зарубежным епархиям, к нашей Церкви не относятся. Относятся только частично, да и то, только тогда, когда мы их утвердили".

"Временное положение о церковном судопроизводстве" принято на Архиерейском Соборе РПЦ МП 2004 г. и подписано в числе всех архиереев и митрополитом Александром. ЛПЦ МП признаёт этот документ, который подтверждает, что суд ЛПЦ МП, входящей составной частью в РПЦ МП, является обыкновенным епархиальным судом и обязан исходить в своих действиях из общих правил, установленных "Временным положением".

Если прот. Тихомиров этого не знает, его компетентность не соответствует занимаемому положению секретаря Духовного суда. Кроме нарушения "Временного положения", "Выписка" нарушает Апостольские и Вселенские каноны.

Протоиерею Иоанну Калныньшу до сих пор неизвестно:
1.Когда и где совершено правонарушение;
2.В чём состояло событие преступления, за которое он осуждён;
3.Какой состав преступления установлен судом;
4.Кем и на каком основании возбуждено дело;
5.В чём заключается его конкретная вина;
6.Какие факты и свидетели подтверждают его виновность.

Согласитесь, что суд, не ответивший на эти вопросы, нельзя назвать Духовным судом, но следует назвать судом Линча.

Заканчивая это свидетельство, в котором мы попытались поделиться нашим человеческим мнением, а стало быть, мнением людей ошибающихся и грешных, мы все-таки дерзаем отметить, что происшедшее свидетельствует о том, как жестокой гимнастикой лагерного послушания, не беря во внимание ни жизнь конкретного человека, ни его уверенность в своём призвании, искусственно создаётся образ "бунтаря" и "диссидента", и култивируется искушение "малого стада" избранных в среде простых и немощных православных людей, уважающих свою батюшку.

Если кто-то по своему маловерию и даст повод слухам, что пора "накрыться" омоформ более греющего материала – то провокацию на такую измену надобно искать не в "одержимости" о.Иоанна, но в системе руководства ЛПЦ МП. Что бы ни говорил митрополит, каких бы оправданий ни нашли бы себе члены судебной комиссии, "адвокатами" о.Иоанна всегда останутся около 50 книг, переведённых им на латышский язык, и те людьи, которые, благодаря этим книгам и их издателю, узнали о православии и навсегда его полюбили. Эти люди выбрали православие не Антиохийской, Константинопольской или Александрийской, а именно славянской традиции. Традиции, которая всё своё величие и красоту, спустя почти два тысячелетия, снова засвидетельствовала кровью новомучеников, пострадавших от коммунистического террора.

Ах, да. "Александрийской", хотя бы в виде метафоры, более подходит называться сегодняшней ЛПЦ МП. Подходит не только из-за "гиперканоничных" амбиций, поставляющих свою автономность выше "автономности" Патриарха, но и за слаженную тактику и произвол "тройки", состоящей из трех Александров - Митрополита Рижского и всея Латвии, епископа Даугавпилского и секретаря Синода.

P.S. На следующий день после получения "Выписки" Духовного суда, 2 июля сего года, прозвучал телефонный звонок в доме матери отца Иоанна:
Здесь ли живёт писатель Ян Калныньш?
Он не писатель. Он священник и издатель. А кого вам надо?
Он умер.
Думаю, вы не правы.

От имени друзей о. Иоанна


© Портал-Credo.Ru, 2002-2021. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]