Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
20-02-2006 19:35
 
О национализации прекрасного. Мысли по поводу IX Генеральной Ассамблеи ВСЦ

Еще рано подводить окончательные итоги IX Генеральной Ассамблеи Всемирного Совета Церквей (ВСЦ), продолжающейся в курортном бразильском городе Порту-Алегри, но о некоторых аспектах работы на ней представительной депутации РПЦ МП можно поговорить и сейчас. Тут чем раньше, тем лучше.

Напомню, что РПЦ МП вступила во Всемирный Совет Церквей в 1961 году. Если отвлечься от чисто религиозных аспектов этого акта (взгляды на которые будут, естественно, зависеть от отношения к экуменизму и от характера религиозного восприятия советской власти), то в чисто политическом плане этот проект митрополита Ленинградского Никодима (Ротова) был исключительно успешным. Самой РПЦ МП это принесло, в первую очередь, сохранение иерархии и духовных школ, которые Хрущев всерьез собрался было уничтожить, а потом и тот уровень стабильного и обеспеченного существования, который был достигнут при Брежневе, когда епископат и администрация РПЦ МП уверенно вернула себе статус номенклатуры обкома КПСС. Для советской власти РПЦ МП преподнесла тогда, в 1961 году, неожиданный подарок, который она с годами ценила всё больше и больше. ВСЦ оказался необыкновенно эффективной площадкой для просоветской пропаганды.

"Звездный час" был достигнут, пожалуй, в 1983 году на Генеральной Ассамблее ВСЦ в Ванкувере, когда представительной советской делегации во главе с нынешним митрополитом Кириллом (Гундяевым) удалось блокировать резолюцию, осуждающую советскую агрессию в Афганистане, и обеспечить нейтралитет очень широких кругов религиозно ориентированной западной общественности по отношению к этой спорной стороне внешнеполитической деятельности Советского Союза.

Тут можно было сказать, что 20 лет опыта международной работы РПЦ МП в экуменических организациях не прошли даром и увенчались, наконец, успехом совершенно выдающегося уровня.

Само собой разумеется, что в постсоветское время сменились декорации вокруг РПЦ МП, изменилась внутренне и она сама. В 1990-е ее сотрудничество с ВСЦ переживало кризис, так что на предыдущей Генеральной Ассамблее в Хараре (1999 г.) делегация РПЦ МП была символической. Вопрос о выходе РПЦ МП из ВСЦ тогда всерьез обсуждался.

Прошло семь лет, и мы видим, что РПЦ МП полностью решила свои внутренние проблемы, связанные с участием в ВСЦ, а также, благодаря умелому маневрированию между неправославными членами ВСЦ и другими Церквами "мирового православия", обеспечила себе независимое и весьма почетное положение внутри этой организации. Представительность делегации РПЦ МП на нынешней Генеральной Ассамблее является следствием этой удачной дипломатической работы последних лет и, в свою очередь, послужит для дальнейшего укрепления позиций РПЦ МП на международной арене.

Поскольку дипломатические протоколы ВСЦ имеют религиозную специфику, не вполне понятную для наблюдателя, привыкшего к политике и дипломатии светской, тут имеет смысл дать несколько пояснений относительно ритуалов.

Главным ритуалом любой религиозной ассамблеи является совместная молитва. Существующий в апостольских правилах запрет на такие молитвы для православных христиан традиционно был и остается главным камнем преткновения при всех дискуссиях относительно допустимости участия православных в межконфессиональных организациях. Константинопольский (Вселенский) патриархат — главный конкурент Московской патриархии на международной арене — традиционно держится экуменических позиций, сознательно отказываясь от исполнения апостольских правил как "устаревших". В советское время РПЦ МП держалась такой же позиции, так как какие бы то ни было чисто религиозные конфронтации как внутри православного мира, так и внутри ВСЦ, были ей не по зубам: ведь в спину ей дышало советское государство, которому надо было всегда демонстрировать свою "успешность", а не "проблемность".

В постсоветское время ситуация изменилась. Внутри России РПЦ МП получила свободу, а конфронтация с Константинополем все равно уже обострилась до крайней степени вследствие появления между двумя патриархатами "спорных территорий", на которые РПЦ МП могла беспрепятственно простирать свою юрисдикцию только под крылом у правительства СССР. Результатом и оказался кризис участия РПЦ МП и вовлеченных в ее внешнеполитическую орбиту поместных Церквей "мирового православия" (в основном, славянских и Грузинской) в работе ВСЦ, достигший максимума около 1999 года.

Теперь этот кризис разрешен так, что РПЦ МП удалось навязать свое видение работы в ВСЦ как неправославным членам этой организации, так и остальной части "мирового православия".

Это особенно четко сформулировано на языке религиозных ритуалов.

Так, совместная молитва всех делегаций состоялась, но с двумя особенностями. Во-первых, ее чин был переработан под контролем представителя Константинопольского патриархата таким образом, чтобы исключить всякие намеки на совместную евхаристию. Напомню, что в 1983 году в Ванкувере служилась совместно, с участием нынешнего митрополита Кирилла, так называемая "Лимская литургия", включавшая даже какую-то молитву над хлебом, да и на последующих Генеральных Ассамблеях ВСЦ совершались ритуалы, подобные церковному богослужению. На сей же раз ограничились просто молитвой. Этот результат нельзя рассматривать как какую-нибудь "победу консервативных сил", так как религиозная консервативность имеет к нему меньше всего отношения. Реально это просто победа РПЦ МП и ее Церквей-сателлитов, чье давление на протестантскую часть ВСЦ и на Константинопольский патриархат с его Церквами-сателлитами оказалось относительно успешным.

Кроме того, делегация РПЦ МП демонстративно отказалась от участия в совместной молитве, несмотря даже на все "смягчение" ее формы. Этот необыкновенно удачный ход оказался, вдобавок, оттенен жалким положением официальной Болгарской Православной Церкви, которая под воздействием внутренних нестроений на волне кризиса конца 90-х годов покинула ВСЦ, но оказалась теперь в фарватере Константинополя (в фарватере Константинополя оказываются все официальные православные Церкви тех государств, правительства которых выбирают прозападный и, особенно, проамериканский курс). Поэтому, несмотря на статус наблюдателя, а не члена, ее делегация участвует в Ассамблее, а положение сателлита Константинополя заставило ее принять участие в совместной молитве.

Воздержание делегации РПЦ МП от участия в совместной молитве необходимо оценивать не только как чрезвычайно выгодный ход для внутрицерковной пропаганды, то есть для решения ею своих внутренних проблем. Здесь гораздо важнее сторона внешнеполитическая.

Таким отношением к главному религиозному ритуалу экуменического движения РПЦ МП заявила о себе как о третьей и, как минимум, равновеликой силе внутри ВСЦ, отдельной от Константинополя. Тем самым завершился начатый в 90-е годы процесс "переформатирования" ВСЦ из форума, на котором официально присутствовали две силы (протестанты и православные, за спинами которых совершенно терялись маленькие Церкви восточных монофизитов), а вся внутренняя борьба между Москвой и Константинополем оставалась исключительно подковерной, - в форум нового типа, в котором участвуют три стороны: консолидированные протестанты, Константинополь и Москва. Остальные Церкви-участницы, православные и монофизитские, распределяются между константинопольской и московской командами.

Итак, уже сейчас можно сказать, что, с точки зрения собственных корпоративных интересов РПЦ МП, нынешняя Генеральная Ассамблея ВСЦ для нее чрезвычайно успешна. Это зрелый плод едва ли не десятилетия плотной и последовательной дипломатической работы. Дипломатические и политические навыки советских времен РПЦ МП не только не растрачены, но и преумножены.

Читатель, может быть, уже устал ждать, когда, наконец, в эту бочку меда, в которую превратился мой комментарий, я волью положенную ложку дегтя. Но на сей раз ложки дегтя не будет. Я вижу только прекрасный результат, заслуженный многолетним и квалифицированным трудом.

Внешнеполитическая деятельность РПЦ МП — это сокровище России как государства (если оно, конечно, существует за пределами Кремлевской корпорации). Но это такое сокровище, которым российское государство совершенно перестало пользоваться.

Глядя на уверенность нынешних позиций РПЦ МП внутри ВСЦ и, в то же время, на актуальность для Ассамблеи разных тем, связанных с исламом и исламским экстремизмом, можно только горько упрекнуть внешнеполитическое ведомство РФ, что оно не дало РПЦ МП никакого задания в области принятия конкретных резолюций. А ведь у России сейчас очень много политических проблем, где ей важно заручиться поддержкой международного общественного мнения и где эта поддержка может в немалой степени быть достигнута через религиозные организации. Тут и Чечня, и ядерная проблема Ирана, и проблема ближневосточного урегулирования…

Российская внешняя политика имеет сильный пропагандистский ресурс, который она, в отличие от своей советской предшественницы, не понимает, как использовать. Прежнего Совета по делам религий уже нет, а нового Министерства вероисповеданий, которое бы могло профессионально работать с таким ресурсом, пока что не создано.

Внешнеполитическая деятельность РПЦ МП, как и всё по-настоящему ценное в государственных масштабах, не может оставаться ничьей. Фактически тут альтернатива одна: или она будет собственностью государственной, то есть вестись в интересах государства, для определения которых существует государственная власть, либо она будет собственностью олигархической, и у государства будут с ней те же проблемы, что и с крупным бизнесом.

Игумен Григорий,
для "Портала-Credo.Ru"


© Портал-Credo.Ru, 2002-2021. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]