Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
09-10-2006 19:40
 
Наведение мостов. "По просьбе местного мусульманского населения", в Ливан направлен вооруженный отряд из Чечни

Совет Федерации Федерального Собрания РФ на внеочередном заседании 3 октября поддержал решение Путина об отправке в Ливан отдельного мостострительного батальона. И теперь государственные телеканалы едва ли ни ежедневно информируют своих зрителей о "боевых буднях" этого воинского подразделения. Перед российским отрядом поставлена конкретная задача - восстановление мостов, уничтоженных в ходе недавних военных действий между "Хизбаллой" и Израилем. По согласованию с министерством обороны Ливана российским военным строителям предстоит восстановить шесть мостов, общей протяженностью несколько сот метров.

Однако посланный в Ливан российский контингент состоит не только из военных строителей. В качестве боевого охранения им приданы 54 бойца чеченских (кадыровских) батальонов "Восток" и "Запад" из состава 42-й дивизии министерства обороны РФ, дислоцированной в Чечне. По словам российского министра обороны, у чеченских бойцов имеется богатый боевой опыт, который может быть "хорошо и эффективно использован при несении охраны основных сил нашего батальона". Однако если это и правда, то, очевидно, далеко не вся.

Российским солдатам в Южном Ливане, слава Богу, ничего серьезного не угрожает. Поэтому с обеспечением внешней охраны вполне могла бы справиться и ливанская армия. Если же российское руководство было не готово доверить жизнь своих строителей чужой армии, то в современной России есть достаточно "русских" частей, имеющих не меньший боевой опыт, нежели кадыровцы. Поэтому не вызывает сомнений, что решение послать в Ливан именно чеченцев вызвано не только военными соображениями.

Собственно, не скрывают этого и сами военные. Как заявил в телеинтервью один из находящихся в Ливане офицеров, "мусульманский отряд" был направлен в Ливан "по просьбе местного мусульманского населения".

Это заявление заслуживает, на наш взгляд, отдельного комментария. Ибо население Ливана в целом, и Южного Ливана в частности, состоит далеко не только из мусульман. Более того, до начала гражданской войны мусульмане были в Ливане пусть сильным и влиятельным, но все-таки меньшинством, ключевые же позиции занимала христианская община. Однако за последние десятилетия ситуация изменилась радикально. В ходе гражданкой войны тысячи христиан были убиты, десятки тысяч – вынуждены покинуть страну (сегодня в одной только Бразилии живет больше ливанцев-христиан, чем в Ливане). В результате христиане утратили былое влияние и оказались в положении меньшинства.

Начиная с XVIII века, Россия традиционно позиционировала себя в качестве защитника интересов христиан, проживающих под властью ислама. Поэтому теоретически можно было бы ожидать, что Россия попытается использовать свое присутствие в Ливане для того, чтобы помочь местным единоверцам упрочить свое положение. Однако политический прагматизм взял верх над религиозно-историческим сентиментализмом. Как свидетельствует отправка чеченского контингента, в своей нынешней ливанской политике российское руководство однозначно будет ориентироваться на господствующее мусульманское большинство.

Нельзя также исключить, что от чеченских бойцов в Ливане ожидается содействие в решении некоторых внутренних проблем. Как мы знаем, у чеченских сепаратистов, с которыми Россия воюет с середины девяностых, довольно быстро появился сильный и опасный союзник в лице различных исламских организаций. Причем прочеченским симпатиям исламистов во многом содействовала политика режима Аслана Масхадова, объявившего Чечню "государством шариата". Разумеется, подобная политика лишь в очень малой степени была связана с религиозными убеждениями бывшего советского полковника. Для Масхадова шариат был, прежде всего, оружием, с помощью которого он (тщетно) пытался сломить власть местных клановых обычаев – адат. В позапрошлом веке схожую политику пытался проводить легендарный Шамиль – с теми же целями и почти с теми же результатами.

Благодаря чеченской и исламской пропаганде многие мусульмане считают чеченскую войну, прежде всего, джихадом, и лишь потом – борьбой за национальную независимость. Возможно, российское руководство надеется, что появление на Ближнем Востоке мусульманского батальона, воюющего под российским флагом, заставит хотя бы некоторых мусульман пересмотреть эту точку зрения.

Постоянное присутствие чеченских бойцов в телеэфире должно так же оказать определенное воздействие на еще одну целевую аудиторию – российских граждан, исповедующих ислам. Как и следовало ожидать, во время последней ливанской войны подавляющее большинство российских мусульман заняло гораздо более антиизраильскую позицию, нежели официальное российское руководство (в частности, репортажи российского государственного телевидения были гораздо более взвешенными и объективными, нежели сообщения ряда европейских телекомпаний, откровенно работавших против Израиля). Сам вид мусульманских солдат из России, отправленных помогать "нашим мусульманским братьям", должен способствовать росту доверия российских мусульман к нынешнему руководству страны. С учетом того, что скоро россиянам предстоит выбирать сначала Думу, а затем и президента, подобные настроения могут оказаться далеко не лишними.

Тем более, что поводов для недовольства у российских мусульман в последнее время накопилось немало. Нередко у них возникает ощущение, что в нынешней России они являются гражданами второго сорта. Антиисламские настроения в российском обществе неуклонно возрастают, причем власти не делают практически ничего, чтобы хоть как-то переломить эту тенденцию. Кроме того, немало опасений высказывается в связи с превращением "Основ православной культуры" (ОПК) в обязательный предмет, который предстоит изучать российским школьникам вне зависимости от их религиозных убеждений. Как заявил Мансур Шакиров, заместитель председателя Совета муфтиев России, "Россия – это страна светская… изучение только православия ущемляет конституционные права представителей других конфессий".

В подобной ситуации репортажи о мусульманской части под российским флагом могут убить сразу двух зайцев. "Христианскую" публику они должны убедить, что мусульманин – не обязательно враг России, а мусульманскую - что правительство ценит своих граждан-мусульман и не собирается покушаться на их религиозные права. Несомненно, российское руководство о подобных настроениях знает. Поэтому не случайно практически в каждом сюжете подчеркивается, что чеченским солдатам предоставляется время для молитвы, что в свободное время они могут изучать Коран и т.д.

Удастся ли руководству России получить от присутствия чеченских солдат в Ливане те пропагандистские дивиденды, на которые оно рассчитывает? Ответ на этот вопрос сможет дать лишь время. Однако как бы то ни было, сериал о чеченских солдатах в Ливане обещает стать весьма многосерийным.

Евгений Левин,
для "Портала–Credo.Ru


© Портал-Credo.Ru, 2002-2021. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]