Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
22-07-2002 11:59
 
ОСОБЕННОСТИ НАЦИОНАЛЬНОЙ ЭЗОТЕРИКИ: История третья. Первая лекция

ПЕРВАЯ ЛЕКЦИЯ
(начало)

Если Вы еще не читали предыдущих историй данного цикла, то обязательно прочтите "Предуведомление", историю первую "Рождественский маг" и историю вторую "Золотой пантакль".

Следующий день "три серьёзные мага из Москвы" провели в хлопотах. Больше всех досталось, как ни странно, Насте: маг Олежек запряг её в качестве швеи. Дело в том, что у него были некоторые сложности с магическим гардеробом: в частности, лопнул шов на мантии и порвалась цепочка, на которую он собирался подвесить пантакль. Цепочкой он занялся сам: работа была тонкая. Шить он тоже умел, но брезговал этим немужским и немагическим занятием. В результате нежная Настя, не очень-то приспособленная к хозяйственным занятиям, исколола себе пальчики, пытаясь заделать прореху в мантии.

Я, кстати, никогда в жизни не видел мантий, хотя слово слышал. То, что продемонстрировал Олежек, больше всего походило на плащ-безрукавку, к тому же без пуговиц. Мантия была чёрной, с подкладкой цвета советского знамени. Однако, должен признать: когда Олежек надел эту штуку на себя и принял соответствующую позу, это выглядело довольно-таки эффектно. Золотая блямба на груди тоже добавляла шику.

Что касается нас с Пашей, то мы тоже не сидели без дела. Я готовился к началу лекций, то есть судорожно выписывал в тетрадочку какие-то глупости из книжки "Мистерии древности и христианство". Паша же (собиравшийся читать лекции по йоге, что было темой куда более выигрышной), пыхтя, пытался сесть в позу лотоса, чему очень мешали толстые ноги.

Наконец, мантия была готова. Олежек покрасовался перед зеркалом, подул губу насчёт того, что "нитки видно", и исчез в неизвестном направлении.

- Красавчик хоть куда, - съехидничала Настя, дуя на указательный палец.

- Как ты думаешь, - обеспокоенно спросил меня Паша, - они что-нибудь поймут?

Я догадался, что речь идёт о неведомых слушателях.

- А, не знаю, - я постарался сделать беспечный вид, хотя сам уже раз двести задавался этим вопросом, - ну, что-нибудь поймут, наверное...

- Лохи мы, - грустно констатировала Настя. – Настоящий крутой не спрашивает, поймут, не поймут. Ни хрена они не поймут, это ясно. Нас должно интересовать, придут ли они в следующий раз...

- Настоящего крутого даже это не интересует, - съязвил я. – Где твоя воля мага?

- Волю мага ты будешь завтра проявлять, - отрезала Настя. – Вот тогда и посмотрим.

Олежек вернулся только под утро. Вид у него был одухотворённый и несчастный, как и у всякого молодого и красивого юноши, перебравшего плохой водки. Впрочем, действовал он решительно: сразу пошёл на кухню, достал заветную, закусил салом, после чего доплёлся до своего ложа, где и проспал до четырёх часов дня.

Отдых пошёл ему на пользу. Выяснив, что до начала действа осталось всего три часа (первая лекция была назначена на семь вечера), он развил бешеную активность: накрутил по телефону Толика, который тут же и примчался на машине. С Толиком они уединились на кухне. Минут через десять Олежек позвал меня. Я уже знал, зачем я им понадобился: за истекший промежуток времени маг успел выяснить, что из всей нашей компании в употреблении горячительных напитков был замечен только я. Паша был приверженцем здорового образа жизни. А Настя, хотя и не отказывалась от рюмочки ликёрчика, в обществе Олежека пить отказывалась категорически, и у неё были на это причины: в поезде Олежек пытался подействовать на неё не только волей мага, но и рябиновой настойкой на коньяке, явно рассчитывая на податливость захмелевшей женщины... Короче, оставался я.

Пить перед лекцией мне, впрочем, тоже не очень-то хотелось. Тем не менее, отвертеться от приглашения не вышло: Олежек и Толя уже успели разлить водку. В качестве закуски имелась миска с солёными огурцами и кабанье сало из охотохозяйства.

Я выпил водки, после чего поделился с Олежеком своими сомнениями в успехе лекции.

- Слышь, ты чего-то не понял, мне кажется, - ответил Олежек, жуя огурец. – Ты хоть что им там почитай. Главное – воля мага. У тебя есть воля мага?

Я пожал плечами.

- Вот то-то. Интеллигент ты, Вадик. А нужно как? Нужно брать напором, нахрапом... да ты давай, пей, водка хорошая...

Я выпил. Водка и в самом деле была ничего, а кабанье сало оказалось просто великолепным.

- Ты главное выйди. И посмотри на них так... ну, сам знаешь... Если боишься, я в тебя волью энергию, - туманно пообещал маг Олежек. – Ты их всех... в общем, сообразишь. Главное – ты говори, говори, а потом само пойдёт. Давай, пей.

Потом я нашёл в себе смелость поинтересоваться, почему это Толя так лихо принимает участие, если он за рулём.

- Да меня тут знают, - ухмыльнулся Толя, показав железные зубы. – Менты до меня добрые. А водить я могу в любом состоянии. В крайнем случае Олежек что-нибудь наколдует...

Я вспомнил, что он и в самом деле верует в магические способности своего "учителя", и мне стало слегка неуютно. Правда, движение на рождественских улицах не бог весть какое – но всё же... Чтобы снять напряжение, я налил себе ещё.

Когда мы прикатили на место, уже темнело. Я, впрочем, чувствовал себя неплохо: водка таки сделала своё дело. Голову, правда, слегка вело, да и язык начал заплетаться – но покамест всё было в пределах нормы.

Здание, перед которым Толя притормозил, по виду не сильно отличалось от остальных. Каково же было моё удивление, когда, попав внутрь, я понял, что нахожусь в церковном помещении – правда, слегка переделанном. Сначала я было подумал, что Объеденные Силы Магии и Криминала каким-то образом арендовали храм Божий, но Олежек, деликатно поддерживая меня за локоток, успокоил меня на сей счёт, сказав, что это местный Дом Культуры.

Впоследствии я узнал печальную историю этого здания. Когда-то здесь и в самом деле была церковь: до революции Рождественск славился изобилием церковок и церквушек. После известных событий 1917 года, когда новая власть начала бороться с религиозным дурманом, преизбыточествующие храмовые помещения были реквизированы и переданы Советской власти, которая начала распоряжаться ими по-своему, по рабоче-крестьянски. В данной церквушке, например, сначала устроили продовольственный склад (хорошо хоть, не отделение губчека), а потом (видимо, когда продовольствие кончилось) отдали его под культурные надобности. В семидесятые-восьмидесятые здесь уже был ДК. Соответственно, в помещении были кресла, сцена, и всякие осветительные приспособления. Правда, они не работали – о чём маг Олежек впоследствии ещё не раз пожалел: ему очень хотелось появиться на сцене этак... ну, чтобы рубиновый луч прожектора как бы выхватил его из темноты...

Но это всё было потом. Покамест я, отупев от водки, соображал, что же мне делать, зал потихоньку наполнялся народом.

О деталях своей рекламной компании Олежек нам рассказывал. Если отбросить понты, то он банальнейшим образом расклеил по городу объявления, а главное – дал их в местную газетёнку. Содержание сводилось к тому, что некоммерческое предприятие "Чёрный Тарот" обучает магии, и гарантирует адептам "чёрное и белое посвящение". Цены благоразумно не указывались. "Это важный психологический момент", - впоследствии говорил Олежек, - "не надо сразу о деньгах, они этого не любят". Имелись в виду искатели магической мудрости.

Народ, надо сказать, собрался весьма пёстрый. Явно шизанутых маргиналов столичного разлива я среди них не углядел. Зато в изобилии наличествовали бабоньки средних лет со следами неуспешной личной жизни на лице, какие-то угрюмые некузявые мужчинки, несколько молодых лиц... На заднем ряду, как в кинотеатре, пристроилась парочка влюблённых: он и она, влитые друг в друга (буквально так: он помещался во всех её углублениях и наоборот – этакое "двое в плоть едину", так что я старался в тут сторону не смотреть). В углу мрачно ёрзала какая-то бабуся в чёрном платке. Я тогда ещё не знал, сколько горя она принесёт с собой, но инстинктивно чувствовал недоброе.

За моей спиной маг Олежек сделал какие-то пассы, после чего объявил:

- Ну, всё. Я в тебя энергию влил. Сейчас тебе станет совсем хреново, поэтому я пока объявление сделаю. А потом начинай. Ты, главное, помни – неважно что говорить. Ты давай волю мага! Ну вот как я сейчас...

Он решительно запахнул мантию и двинул на сцену.

Надо сказать, эффектное появление ему удалось, так что он даже сорвал аплодисменты. Впрочем, это он тут же прекратил, начав свою речь словами:

- Прошу (это слово он произнёс тем тоном, которым говорят "требую") тишины. Вообще, шлёпать в ладоши будете в театре. У нас – магическая школа, а не бордель.

Воцарилась тишина. Маг Олежек стоял на сцене – высокий, стройный, весь в чёрном. Золотой пантакль на груди посверкивал честным зубным золотом.

В этот момент я, наконец, осознал с небывалой ясностью, зачем Олег затеял всё это безобразие. Не знаю, верил ли он в свои магические способности, не знаю даже, хотел ли он таким способом срубить лёгких денег – но вот чего он точно хотел, так это покрасоваться перед публикой.

Прояснённым от водки взором я воззрился на публику, и столь же несомненно просёк, что желание это обоюдное. Никто из собравшихся (ну, или почти никто) не рассчитывал на самом деле научиться "магии". Усталые советские люди, они точно знали, что никакого бога нет, что чудес не бывает, что жизнь прошла в ожидании колбасы, которую так и не завезли, что бытие пусто, тускло, и бессмысленно. Но им очень хотелось посмотреть на человека, который хотя бы попытается навеять им какой-нибудь сон золотой. И готовы были даже немножечко заплатить за это.

- Я представляю здесь магическую линию своих предков, восходящую к моему магическому первопредку Белоргу. Этот великий маг жил в девятом веке...

Аудитория внимала; даже влюблённые на заднем ряду расцепились.

- Я открываю не просто школу магии, - продолжал Олежек, шпаря как по-писаному, - а крупный эзотерический центр. Маги нашей линии впервые решили выйти в мир с нашим учением...

Дальше он понёс что-то несусветное о силах Света и Тьмы и их единстве, красиво помавая руками. Подкладка мантии багровала, золото сверкало, пипл хавал.

- А теперь начнём занятия. У нас мало времени, - эти слова он произнёс, понизив голос, - а знание стоит дорого. Поэтому вы будете предельно внимательны, повторяю – предельно внимательны. Каждое слово, которое вы услышите, драгоценно, и должно усваиваться сердцем, а не умом... Записывать можно, - добавил он нормальный голосом, - но никаких чтоб магнитофонов. Во-первых (тут в его голос вернулся пафос) вы всё равно ничего не запишете. Здесь присутствуют магические силы, которые не любят плёнки. Так что вместо голоса на ленте может оказаться... всё что угодно, - развёл он руками. – Знаете, был случай из моей магической практики. Одна женщина пришла ко мне за помощью и принесла с собой маленький магнитофончик, записать заклинания... Я, конечно, всё видел, но мне самому было интересно... - он обезоруживающе улыбнулся, - ну, я тогда многого не знал о магии. Короче говоря, она дома прослушала... и услышала адские голоса. Потом я её еле спас. Больше я на себя такой ответственности не возьму. Поэтому, если кто принёс магнитофоны...

Толик уже шёл вдоль рядов, пристально глядя на публику. Кое-кто в задних рядах начал расстёгивать портфели и что-то быстро туда убирать. Толик углядел, однако, у одной невзрачной тётки маленький кассетник, и отобрал его, со словами "после лекции вернём". Тётка зыркнула со злобой, но промолчала. Зато окружающие зашумели, волнуясь от тёткиной несознательности.

К этому моменту я уже занял место на сцене, и успел прокашляться, привлекая внимание аудитории. Весь мандраж куда-то ушёл, уступив место тоскливому пониманию того, зачем я здесь нужен.

В племенном животноводстве существует такой приём. Перед тем, как пустить кобылу под племенного производителя, её дают обнюхать малоценному жеребцу-"пробнику".Бедняга нужен, чтобы своими заигрываниями распалить кобылку до потребной кондиции, - после чего его оттаскивают, а вместо него пускают элитного зверя, которому остаётся "только залезть". Та же техника используется в шоу-бизнесе: обычно перед выходом эстрадной звезды выступает какая-нибудь малораскрученная группа для "разогрева публики". При этом товарищам попроще совсем не обязательно, более того – нежелательно, "показывать высокий класс". Их дело – завести собравшихся, вогнать в нужное состояние, разохотить, распалить. Чтобы потом какая-нибудь "пугачёва" или "макаревич" не тратили драгоценного времени и сил на возбуждение пипла, а поимели бы всех, быстренько так.

В данном случае "на разогреве" стоял я.

Не помню уже, что я там говорил. К тому моменту водка таки прорвала последнюю плёночку в мозгу и привольно там разлилась. Связность речи, правда, не пострадала – зато содержание расплылось. Кажется, я перескакивал с Платона на тайны друидов, зачем-то приплёл египетские пирамиды, и закончил всё на полуслове, потому что почувствовал (вот она, мистика!), что маг Олежек уже бьёт копытом.

Но со своей задачей я справился. Публика дошла до кондиции: все были достаточно заинтересованы, и хотели большего.

Наконец, я сошёл со сцены и уступил место магу.

Второе явление Олежека превосходило первое. Казалось, что и мантия на нём чернее, и золотая блямба светит ярче, и морда лица одухотворённее. Он явно собирался поиметь всех первым же словом.

И у него, наверное, это получилось бы очень лихо. Он даже открыл рот... но тут, как чёртик из табакерки, со своего углового стульчика поднялась давешняя бабуся в чёрном платке.

- У меня вопрос вот к предыдущему молодому человеку, - проскрипела она, тыча в меня пальцем (я в этот момент трусцой пересекал зал). – Вы пока подождите, я вопрос задам...

После чего она преспокойно повернулась к нам задом, и, сгорбившись, стала копаться у себя в какой-то старушечьей кошёлочке, бормоча под нос что-то вроде "ну где же она" и "старая я дура".

Наконец, бабка выпростала откуда-то огромную редьку, и торжественно помахала ей в воздухе.

Мы онемели.

Вадим Шимонаев специально для Портал-Credo.Ru


© Портал-Credo.Ru, 2002-2021. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]