Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Лев Регельсон. Трагедия Русской Церкви. Часть II. Даты и документы. Хронология. 1930 год.


1930

дек. 1929/2 янв. 1930

2-е письмо митр. Сергия митр. Кириллу:

"...Не ограничивает моих полномочий и то обстоятельство, получил я их не непосредственно от Св. Патриарха, а от Местоблюстителя... Смысл единоличного Заместительства в том и состоит, что патриаршая власть всегда остается в Церкви налицо во всем её объеме, хотя бы она в данных руках была лишь на очень короткое время и хотя бы до этих рук она. дошла через много промежуточных ступеней.

...Вы опасаетесь, как бы при неограниченности прав Заместителя у нашей Церкви не оказалось двух глав. В 1922 году, при жизни Св. Патриарха, митрополит Агафангел вступил в управление Церковью в качестве его Заместителя, однако тогда никто не думал о двух главах: все понимали, что при невозможности для Святейшего управлять Церковью, кто-то должен это взять на себя. Кстати, тогда никого не смущало и поминовение имени Заместителя наряду с именем Патриарха. Настоящее же наше положение вполне аналогично тогдашнему...

По Вашим словам, меня Синод ограничивает до такой степени, что из учредителя я превращаюсь в синодального уполномоченного; при Патриархе же будто бы были только советники, но не было соправителей. Однако буква соборного Положения... не подтверждает таких... представлений. Правда, п. 20 предоставляет Патриарху право, в случае нужды, делать распоряжения даже в отмену синодальных решений. Но эта прерогатива Патриарха, данная ему для случаев чрезвычайных, отнюдь не превращает Синод в ничто при обычном течении дел... Члены Синода и участвуют не только в обсуждении как советники, но и в постановлении, как соправители, и, подписав постановление, несут за него, вместе с Патриархом, каждый свою долю ответственности. Так было при членах, выбранных на Соборе, так было и потом, например, в 1924 году. Было бы неожиданным делать отсюда вывод, что Патриарх превращался в синодального уполномоченного. Но еще менее оснований называть так меня, когда полномочия Синода зависят от моих и с прекращением их прекращаются...

"...Главным мотивом отделения служит наша декларация. В ней наши противники, сами не отрицающие обязательности для каждого христианина гражданской верности (например, епископ Виктор Островидов), не совсем последовательно увидели заявление не таких же, как и они, земных людей, граждан СССР, а заявление самой Церкви, как благодатного учреждения. Отсюда крики о подчинении Церкви государству, Царства Божия — царству мира, и даже Самого Христа — велиару. Упразднением Синода таких фанатиков не примирить: они требуют, чтобы мы возвратились к узконациональному пониманию христианства, когда идея Вселенской Церкви подменилась идеей Православно-русского государства.

Нет ничего неожиданного в том, что среди оппозиции стоят, по Вашим словам, люди, проявившие много усердия по борьбе с обновленчеством. Это говорит только о том, что многие восставали и против обновленчества не потому, что это было церковное бесчиние, а больше потому, что оно "признало Советскую власть". Недаром и теперь кое-кто спрашивает, какая же разница у нас с обновленцами, если мы "за Советскую власть".

Ваше отмежевание от некоторых крайних выражений оппозиции нисколько не исправляет Вашего канонического положения. Если, как я указывал в прошлом письме, наша оппозиция уже сорганизовалась в отдельное общество и "поставила свой алтарь", то не имеет существенного значения, все ли заблуждения этого общества Вы разделяете, или некоторые, важно, что ради общения с ним, Вы готовы расторгнуть общение с нами.

...По поводу моих ссылок на правила Антиох. 2 и Апост. 8, Вы советуете мне "не злоупотреблять буквой канонических норм". По Вашим словам, "на основании канонического буквализма" обновленцы в 1923 году "осудили" Святейшего Патриарха не только на лишение сана, но и монашества". До сих пор мы думали, что обновленчество и состоит в отказе от руководства канонами и, в частности, осуждение Святейшего рассматривали как самое яркое и наглое нарушение и смысла и буквы канонов...

...Вы хотите считать наши отношения как бы частным делом, которое других не касается... не может быть частным делом евхаристический разрыв старейшего митрополита и первого кандидата в Местоблюстители с правящим Заместителем. Вы можете сколько угодно писать о необязательности для мирян разрывать общение с нами. Но если Вы порываете, то каждый мирянин может задаться вопросом — не должен ли и он порвать. В результате великий церковный соблазн и разделение, а достаточно оснований для него по канонам не имеется".

Письмо кончается назначением крайнего срока, 2/15 февраля 1930 г., для выражения митр. Кириллом канонического послушания и отказа от общения с раскольниками, с этого срока вступает в силу предание митр. Кирилла суду Собора архиереев, увольнение его от управления Казанской епархией, допущение сослужения с митр. Кириллом только при условии поминовения им Православного архиерея.

1. ЧС-1
2. ЧС-2
3. Снынев

2/15 февр.

Вступление в силу постановления митр. Сергия относительно митр. Кирилла.

2-е письмо
митр. Сергия

20 янв./2 февр.

Послание Папы Пия XI с призывом к верующим всего мира о молитве за гонимую Русскую Церковь.

"...Мы испытываем глубочайшее волнение при мысли об ужасных и святотатственных преступлениях, которые умножаются и усиливаются с каждым днем и которые направлены как против Господа Бога, так и против душ многочисленного населения России, дорогого нашему сердцу, хотя бы уже из-за величия его страданий...

...Рост такого зверства и безбожия, поощряемый государственной властью, требует всеобщего и торжественного возмещения и ответа...

...Ввиду этого, Мы, стремясь сами возможно лучшим образом совершать искупительный акт за все эти надругательства и кощунства, а также для того, чтобы призвать к этому всех верующих всего мира, постановили отправиться в день Св. Иосифа, 19 марта сего года, в нашу базилику Св. Петра и совершить на гробе Первоверховного апостола св. Литургию, для умилостивления и искупления стольких преступных оскорблений, нанесенных Сердцу Христову, для моления о спасении стольких душ, подвергнутых тяжелому испытанию, и об облегчении участи любимого нами русского народа, дабы кончилась, наконец, эта великая мука и народы и отдельные люди вернулись возможно скорее во единое стадо Единого Спасителя и Освободителя Господа нашего Иисуса Христа. Испросив у Его Святейшего Сердца прощение и милость для жертвы и для самих палачей, мы будем молить Святую и Непорочную Деву Марию, Матерь Божию, Её пречистого обручника Св. Иосифа, покровителя вселенской церкви, св. покровителей России, св. Ангелов, св. Иоанна Крестителя, св. Николая Чудотворца, св. Василия Великого, св. Иоанна Златоуста, святых Кирилла и Мефодия, а также и всех святых, в особенности же св. Терезу Младенца Иисуса, которой мы особо препоручили попечение об этих душах...

Уверенные в том, что Божественное Провидение, в час им предназначенный, подготовит и даст соответствующие средства для восстановления из нравственных и материальных развалин этих огромных пространств, составляющих шестую часть суши, мы будем продолжать со всей силой души эти молитвы об восстановлении и умилостивлении, которые, веруем Мы, привлекут Божественное милосердие к русскому народу..."

Китеж, 1930,
№ 1, стр. 1-5

2/15 февр.

Интервью представителей советской печати с митр. Сергием, подписанное также митр. Серафимом Тверским, арх. Алексием (Симанским), арх. Филиппом (Гумилевским), еп. Питиримом (Крыловым). Отрицание факта гонений на Церковь в СССР.

По поводу обращения Папы Римского в защиту гонимой Русской Церкви:

"...Мы считаем излишним и ненужным это выступление папы Римского, в котором мы, Православные, совершенно не нуждаемся. Мы сами можем защищать нашу Православную Церковь. У папы есть давнишняя мечта окатоличить нашу Церковь, которая, будучи всегда твердой в своих отношениях к католицизму, как к ложному учению, никогда не сможет связать себя с ним какими бы то ни было отношениями".

По поводу выступления Архиепископа Кентерберийского:

"...Оно грешит той же неправдой насчет якобы преследований в СССР религиозных убеждений, как и выступление Римского папы... пахнет подталкиванием паствы на новую интервенцию, от которой так много пострадала Россия".

1. Известия,
46, 1930
2. Беднота,
№ 39, 1930

Начало года

Данные о закрытии храмов к концу 1929 — началу 1930 г.

"Труд", Ростов, 1929, декабрь:

В Москве до революции — 675 церквей, в 1926 — 287.

В России закрыто молитвенных домов:

в 1927 — 134; в 1928 — 542; в том числе 445 церквей, 59 синагог и 38 мечетей; до августа 1923 — 572; в том числе 540 церквей, 63 синагоги и 18 мечетей, в течение 1929 — всего 1000 молитвенных домов.

"Известия", 1929, 22 марта: в 1928 закрыты 345 церквей приходских и 88 монастырских.

По Украине: за пять лет, до окт. 1929, закрыто 364 молитв. дома (в среднем по 6 в месяц); с октября 1929 по февраль 1930 — 202 (в среднем по 50 в месяц).

Январь 1930: снятие колоколов в Тамбове, Нежине, Чернигове. Запрещен колокольный звон в Москве, Ярославле, Пскове (по сов. газетам: Известия 1930, 30 янв.; Безбожник, 1930, № 5 и др.).

Путь, 1930,
№ 23, стр. 70-78

5/18 февр.

Интервью иностранных корреспондентов с митр. Сергием, подписанное им одним. Содержание аналогичное.

Сообщены данные о состоянии патриаршей Церкви: приходов около 30.000, священников значительно больше (1-3 на приход), 163 епископа, "находящихся в каноническом подчинении Патриархии, не считая епископов, пребывающих на покое и находящихся в молитвенном общении с Патриархией".

За границей: в Зап. Европе — митр. Евлогий, в Литве — митр. Елевферий, в Японии — арх. Сергий (Тихомиров), в Китае — еп. Нестор (Анисимов).

Митр. Евлогий по поводу "интервью" митр. Сергия.

"...Оказывается, что текст большевики дали митрополиту Сергию за неделю до интервью, а потом держали его в изоляции. Перед ним встала дилемма: сказать журналистам, что гонение на Церковь есть, — это значит, что ВСЕ тихоновские епископы будут арестованы, т. е. вся церковная организация погибнет; сказать "гонения нет" — себя обречь на позор лжеца... Митрополит Сергий избрал второе. Его упрекали в недостатке веры в несокрушимость Церкви. Ложью Церковь все равно не спасти. Но что было бы, если бы Русская Церковь осталась без епископов, священников, без таинств, — этого и не представить... Во всяком случае, не нам, сидящим в безопасности, за пределами досягаемости, судить митрополита Сергия..." (Евлогий, стр. 621).

Известия,
№ 49. 1930

6/19 февр.

Памятная записка митр. Сергия о нуждах Православной патриаршей Церкви в СССР для тов. Смидовича.

ЧС-1

8/21 февр.

Арест еп. Козловского Алексия (Буй).

Польский,
т. 2, стр. 16

Начало 1930 г.

Уход (под влиянием бесед с митр. Кириллом) Амфилохия (Скворцова), еп. Енисейского и Красноярского, в таежные леса, где он основал свой скит.

Снычев

Начало 1930 г.

Отделение от митр. Сергия еп. Ижевского Синезия (Зарубина).

Снычев

1930 год

Арест еп. Нарвского Сергия (Дружинина), возглавляющего иосифлянскую оппозицию.

Снычев

Начало года

Моление за Русскую Церковь.

Митр. Евлогий: "В начале поста 1930 г. архиепископ Кентерберийский пригласил меня в Лондон на однодневное моление о страждущей Русской Церкви. Я решил ехать. За нас будет молиться вся Англия, а я останусь в Париже безучастным свидетелем единодушного сочувствия всех Церквей к страждущей нашей Церкви? Невозможно! Моя совесть повелительно требовала моего участия в этих молитвах; так же, несомненно, была настроена и моя паства.

Я провел в Англии с неделю. Давно я не испытывал такого светлого чувства братской христианской любви между Церквами, какое испытал в эти незабываемые дни, когда вся церковная, верующая Англия коленопреклоненно молилась о прекращении тяжких страданий нашей Русской Православной Церкви... Политических целей я никаких в Англии не преследовал и с политическими речами нигде не выступал. Всюду, где мне приходилось говорить речи, я лишь благодарил за сочувствие, просил и впредь поддерживать нашу страдалицу Мать-Церковь своими молитвами. И вот, эти выступления и послужили поводом к строгому запросу из Москвы от митрополита Сергия: на каком основании вы позволили себе разъезжать по Англии, призывая к протесту против СССР? Тут же было высказано требование свою поездку осудить и дать обязательство такого рода выступления более не повторять... Горько мне было читать эти несправедливые упреки, продиктованные внушениями советской власти, и я резко ответил митрополиту Сергию, что моление в Англии имело не политический, а религиозный характер: это был протест религиозной и вообще человеческой совести против страшных гонений на Церковь в советской России; доказательством тому — договор английского правительства с СССР, заключенный как раз во время моего пребывания в Англии".

Оценка А. В. Карташевым молитвенного движения против коммунизма ("Китеж", 1930, № 1,стр.16).

"Мы ждем от европейцев и христиан гордой брезгливости к кровавым чудовищам, позорящим XX век христианской цивилизации.

И какое счастье и какая радость, что призывы к моральной изоляции мировых московских преступников исходят из среды христианских исповеданий. Лицемерная корыстная тактика безрелигиозных политиков должна быть изобличена носителями заветов Евангелия. Христиане чрезмерно деликатно уступили влияние на мировое общественное мнение лаически настроенным профессиональным политикам. И они довели до мировой опасности бесчеловечного коммунизма.

Довольно этой ложной христианской скромности. Высоко и властно поднимем над близоруким материализмом знамя Богочеловека, знамя Господа нашего Иисуса Христа, и мировой голос христианской совести да сокрушит иерихонские стены коммунистической бастилии".

митр. Евлогий,
стр. 621-622

13/26 февр.

Письмо митр. Петра из зимовья Хэ митр. Сергию, как сообщается в письме, — в дополнение к ранее направленному письму (видимо, недошедшему до адресата?).

"...Я постоянно думаю о том, чтобы Вы являлись прибежищем для всех истинно-верующих людей. Признаюсь, что из всех огорчительных известий, какие мне приходилось получать, самыми огорчительными были сообщения о том, что множество верующих остаются за стенами храмов, в которых возносится Ваше имя. Исполнен я душевной боли и о возникающих раздорах вокруг Вашего управления и других печальных явлениях. Может быть эти сообщения пристрастны, может быть я достаточно не знаком с характером и стремлениями лиц, пишущих мне. Но известия о духовном смятении идут из разных мест и главным образом от клириков и мирян, оказывающих на меня сильное давление.

На мой взгляд, ввиду чрезвычайных условий жизни Церкви, когда нормальные правила управления подвергаются всяким колебаниям, необходимо поставить церковную жизнь на тот путь, на котором она стояла в первое Ваше заместительство. Вот и благоволите вернуться к той, всеми уважаемой Вашей деятельности. Я, конечно, далек от мысли, что Вы решитесь вообще отказаться от исполнения возложенного на Вас послушания — это послужило бы не для блага Церкви. Повторяю, что очень скорблю, что Вы не писали мне и не посвятили в свои намерения. Раз поступают письма от других, то несомненно дошло бы и Ваше. Пишу Вам откровенно, как самому близкому мне Архипастырю, которому многим обязан в прошлом и от святительской руки которого принял постриг и благодать священства..."

ЧС-1

24 мая/4 июня

Запрещение в священнослужении, наложениое на еп. Ижевского Синезия (Зарубина) за разрыв канонического общения с митр. Сергием.

ЖМП, № 4, 1931

28 мая/10 июня

Постановление митр. Сергия и сергианского синода об увольнении митр. Евлогия от должности Управляющего русскими церквами в Зап. Европе за организацию молений в защиту Русской Церкви. Временное назначение на этот пост арх. быв. Белостокского Владимира (Тихоницкого).

ЖМП, № 2, 1931

8/21 июля

Письмо митр. Евлогия митр. Сергию с отказом подчиниться увольнению и с сообщением о разрыве административно-канонических отношений с Патриархией.

ЖМП, № 2, 1931

15/28 окт.

Письмо митр. Сергия митр. Евлогию.

"...Свой административный разрыв с Патриархией Ваше Высокопреосвященство хотите обосновать на указе Св. Патриарха от ноября 1920 года. Но указ этот предусматривает, так сказать, физическую невозможность сношений с Церковным центром, у нас же с Вами, по Вашему собственному признанию, скорее только взаимное непонимание". (Церковным Центром является митр. Петр, с которым действительно нет физической возможности сношений, в силу чего вступает в силу указ 1920 года, по крайней мере, в отношении вопросов принципиального характера, не входящих в компентенцию заместителя — Л. Р.).

"...Вы успокаиваете себя (по примеру Карловацкой группы) тем, что порывая с теперешним Московским Церковным центром, Вы будто бы не порываете с Русской Церковью. Увы, это теперь уже избитая "лесть" (самообман) всех, не желающих подчиниться неугодному им распоряжению Патриархии, и; в то же время, не имеющих смелости открыто учинить раскол (п. ч. они сознают отсутствие достаточных оснований)... Отказав в подчинении Заместителю, Вы окажетесь ослушником и Местоблюстителя и потому напрасно будете прикрываться возношением имени последнего, по примеру других раскольников". (Митр. Сергий упорно загоняет всех в альтернативу — или безоговорочное подчинение ему, или раскол. Между тем, альтернатива ложна — Л. Р.).

ЖМП, № 2, 1931

26 ноября/9 дек.

Письмо митр. Евлогия с подтверждением своего разрыва с митр. Сергием.

11/24 дек.

Упразднение митр. Сергием и сергианским Синодом Епархиального управления в Париже, запрещение митр. Евлогию и единомысленным с ним епископам совершать рукоположения, угроза запрещения в священнослужении, подчинение приходов Зап. Европы митр. Литовскому Елевферию.

1930 год

Встречи прот. М. Польского в ссылке с "непоминающим" арх. Серафимом (Звездинским) и другими "непоминающими".

"...В 1930 г., перед своим уходом за границу, автор снесся с архиепископом Серафимом (Звездинским), который в глухой деревне совершал ночные службы, и верные люди, приезжая даже из дальнейших мест, попадали к нему не с улицы, а через пустыри и задворки. Близкую знакомую автора напутствовал и хоронил в том же году также бывший соловчанин, горячо выразивший свой протест лично митр. Сергию, священник о. Алексей Шишкин, скрывавшийся и переходивший с места на место. Сам автор после оставления ссылки на нелегальном положении путешествовал по России и имел предложение от друзей быть стекольщиком или печником и с такой профессией посещать дома верующих".


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования