Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Лев Регельсон. Трагедия Русской Церкви. Часть II. Даты и документы. Хронология. 1927 год.


1927

19 дек. 1926/1 янв. 1927

Митр. Петр в Пермской тюрьме узнает подлинные факты о церковных событиях истекшего года.

1. ЧС-2
2. Дейбнер

19 дек. 1926/1 янв. 1927

Послание митр. Петра из Перми с изложением основных событий, связанных с ВВЦС и митр. Агафангелом, с подтверждением своего местоблюстительства.

/. ЧС-1
2.
УС-2
3. Сб. док.

20 дек. 1926/2 янв. 1927

Арест еп. Ковровского Афанасия (Сахарова) "по делу группы архиереев, возглавляемой митр. Сергием" (имеется в виду, несомненно, дело о тайном избрании митр. Кирилла — Л. Р.).

"Даты и этапы..."

8/21 янв.

Свидание и беседа в Свердловской тюрьме митр. Петра с арх. Григорием (Яцковским). Митр. Петр сообщает о своем разрыве с ВВЦС и просит подчиниться его и митр. Сергия решению.

Письмо митр. Петра
от 1 января 1927
(приписка митр. Петра)

После 8/21 января

Митр. Петр передает на волю свое послание от 1 января 1927 г.

1. ЧС-2
2. Дейбнер

13/26 янв.

Архиерейский Собор (Синод) в Карловцах.

Запрещение митр. Евлогия в священнослужении и разрыв с ним молитвенного общения.

Оценка митр. Евлогия: "Этим актом "карловчане" углубили наше разобщение до крайнего предела. Намерение было ясно — они хотели своим запрещением сокрушить меня, рассчитывая на смутность церковного сознания, на неустойчивость моей паствы, на старую дореволюционную привычку видеть в Синоде высшую церковную инстанцию и считать его постановления для себя обязательными. Но расчет оказался неверный. Моя паства каким-то безошибочным чутьем правды разобралась в сложном церковном положении..."

1. митр. Евлогий, стр. 615
2. Китеж, 1927,
8-12, стр. 56

Январь

"Обращение к духовенству и приходам" митр. Евлогия по поводу его запрещения "карловчанами".

"...Собравшиеся в Карловцах Преосвященные не вняли многократным моим просьбам не изменять существовавшего положения и тем сохранить мир церковный, не пожалели они душ русских людей, которые в тяжком изгнании страждут от нашего разделения, не пощадили они и церковного достояния, облегчив своим заявлением о моем устранении домогательства врагов церкви на наши храмы как раз тогда, когда я веду с ними решительную борьбу.

Пред лицом этих печальных обстоятельств призываю к твердости и спокойствию духа вверенное мне духовенство и паству — в сознании правильности избранного нами направления церковной жизни, в полном согласии со священными канонами и с волей в Бозе почившего Святейшего Патриарха Тихона.

Исходящие же от заграничного Архиерейского Синода запрещения и другие меры по отношению ко мне, к моему духовенству и пастве не имеют никакой канонической силы, ибо Собор и заграничный Архиерейский Синод в нынешнем их составе не являются моею канонической властью и посему не могут вмешиваться в дела моей епархии и не могут вязать и решать духовную совесть вверенной мне паствы.

Отныне наша Западно-Европейская Митрополия становится на путь самостоятельного, независимого от заграничного Архиерейского Синода, существования, — так же, как независимо от него живут Американская Русская Православная Церковь с митрополитом Платоном во главе и со всеми его епископами, Латвийская Церковь с Архиепископом Иоанном, Литовская с Архиепископом Елевферием и другие..."

митр. Евлогий, стр. 616

1927

Обмен посланиями между митр. Евлогием и Вселенским Патриархом Василием III, высказавшим неодобрение действий Карловацкого Синода:

"...Мы отнюдь не затрудняемся решительно объявить, что, как всякая другая деятельность, так и вынесенное против Вас запрещение со стороны так называемого Архиерейского Синода за границей — являются деяниями канонически беззаконными и никакой посему церковной силы не имеющими, ибо и самое существо этого самозванного собрания в качестве органа управления канонически несообразно и о необходимости роспуска его и прекращения суетливой и вредной деятельности его не раз уже были даны от власти указания и распоряжения..."

Митр. Евлогий отмечает, что к Вселенскому Патриарху присоединились Патриарх Александрийский, Глава Элладской Церкви, Архиепископы Литовский, Латвийский и Финляндский.

митр. Евлогий, стр. 617

1/17 февр.

Вариант датировки письма митр. Петра от 1 января 1927 (возможно, день передачи письма на свободу) с указанием места "Тобольск".

Сб. док.

Февраль

Прибытие митр. Петра в Тобольскую тюрьму.

Дейбнер

Начало марта

Митр. Петр направлен из Тобольской тюрьмы на поселение в село Абалацкое на берегу Иртыша в 50 верстах выше Тобольска.

/. ЧС-2
2. Дейбнер

Март

Вызов арх. Серафима (Самойловича) Угличского в Москву и трехдневное задержание его в ГПУ. Предложение Тучкова принять условия легализации, на что арх. Серафим ответил отказом ввиду отсутствия права решать принципиальные вопросы без находящихся в заключении старших иерархов.

/. ЧС-2
2. Дейбнер

Без даты

Предложение Тучкова митр. Кириллу принять возглавление Церкви.

"...Перед тем, как митр. Сергий стал заместителем Местоблюстителя, его роль Тучков предлагал... митрополитам Агафангелу и Кириллу... Когда Тучков вызвал митр. Кирилла, последний давал согласие на занятие этой должности, но не принял предложенных условий. "Если нам нужно будет удалить какого-нибудь архиерея, — сказал Тучков, — вы должны будете нам помочь". "Если он будет виновен в каком-либо церковном преступлении, да. В противном случае я скажу: брат, я ничего не имею против тебя, но власти требуют тебя удалить и я вынужден это сделать". "Нет, не так. Вы должны сделать вид, что делаете это сами и найти соответствующее обвинение!" Владыка Кирилл, конечно, отказался. Говорят, он ответил: "Евгений Алекс., Вы не пушка, а я не бомба, которой вы хотите взорвать изнутри Русскую Церковь!"

"Крестный Путь...",
Вестник РСХД,
1973, № 107, стр. 180

19 дек. — 17 апр./2 янв. — 30 апр.

Пребывание еп. Афанасия (Сахарова) во внутренней тюрьме ГПУ. Пять дней в одиночке с митр. Сергием (23-28 апреля). Три года Соловецких лагерей за принадлежность к группе архиереев, "возглавляемых митр. Сергием" (арх. Корнилий, арх. Григорий, арх. Афанасий). "Одновременно разъехались в разные ссылки еще 40 архиереев".

1. "Даты и этапы",
Вестник РСХД, 1966,
№ 81, стр. 15
"Крестный путь...",
Вестник РСХД, 1973,
№ 107, стр. 184

7/20 марта

Освобождение из заключения митр. Сергия.

Дейбнер

17/30 марта

Вариант даты освобождения митр. Сергия.

Шишкин, стр. 302

19 марта/ 1 апр.

Данные о местах заключения 117 епископов Русской Церкви на 1 апреля 1927 г. Опубликованы в заметке Русского Национального Комитета в Париже 29 июля 1927 г. за подписями: Карташова, Бурцева, Федорова, Ковалевского и Струве. (В нашем распоряжении этого списка нет — Л. Р.).

"Китеж", 1929,
№ 1-3, стр. 17

28-30 апр./11-13 мая

Передача митр. Сергию дел по временному управлению Церковью арх. Серафимом.

Шишкин, стр. 302

29 марта/ 11 апр.

Пасхальное приветствие Патриарха Иерусалимского Дамиана обновленческому Синоду.

Тульск. Еп. Вед.,
1927, № 6

9/22 апр.

Освобождение из заключения еп. Павлина (Крошечкина). Тревога среди епископата по этому поводу.

Дейбнер

27 апр./ 10 мая

Ходатайство митр. Сергия о разрешении ему на управление церковью.

Шишкин, стр. 302

28 — 30 апр./11 — 13 мая

Послание 14 епископов ВВС (в т. ч. по поводу митр. Петра: "его нет и не было у кормила церковного").

Снычев

5/18 мая

Совещание митр. Сергия с выбранными им епископами. Участники совещания:

митр. Тверской Серафим (Александров)

арх. Вологодский Сильвестр (Братановский)

арх. Хутынский Алексий (Симанский)

арх. Костромской Севастиан (Вести)

арх. Звенигородский Филипп (Гумилевский)

арх. Сумский Константин (Дьяков)

"участие которых в работах Синода мне (т. е. митр. Сергию — Л. Р.) представлялось возможным и полезным".

Образование из них Синода при зам. Патр. Местоблюстителя, полномочия которого "проистекают из моих (митр. Сергия — Л. Р.) и вместе с ними падают".

В члены Синода приглашен митр. Сергием также митр. Арсений Новгородский, хотя ответа на предложение он еще не прислал.

О реакции церковных кругов Дейбнер пишет:

"...Факт освобождения митр. Сергия (Страгородского) в тот момент, когда репрессии против Церкви по всей России всё возрастали, когда участие его в деле о выборах митр. Кирилла (Смирнова), за каковое целый ряд епископов поплатились ссылкою, было несомненно, сразу же возбудил тревогу, которая усилилась, когда 9/22 апреля 1927 г. был освобожден и еп. Павлин (Крошечкин) и когда 25 апр./8 мая в Москве неожиданно созван был Синод. Стало несомненным, что между митр. Сергием (Страгородским), во время его тюремного заключения, и советским правительством, т. е. ГПУ, состоялось какое-то соглашение, которое поставило и его самого, и близких ему епископов в совершенно исключительное положение по сравнению с другими. Митр. Сергий (Страгородский) получил право жить в Москве, каковым правом он не пользовался даже до ареста.

Когда же стали известны имена епископов, призванных в Синод, то в капитуляции митр. Сергия (Страгородского) перед советской властью не осталось больше никаких сомнений. В Синод вошли: арх. Сильвестр (Братановский) — бывший обновленец, арх. Алексий (Симанский) — бывший обновленец, назначенный на Петроградскую кафедру от Живой Церкви после казни митр. Вениамина (Казанского), арх. Филипп (Гумилевский) — бывший беглопоповец, т. е. переходивший из Православной Церкви в секту беглопоповцев, митр. Серафим (Александров) Тверской, человек, о связях которого с ГПУ знала вся Россия и которому никто не верил".

Примечание составителя: Митр. Новгородский Арсений (Стадницкий) ответа на приглашение не прислал, хотя и был упомянут в справке НКВД первым среди членов Синода, и в сергианском синоде не участвовал.

Однако в редакционной статье А. С. Воскресенского в ЖМП, № 11-12, 1932, посвященной пятилетнему юбилею Синода, митр. Арсений упоминается как первый из членов Синода. И поныне бытует мнение, что митр. Арсений был активным деятелем сергианства.

В мемуарах Н. Ф. Фиолетовой ("История одной жизни", Самиздат) приводятся следующие сведения: "Митр. Арсений был сослан в Ташкент за оппозицию митр. Сергию. По этому вопросу, главным образом, и шла у него беседа с Н. Н. (Фиолетовым — Л. Р.), встречавшимся с ним еще в бытность свою на Соборе... В бытность свою в Ташкенте он был в упадочном настроении, считал положение Церкви крайне тяжелым, и когда, кажется, В. М. (Комаровский — Л. Р.) в разговоре заметил, что "врата адовы не одолеют Ей", он с горечью ответил: "Уже одолели". Во время встречи двух владык в нашем доме — опального митр. Арсения и правящего митр. Никандра разговор также все время вертелся о положении Церкви, об отношении к митр. Сергию и его точке зрения на текущий момент и церковную политику. Видимо, эта встреча дала повод к обвинению Н. Н. в том, что он, якобы, являлся негласным консультантом по церковным делам при правящем митрополите. На следствии ему пришлось выяснить различие между официальной точкой зрения, защищавшейся митр. Никандром, и оппозицией, в которой был владыка Арсений. По возвращении из тюрьмы он довел до сведения обоих митрополитов о своем показании у следователя. Митр. Арсений был несколько недоволен, но уже после нашего отъезда он написал примирительное письмо к митр. Сергию, был принят последним в общение и после смерти митр. Никандра назначен им на Ташкентскую кафедру".

1. ЧС-1, указ 14/27 мая
2. Шишкин, стр. 303
3. ЖМП, 1932, № 11-12
4. ЧС-2

7/20 мая

Справка АО НКВД о разрешении деятельности Синода при митр. Сергии "впредь до утверждения".

РСФСР
Народный Комиссариат
Внутренних Дел
Центр. Админ. Управление
Административный
Отдел
Москва, Ильинка 21/01
Тел. 4-09-60
Москва, 7/20 мая 1927 г.
№ 22-4503-62
Гр-ну Страгородскому Ивану Николаевичу,
Москва, Сокольники, ул. Короленко, д. 3/5

СПРАВКА

Заявление и. д. "Местоблюстителя Московского Патриаршего Престола", митрополита Нижегородского Сергия, гр. Страгородского и список организовавшегося при нем Временного, так называемого "Патриаршего Священного Синода", в составе: митрополита Арсения (Стадницкого), митрополита Тверского Серафима (Александрова), архиепископа Вологодского Сильвестра (Братановского), архиепископа Хутынского Алексия (Симанского), арх. Костромского Севастиана (Вести), арх. Звенигородского Филиппа (Гумилевского), епископа Сумского Константина (Дьякова) в Административном Отделе ЦАУ НКВД получены и приняты к сведению.

Препятствий к деятельности этого органа впредь до утверждения его не встречается.

Начальник Административного отдела (подпись) Реэстрант А. Я. Соловьев (подпись)

Печать.

/. ЧС-1
2. ЧС-2
3. Шишкин стр. 303

14/27 мая?

Указ митр. Сергия и "временного при нем Патриаршего Священного Синода" с уведомлением епархиальных архиереев о необходимости подать заявление в местные органы власти о регистрации епарх. архиереев с состоящими при них епарх. советами ("каковые образовать временно путем приглашения указанных Преосвященным лиц") с ссылкой на постановление АО НКВД от 7/20 мая.

ЧС-1

Май

"К Правительству СССР". Обращение православных епископов из Соловецких островов. ("Соловецкое послание").

"Несмотря на основной закон Советской конституции, обеспечивающий верующим полную свободу совести, религиозных объединений и проповеди, Православная Российская Церковь до сих пор испытывает весьма существенные стеснения в своей деятельности и религиозной жизни. Она не получает разрешения открыть правильно действующие органы центрального и епархиального управления; не может перевести свою деятельность в ее исторический центр — Москву; её епископы или вовсе не допускаются в свои епархии, или, допущенные туда, бывают вынуждены отказываться от исполнения самых существенных обязанностей своего служения — проповеди в церкви, посещения общин, признающих их духовный авторитет, иногда даже посвящения. Местоблюститель Патриаршего Престола и около половины Православных епископов томятся в тюрьмах, в ссылке или на принудительных работах. Не отрицая действительности фактов, правительственные органы объясняют их политическими причинами, обвиняя Православный епископат и клир в контрреволюционной деятельности и тайных замыслах, направленных к свержению Советской власти и восстановлению старого порядка. Уже много раз Православная Церковь, сначала в лице покойного Патриарха Тихона, а потом в лице его заместителей, пыталась в официальных обращениях к Правительству рассеять окутывавшую ее атмосферу недоверия.

Их безуспешность и искреннее желание положить конец прискорбным недоразумениям между Церковью и Советской властью, тяжелым для Церкви и напрасно осложняющим для государства выполнение его задач, побуждает руководящий орган Православной Церкви еще раз с совершенной справедливостью изложить перед Правительством принципы, определяющие её отношение к государству.

Подписавшие настоящее заявление отдают себе полный отчет в том, насколько затруднительно установление взаимных благожелательных отношений между Церковью и государством в условиях текущей действительности, и не считают возможным об этом умолчать. Было бы неправдой, не отвечающей достоинству Церкви и притом бесцельной и ни для кого не убедительной, если бы они стали утверждать, что между Православной Церковью и государственной властью Советских республик нет никаких расхождений. Но это расхождение состоит не в том, в чем желает его видеть политическая подозрительность и в чем его указывает клевета врагов Церкви. Церковь не касается перераспределения богатств или их обобществления, т. к. всегда признавала это правом государства, за действия которого не ответственна. Церковь не касается и политической организации власти, ибо лояльна в отношении правительств всех стран, в границах которых имеет своих членов. Она уживается со всеми формами государственного устройства от восточной деспотии старой Турции до республики Северо-Американских Штатов. Это расхождение лежит в непримиримости религиозного учения Церкви с материализмом, официальной философией коммунистической партии и руководимого ею правительства Советских республик.

Церковь признает бытие духовного начала, коммунизм его отрицает. Церковь верит в Живого Бога, Творца мира, Руководителя его жизни и судеб, коммунизм не допускает его существования, признает самопроизвольность бытия мира и отсутствие разумных конечных причин в его истории. Церковь полагает цель человеческой жизни в небесном призвании духа и не перестает напоминать верующим об их небесном отечестве, хотя бы жила в условиях наивысшего развития материальной культуры и всеобщего благосостояния, коммунизм не желает знать для человека никаких других целей, кроме земного благоденствия. С высот философского миросозерцания идеологическое расхождение между Церковью и государством нисходит в область непосредственного практического значения, в сферу нравственности, справедливости и права, коммунизм считает их условным результатом классовой борьбы и оценивает явления нравственного порядка исключительно с точки зрения целесообразности. Церковь проповедует любовь и милосердие, коммунизм — товарищество и беспощадность борьбы. Церковь внушает верующим возвышающее человека смирение, коммунизм унижает его гордостью. Церковь сохраняет плотскую чистоту и святость плодоношения, коммунизм не видит в брачных отношениях ничего, кроме удовлетворения инстинктов. Церковь видит в религии животворящую силу, не только обеспечивающую человеку постижение его вечного предназначения, но и служащую источником всего великого в человеческом творчестве, основу земного благополучия, счастья и здоровья народов. Коммунизм смотрит на религию как на опиум, опьяняющий народы и расслабляющий их энергию, как на источник их бедствий и нищеты. Церковь хочет процветания религии, коммунизм — её уничтожения. При таком глубоком расхождении в самых основах миросозерцания между Церковью и государством не может быть никакого внутреннего сближения или примирения, как невозможно примирение между положением и отрицанием, между да и нет, потому что душою Церкви, условием её бытия и смыслом её существования является то самое, что категорически отрицает коммунизм.

Никакими компромиссами и уступками, никакими частичными изменениями в своем вероучении или перетолковываниями его в духе коммунизма Церковь не могла бы достигнуть такого сближения. Жалкие попытки в этом роде были сделаны обновленцами: одни из них ставили своей задачей внедрить в сознание верующих мысль, будто христианство по существу своему не отличается от коммунизма и что коммунистическое государство стремится к достижению тех же целей, что и Евангелие, но свойственным ему способом, т. е. не силой религиозных убеждений, а путем принуждения. Другие рекомендовали пересмотреть христианскую догматику в том смысле, чтобы её учение об отношении Бога к миру не напоминало отношение монарха к подданным и более соответствовало республиканским понятиям, третьи требовали исключения из календаря святых "буржуазного происхождения" и лишения их церковного почитания. Эти опыты, явно неискренние, вызывали глубокое негодование людей верующих.

Православная Церковь никогда не станет на этот недостойный путь и никогда не откажется ни в целом, ни в частях от своего, обвеянного святыней прошлых веков, вероучения в угоду одному из вечно-сменяющихся общественных настроений. При таком непримиримом идеологическом расхождении между Церковью и государством, неизбежно отражающемся на жизнедеятельности этих организаций, столкновение их в работе дня может быть предотвращено только последовательно проведенным законом об отделении Церкви от государства, согласно которому ни Церковь не должна мешать гражданскому правительству в успехах материального благополучия народа, ни государство стеснять Церковь в ее религиозно-нравственной деятельности.

Такой закон, изданный в числе первых революционным правительством, вошел в состав Конституции СССР и мог бы при изменившейся политической системе до известной степени удовлетворить обе стороны. Церковь не имеет религиозных оснований не принять его. Господь Иисус Христос заповедал предоставлять "кесарево", т. е. заботу о материальном благополучии народа, "кесарю", т. е. государственной власти, и не оставил нам, своим последователям, завета влиять на изменение государственных форм или руководить их деятельностью. Согласно этому вероучению и традициям, Православная Церковь всегда сторонилась политики и оставалась послушной государству во всем, что не касалось веры. Оттого внутренне чуждая правительству в древнеримской империи, или в недавней Турции, она могла оставаться и действительно оставалась лояльной в гражданском отношении. Но и современное государство со своей стороны не может требовать от нее ничего большего. В противоположность старым политическим теориям, считавшим необходимым для внутреннего скрепления политических объединений религиозное единодушие граждан, оно не признает последнего важным в этом отношении, решительно заявляет, что не нуждается в содействии Церкви в достижении им поставленных задач и предоставляет гражданам полную религиозную свободу.

При создавшемся положении Церковь желала бы только полного и последовательного проведения в жизнь закона об отделении Церкви от государства. К сожалению, действительность далеко не отвечает этому желанию. Правительство, как в своем законодательстве, так и в порядке управления, не остается нейтральным по отношению к вере и неверию, но совершенно определенно становится на сторону атеизма, употребляя все средства государственного воздействия к его насаждению, развитию и распространению, в противовес всем религиям. Церковь, на которую её вероучением возлагается религиозный долг проповеди Евангелия всем, в том числе и детям верующих, лишена по закону права выполнить этот долг не достигшим 18-летнего возраста, между тем, в школах и организациях молодежи детям самого раннего возраста и подросткам усиленно внушаются принципы атеизма со всеми логическими выводами из них. Основной закон дает гражданам право веровать во что угодно, но он сталкивается с законом, лишающим религиозное общество права юридического лица и связанного с ним права обладания какой бы то ни было собственностью, даже предметами, не представляющими никакой материальной ценности, но дорогими и ценными, священными для верующих исключительно по своей религиозной значимости. В целях пропаганды противорелигиозной по силе этого закона у Церкви отобраны и помещены в музеи почитаемые ею останки святых.

В порядке управления правительство принимает все меры к подавлению религии — оно пользуется всеми поводами к закрытию церквей и обращению их в места публичных зрелищ и упразднению монастырей, несмотря на введение в них трудового начала, подвергает служителей Церкви всевозможным стеснениям в житейском быту, не допускает лиц верующих к преподаванию в школах, запрещает выдачу из общественных библиотек книг религиозного содержания и даже только идеалистического направления и устами самых крупных государственных деятелей неоднократно заявляло, что та ограниченная свобода, которой Церковь еще пользуется, есть временная мера и уступка вековым религиозным навыкам народа.

Из всех религий, испытывающих на себе всю тяжесть перечисленных стеснений, в наиболее стесненном положении находится Православная Церковь, к которой принадлежит огромное большинство русского населения, составляющего подавляющее большинство и в государстве. Её положение отягчается еще тем обстоятельством, что отколовшаяся от нее часть духовенства, образовавшая из себя обновленческую схизму, стала как бы государственной Церковью, которой Советская власть, вопреки ею же изданным законам, оказывает покровительство в ущерб Церкви Православной. В официальном акте правительство заявило, что единственно законным представителем Православной Церкви в пределах СССР оно признает обновленческий Синод. Обновленческий раскол имеет действующие беспрепятственно органы высшего и епархиального управления, его епископы допускаются в епархии, им разрешается посещение общин, в их распоряжение почти повсеместно переданы отобранные у Православных соборные храмы, обыкновенно вследствие этого пустующие. Обновленческое духовенство в известной степени пользуется даже материальной поддержкой правительства, так например, его делегаты получили бесплатные билеты по железной дороге для проезда в Москву на их так наз. "Священный Собор" 1923 г. и бесплатное помещение в Москве в 3-ем доме Московского Совета. Большая часть Православных епископов и священнослужителей, находящихся в тюрьме или в ссылке, подверглись этой участи за их успешную борьбу с обновленческим расколом, которая по закону составляет их бесспорное право в порядке управления, но рассматривается в качестве противодействия видам правительства.

Православная Церковь не может по примеру обновленцев засвидетельствовать, что религия в пределах СССР не подвергается никаким стеснениям и что нет другой страны, в которой она пользовалась бы полной свободой. Она не скажет вслух всего мира этой позорной лжи, которая может быть внушена только или лицемерием, или сервилизмом, или полным равнодушием к судьбам религии, заслуживающим безграничного осуждения в ее служителях. Напротив, со всей справедливостью она должна заявить, что не может признать справедливым и приветствовать ни законов, ограничивающих её в исполнении своих религиозных обязанностей, ни административных мероприятий, во много раз увеличивающих стесняющую тяжесть этих законов, ни покровительства, оказываемого в ущерб ей обновленческому расколу. Свое собственное отношение к государственной власти Церковь основывает на полном и последовательном проведении в жизнь принципа раздельности Церкви и государства. Она не стремится к ниспровержению существующего порядка и не принимает участия в деяниях, направленных к этой цели, она никогда не призывает к оружию и политической борьбе, она повинуется всем законам и распоряжениям гражданского характера, но она желает сохранить в полной мере свою духовную свободу и независимость, предоставленные ей Конституцией, и не может стать слугой государства. Лояльности Православной Церкви Советское государство не верит. Оно обвиняет её в деятельности, направленной к свержению нового порядка и восстановлению старого. Мы считаем необходимым заверить правительство, что эти обвинения не соответствуют действительности. В прошлом, правда, имели место политические выступления Патриарха, дававшие повод к этим обвинениям, но все изданные Патриархом акты подобного рода направлялись не против власти в собственном смысле. Они относятся к тому времени, когда революция проявляла себя исключительно со стороны разрушительной, когда все общественные силы находились в состоянии борьбы, когда власти в смысле организованного правительства, обладающего необходимыми орудиями управления, не существовало. В то время слагающиеся органы центрального управления не могли сдерживать злоупотреблений и анархии ни в столицах, ни на местах. Всюду действовали группы подозрительных лиц, выдававших себя за агентов правительства, а в действительности оказавшихся самозванцами с преступным прошлым и еще более перступным настоящим. Они и избивали епископов и священнослужителей, ни в чем неповинных, врывались в дома и больницы, убивали там людей, расхищали там имущество, ограбляли храмы и затем бесследно рассеивались. Было бы странным, если бы при таком напряжении политических и своекорыстных страстей, при таком озлоблении одних против других, среди этой всеобщей борьбы одна Церковь оставалась равнодушной зрительницей происходящих нестроений.

Проникнутая своими государственными и национальными традициями, унаследованными ею от своего векового прошлого, Церковь в эту критическую минуту народной жизни выступила на защиту порядка, полагая в этом свой долг перед народом. И в этом случае она не разошлась со своим вероучением, требующим от нее послушания гражданской власти, ибо Евангелие обязывает христианина повиноваться власти, употребляющей свой меч во благо народа, а не анархии, являющейся общественным бедствием. Но с течением времени, когда сложилась определенная форма гражданской власти, Патриарх Тихон заявил в своем воззвании к пастве о лояльности в отношении к Советскому правительству, решительно отказался от всякого влияния на политическую жизнь страны. До конца своей жизни Патриарх оставался верен этому акту. Не нарушили его и Православные епископы. Со времени издания его нельзя указать ни одного судебного процесса, на котором было бы доказано участие Православного клира в деяниях, имевших своею целью ниспровержение Советской власти.

Епископы и священнослужители, в таком большом количестве страждущие в ссылке, тюрьмах или на принудительных работах, подверглись этим репрессиям не по судебным приговорам, а в административном порядке, без точно формулированного обвинения, без правильно расследованного дела, без гласного судебного процесса, без предоставления им возможности защиты, часто даже без объяснения причин, что является бесспорным доказательством отсутствия серьезного обвинительного материала против них. Православную иерархию обвиняют в сношении с эмигрантами в отношении их политической деятельности, направленной против Советской власти. Это второе обвинение так же далеко от истины, как и первое. Патриарх Тихон осудил политические выступления зарубежных епископов, сделанные ими от лица Церкви. Кафедры ушедших с эмигрантами епископов были замещены другими лицами. Когда созванный с его разрешения Карловацкий Собор превысил свои церковные полномочия, вынес постановление политического характера, Патриарх осудил его деятельность и распустил Синод, допустивший уклонение Собора от его программы. Хотя канонически Православные епархии, возникшие за границей, подчинены Российскому Патриарху, однако в действительности управление ими из Москвы и в церковном отношении невозможно по отсутствию легальных форм сношений с ними, что снимает с Патриарха и его заместителей ответственность за происходящее в них. Можем заверить правительство, что мы не принимаем участие в их политической деятельности и не состоим с ними ни в открытых, ни в тайных сношениях по делам политическим. Отсутствие фактов, уличающих Православную иерархию в преступных сношениях с эмигрантами, заставляет врагов Церкви, для которых выгодно возбуждать против Неё недоверие правительства, прибегать к гнусным подлогам.

Таков "документ", предъявленный в октябре 1925 г. Введенским, именующим себя митрополитом, на так наз. "Священном Соборе" обновленцев, не постыдившимся сделать вид, что он поверил в подлинность этой грубо сфабрикованной подделки. Свои отношения к гражданской власти, на основе законов об отделении Церкви от государства, Церковь мыслит в такой форме. Основной закон нашей страны устраняет Церковь от вмешательства в политическую жизнь. Служители культа с этой целью лишены как активного, так и пассивного избирательного права, и им запрещено оказывать влияние на политическое самоопределение масс силою религиозного авторитета. Отсюда следует, что Церковь, как в своей открытой деятельности, так и в своем интимном пастырском воздействии на верующих, не должна подвергать критике или порицанию гражданские мероприятия правительства, но отсюда вытекает и то, что Она не должна и одобрять их, т. к. не только порицание, но и одобрение правительства — есть вмешательство в политику, и право одобрения предполагает право порицания, или хотя бы право воздержания от одобрения, которое всегда быть может понято, как знак недовольства и неодобрения. Соответственно этому Церковь и действует.

С полной искренностью мы можем заверить правительство, что ни в храмах, ни в церковных учреждениях, ни в церковных собраниях от лица Церкви не ведется никакой политической пропаганды. Епископы и клир и на будущее время воздержатся от обсуждения политических вопросов в проповедях и пастырских посланиях. Церковные учреждения, начиная приходскими советами и кончая Патриаршим Синодом, отнесутся к ним, как к предметам, выходящим за пределы их компетенции. Они не будут также вносимы в программу приходских собраний, благочиннических и епархиальных съездов, Всероссийских Соборов и не будут на них затрагиваемы. В избрании членов церковных учреждений и представительных собраний Церковь совершенно не будет считаться с политическими взглядами, с социальным положением, имущественным состоянием и партийной принадлежностью избираемых, каковы бы они ни были, и ограничится предъявлением к ним исключительно религиозных требований и чистоты веры, ревности о нуждах Церкви, безупречности личной жизни и нравственного характера.

В Республике всякий гражданин, не пораженный в политических правах, призывается к участию в законодательстве и управлении страной, в организации правительства и влиянию, в законом установленной форме, на его состав. И это является не только его правом, но и обязанностью, гражданским долгом, в выполнении которого никто не в праве стеснять его. Церковь вторглась бы в гражданское управление, если бы, отказавшись от открытого обсуждения вопросов политических, стала влиять на направление дел путем пастырского воздействия на отдельных лиц, внушая им либо полное уклонение от политической деятельности, либо определенную программу таковой, призывая к вступлению в одни политические партии и к борьбе с другими. У каждого верующего есть свой ум и своя совесть, которые и должны указывать ему наилучший путь к устроению государства. Отнюдь не отказывая вопрошающим в религиозной оценке мероприятий, сталкивающихся с христианским вероучением, нравственностью и дисциплиной, в вопросах чисто политических и гражданских Церковь не связывает их свободы, внушая им лишь общие принципы нравственности, призывая их добросовестно выполнять свои обязанности, действовать в интересах общего блага, не с малодушной целью угождать силе, а по сознанию справедливости и общественной пользы.

Совершенное устранение Церкви от вмешательства в политическую жизнь в Республике с необходимостью влечет за собой и Её уклонение от всякого надзора за политической благонадежностью Своих членов. В этом лежит глубокая черта различия между Православной Церковью и обновленческим расколом, органы управления которого и его духовенство, как это видно из их собственных неоднократных заявлений в печати, взяли на себя перед правительством обязательство следить за лояльностью своих единоверцев, ручаться в этом отношении за одних и отказывать в поруке другим.

Православная Церковь считает сыск и политический донос совершенно несовместимым с достоинством пастыря. Государство располагает специальными органами наблюдения, а члены Церкви, Её клир и миряне ничем не отличаются в глазах современного правительства от прочих граждан и потому подлежат политическому надзору в общем порядке. Из этих принципов вытекает недопустимость церковного суда по обвинению в политических преступлениях.

Обновленческий раскол, возвращая себя в положение государственной Церкви, такой суд допускает.

На так называемом обновленческом Соборе 1923 г. по обвинению в политических преступлениях были подвергнуты церковным наказаниям (по справедливости вмененными Православной Церковью в ничто) Патриарх Тихон и епископы, удалившиеся с эмигрантами за границу. Православная Церковь такой суд отменяет.

Те церковно-гражданские законы, которыми руководилась Церковь в христианском государстве, после падения его утратили силу, а чисто церковные законодательства, которыми единственно в настоящее время может руководиться Церковь, не предусматривают суда над клириками и мирянами по обвинению в политических преступлениях и не содержат в своем составе еще канонов, которые налагали бы на верующих наказания за преступления подобного рода.

В качестве условй легализации церковных учреждений представителем ОГПУ неоднократно предъявлялось Патриарху Тихону и его заместителям требование доказать свою лояльность по отношению к правительству путем церковного осуждения русских епископов, действующих за границей против Советской власти.

Исходя из изложенных выше принципов, мы не можем одобрить обращения церковного амвона и учреждений в одностороннее орудие политической борьбы, тем более что политическая заинтересованность зарубежного епископата бросает тень на представителей Православной Церкви в пределах СССР, питает недоверие к их законопослушности и мешает установлению нормальных отношений между Церковью и государством. Тем не менее мы были бы поставлены в большое затруднение, если бы от нас потребовали бы выразить свое неодобрение в каком-нибудь церковном акте судебного характера, т. к. собрание канонических правил, как было сказано, не предусматривает суда за политические преступления.

Но если бы даже Православная иерархия, не считаясь с этим обстоятельством по примеру обновленцев, решилась приступить к такому суду, то встретила бы целый ряд специальных затруднений, создающих неустранимые препятствия для закономерной постановки процесса, при которой единственно определения суда могут получить непререкаемый канонический авторитет и быть приняты Церковью.

Зарубежных епископов мог бы судить только Собор Православных епископов, но вполне авторитетный Собор не может состояться уже потому, что около половины Православных епископов находятся в тюрьме или ссылке и, следовательно, их кафедры не могут иметь законного представительства на Соборе.

Согласно церковным правилам вселенского значения, необходимо личное присутствие обвиняемых на суде, и только в случае злонамеренного уклонения их от суда разрешается заочное слушание дела. Зарубежные епископы тяжкие политические преступники в глазах Советской власти, в случае их прибытия в пределы СССР были бы лишены гарантии личной безопасности, а потому их уклонение и не могло бы быть признано злонамеренным.

Всякий суд предполагает судебное следствие. Православная Церковь не располагает органами, через посредство которых Она могла бы расследовать дело о политических преступлениях Православных епископов за границей.

Но Она не могла бы произнести Свой суд и на основании того обвинительного материала, который собран правительственными учреждениями, и если бы даже он был представлен на Собор, так как в случае возражения против него со стороны обвиняемых или представлениях ими новых данных и оправдывающих документов, Собор был бы поставлен в необходимость пересмотра правительственного расследования, что со стороны Церкви было бы совершенно недопустимым нарушением гражданских законов.

Обновленческий Собор 1923 г., сделавший опыт суда, которого от нас требуют, и пренебрегавший церковными законами, которые его не допускают, тем самым сделал свои постановления ничтожными и никем не признанными. Закон об отделении Церкви от государства двусторонен, он запрещает Церкви принимать участие в политике и гражданском управлении, но содержит в себе и отказ государства от вмешательства во внутренние дела Церкви и Ее вероучение, богослужение и управление.

Всецело подчиняясь этому закону, Церковь надеется, что и государство добросовестно исполнит по отношению к Ней те обязательства по сохранению Ее свободы и независимости, которые в этом законе оно на себя приняло.

Церковь надеется, что не будет оставлена в этом бесправном и стесненном положении, в котором Она находится в настоящее время, что законы об обучении детей закону Божию и о лишении религиозных объединений прав юридического лица будут пересмотрены и изменены в благоприятном для Церкви направлении, что останки святых, почитаемых Церковью, перестанут быть предметом кощунственных действий и из музеев будут возвращены в храм.

Церковь надеется, что Ей будет разрешено организовать епархиальное управление, избрать Патриарха и членов Священного Синода, действующих при нем, создавать для этого, когда Она признает это нужным, епархиальные съезды и Всероссийский Православный Собор.

Церковь надеется, что правительство воздержится от всякого гласного или негласного влияния на выборы членов этих съездов (Собора), не стеснит свободу обсуждения религиозных вопросов на этих собраниях и не потребует никаких предварительных обязательств, заранее предрешающих сущность их будущих постановлений.

Церковь надеется также, что деятельность созданных таким образом церковных учреждений не будет поставлена в такое положение, при котором назначение епископов на кафедры, определения о составе Священного Синода, им принимаемые решения — проходили бы под влиянием государственного чиновника, которому, возможно, будет поручен политический надзор за ними.

Представляя настоящую памятную записку на усмотрение Правительства, Российская Церковь еще раз считает возможным отметить, что Она с совершенной искренностью изложила перед Советской властью как затруднения, мешающие установлению взаимно-благожелательных отношений между Церковью и государством, так и те средства, которыми они могли бы быть устранены. Глубоко уверенная в том, что прочное и доверчивое отношение может быть основано только на совершенной справедливости, Она изложила открыто, без всяких умолчаний и обоюдностей, что Она может обещать Советской власти, в чем не может отступить от Своих принципов и чего ожидает от Правительства СССР.

Если предложения Церкви будут признаны приемлемыми, Она возрадуется о правде тех, от кого это будет зависеть. Если ходатайство будет отклонено, Она готова на материальные лишения, которым подвергается, встретит это спокойно, памятуя, что не в целости внешней организации заключается Ее сила, а в единении веры и любви преданных Ей чад Её, наипаче же возлагает Свое упование на непреоборимую мощь Её Божественного Основателя и на Его обетование о неодолимости Его Создания".

/. Частное сообщение
2. Вестник РСХД, 1927

Июнь—начало июля

Арест находящегося в ссылке митр. Петра и заключение его в Тобольскую тюрьму.

Отправление митр. Кирилла в ссылку в Туруханск.

1. ЧС-2
2. Дейбнер

18 июня/1 июля

Постановление № 95 с требованием о подписке в лояльности к Сов. власти, направленное митр. Евлогию. Письмо митр. Сергия митр. Евлогию от того же числа.

ЖМП, 193? № 6

Июнь—конец года

Массовые перемещения личного состава иерархии, увольнение на покой ссыльных епископов, перевод возвратившихся "неблагонадежных" на дальние окраины, назначения и хиротонии бывших обновленцев и лиц, выражающих согласие с позицией митр. Сергия.

Дейбнер

28 июня/11 июля

Сильное землетрясение в Иерусалиме. Повреждены храмы на Елеонской горе и храм Гроба Господня. Сообщение обновленческого "Вестника Св. Синода":

"11 июля 1927 г. в 3 ч. дня в Иерусалиме и других местах Палестины произошло сильное землетрясение. Иерусалим, особенно старая часть города, серьезно пострадал. Несколько десятков домов и лачуг разрушены, сотни дали трещины. Много убитых, в т. ч. одна русская. Раненых еще больше. Колокольня, воздвигнутая арх. Антонином на Елеонской горе, дала кое-где трещины. Немного пострадала и церковь на Елеонской горе. Русский Собор на русском месте пострадал больше. Средний купол дал большую трещину, один малый купол погнулся. Малый купол Гроба Господня (под ним храм Воскресения греческий) сильно растрескался. В храме запретили служить. Ему более 800 лет. Сильно пострадал Ноблус, старая часть которого вся обвалилась. Сильно пострадали за Иорданом города: Аман, столица Эмира Абдалы, Сальт, Керан. Мало пострадали Яффа, Хейфе. Больше всех пострадали мусульмане. Евреи им помогают — кормят, лечат, образовали по всей Палестине отряды землекопов — сторожей для сбережения имущества.

В общем полагают убитых в стране не менее 300, а раненых около 2.000 чел. Иерихон тоже сильно пострадал: человек 10 убитых, а монастырь Иоанна Предтечи на берегу Иордана совершенно разрушен. В общем убытки православной Патриархии доходят до 400.000 рублей. Блаженный Патриарх Да-миан сильно удручен всем этим. Необходима помощь".

ВСС, 1927, № 9-10

10/23 июля

Обращение Патриарха Александрийского Мелетия ко всем автокефальным Церквам (в т. ч. к обновленцам) прибыть на Поместный Собор в Александрию для обсуждения назревших вопросов (в первую очередь — календарного вопроса), в порядке подготовки к будущему Вселенскому Собору.

ВСС, 1927, 9-10

16/29 июля

Послание ("Декларация") Заместителя Патриаршего Местоблюстителя, митрополита Нижегородского Сергия (Страгород-ского), и временного при нем Патриаршего Священного Синода об отношении Православной Российской Церкви к существующей гражданской власти.

"Божией милостью, смиренный Сергий (Страгородский), митрополит Нижегородский, Заместитель Патриаршего Местоблюстителя, и Временный Патриарший Священный Синод

Преосвященным Архипастырям, боголюбивым пастырям, честному иночеству и всем верным чадам Святой Всероссийской Православной Церкви

о Господе радоватися.

Одною из забот почившего Святейшего Отца нашего Патриарха Тихона пред его кончиной было поставить нашу Православную Русскую Церковь в правильные отношения к Советскому Правительству и тем дать Церкви возможность вполне законного и мирного существования. Умирая, Святейший говорил: "Нужно бы пожить еще годика три". И, конечно, если бы неожиданная кончина не прекратила его святительских трудов, он довел бы дело до конца. К сожалению, разные обстоятельства, а главным образом выступления зарубежных врагов Советского Государства, среди которых были не только рядовые верующие нашей Церкви, но и водители их, возбуждая естественное и справедливое недоверие правительства к церковным деятелям вообще, мешали усилиям Святейшего и ему не суждено было при жизни видеть своих усилий увенчанных успехом.

Ныне жребий быть временным Заместителем Первосвятителя нашей Церкви опять пал на меня, недостойного митрополита Сергия (Страгородского), а вместе со жребием пал на меня и долг продолжать дело Почившего и всемерно стремиться к мирному устроению наших церковных дел. Усилия мои в этом направлении, разделяемые со мною и Православными архипастырями, как будто не остаются бесплодными: с учреждением при мне Временного Патриаршего Священного Синода укрепляется надежда на приведение всего нашего церковного управления в должный строй и порядок, возрастает и уверенность в возможности мирной жизни и деятельности нашей в пределах закона.

Теперь, когда мы почти у самой цели наших стремлений, выступления зарубежных врагов не прекращаются: убийства, поджоги, налеты, взрывы и им подобные явления подпольной борьбы у нас всех на глазах. Всё это нарушает мирное течение жизни, создавая атмосферу взаимного недоверия и всяческих подозрений. Тем нужнее для нашей Церкви и тем обязательнее для нас всех, кому дороги Её интересы, кто желает вывести Её на путь легального и мирного существования, тем обязательнее для нас теперь показать, что мы, церковные деятели, не с врагами нашего Советского государства и не с безумными орудиями их интриг, а с нашим народом и с нашим правительством.

Засвидетельствовать это и является первой целью настоящего нашего (моего и Синодального) послания. Затем извещаем вас, что в мае текущего года, по моему приглашению и с разрешения власти, организовался Временный при Заместителе Патриарший Священный Синод в составе нижеподписавшихся (отсутствуют Преосвященные Новгородский митрополит Арсений (Стадницкий), еще не прибывший, и Костромской архиепископ Севастиан (Вести), по болезни). Ходатайство наше о разрешении Синоду начать деятельность по управлению Православной Всероссийской Церковью увенчалось успехом. Теперь наша Православная Церковь в Союзе имеет не только каноническое, но и по гражданским законам вполне легальное центральное управление; а мы надеемся, что легализация постепенно распространится и на низшее наше церковное управление: епархиальное, уездное и т.д. Едва ли нужно объяснять значение и все последствия перемены, совершающейся таким образом в положении нашей Православной Церкви, Её духовенства, всех церковных деятелей и учреждений... Вознесем же наши благодарственные молитвы ко Господу, тако благоволившему о святой нашей Церкви. Выразим всенародно нашу благодарность и Советскому Правительству за такое внимание к духовным нуждам Православного населения, а вместе с тем заверим Правительство, что мы не употребим во злое оказанного нам доверия.

Приступив, с благословения Божия, к нашей синодальной работе, мы ясно сознаем всю величину задачи, предстоящей как нам, так и всем вообще представителям Церкви. Нам нужно не на словах, а на деле показать, что верными гражданами Советского Союза, лояльными к советской власти, могут быть не только равнодушные к Православию люди, не только изменники ему, но и самые ревностные приверженцы его, для которых оно дорого, как истина и жизнь, со всеми его догматами и преданиями, со всем его каноническим и богослужебным укладом. Мы хотим быть Православными и в то же время сознавать Советский Союз нашей гражданской родиной, радости и успехи которой — наши радости и успехи, а неудачи — наши неудачи. Всякий удар, направленный в Союз, будь то война, бойкот, какое-нибудь общественное бедствие или просто убийство из-за угла, подобное варшавскому, сознается нами, как удар, направленный в нас. Оставаясь Православными, мы помним свой долг быть гражданами Союза "не только из страха, но и по совести", как учил нас Апостол (Рим., XIII,5). И мы надеемся, что с помощью Божиею, при нашем общем содействии и поддержке, эта задача будет нами разрешена.

Мешать нам может лишь то, что мешало и в первые годы Советской власти устроению церковной жизни на началах лояльности. Это — недостаточное сознание всей серьезности совершившегося в нашей стране. Утверждение Советской власти многим представлялось каким-то недоразумением, случайным и потому недолговечным. Забывали люди, что случайностей для христианина нет и что в совершившемся у нас, как везде и всегда, действует та же десница Божия, неуклонно ведущая каждый народ к предназначенной ему цели. Таким людям, не желающим понять "знамений времени", и может казаться, что нельзя порвать с прежним режимом и даже с монархией, не порывая с Православием. Такое настроение известных церковных кругов, выражавшееся, конечно, и в словах, и в делах и навлекшее подозрения Советской власти, тормозило и усилия Святейшего Патриарха установить мирные отношения Церкви с Советским Правительством. Недаром ведь Апостол внушает нам, что "тихо и безмятежно жить" по своему благочестию мы можем лишь повинуясь законной власти (I Тим., II,2); или должны уйти из общества. Только кабинетные мечтатели могут думать, что такое огромное общество, как наша Православная Церковь со всей Её организацией, может существовать в государстве спокойно, закрывшись от власти. Теперь, когда наша Патриархия, исполняя волю почившего Патриарха, решительно и бесповоротно становится на путь лояльности, людям указанного настроения придется или переломить себя и, оставив свои политические симпатии дома, приносить в Церковь только веру и работать с нами только во имя веры; или, если переломить себя они сразу не смогут, по крайней мере, не мешать нам, устранившись временно от дела. Мы уверены, что они опять и очень скоро возвратятся работать с нами, убедившись, что изменилось лишь отношение к власти, а вера и Православно-христианская жизнь остаются незыблемы.

Особенную остроту при данной обстановке получает вопрос о духовенстве, ушедшем с эмигрантами за границу. Ярко противосоветские выступления некоторых наших архипастырей и пастырей за границей, сильно вредившие отношениям между правительством и Церковью, как известно, заставили почившего Патриарха упразднить заграничный Синод (22 апреля/5 мая 1922 г.). Но Синод и до сих пор продолжает существовать, политически не меняясь, а в последнее время своими притязаниями на власть даже расколол заграничное церковное общество на два лагеря. Чтобы положить этому конец, мы потребовали от заграничного духовенства дать письменное обязательство в полной лояльности к Советскому Правительству во всей своей общественной деятельности. Не давшие такого обязательства или нарушившие его будут исключены из состава клира, подведомственного Московской Патриархии. Думаем, что, размежевавшись так, мы будем обеспечены от всяких неожиданностей из-за границы. С другой стороны, наше постановление, может быть, заставит многих задуматься, не пора ли и им пересмотреть вопрос о своих отношениях к Советской власти, чтобы не порывать со своей родной Церковью и родиной.

Не менее важной своей задачей мы считаем и приготовление к созыву и самый созыв нашего Второго Поместного Собора, который изберет нам уже не временное, а постоянное центральное церковное управление, а также вынесет решение и о всех "похитителях власти" церковной, раздирающих хитон Христов. Порядок и время созыва, предметы занятий Собора и пр. подробности будут выработаны потом. Теперь же мы выразим лишь наше твердое убеждение, что наш будущий Собор, разрешив многие наболевшие вопросы нашей внутренней церковной жизни, в то же время своим соборным разумом и голосом даст окончательное одобрение и предпринятому нами делу установления правильных отношений нашей Церкви к Советскому Правительству.

В заключение усердно просим вас всех, Преосвященные Архипастыри, пастыри, братие и сестры, помогите нам каждый в своем чину вашим сочувствием и содействием нашему труду, вашим усердием к делу Божию, вашей преданностью и послушанием Святой Церкви, в особенности же вашими за нас молитвами ко Господу, да даст Он нам успешно и Богоугодно совершить возложенное на нас дело к славе Его Святого имени, к пользе Святой нашей Православной Церкви и к нашему общему спасению.

Благодать Господа нашего Иисуса Христа и любы Бога и Отца и причастие Святого Духа буди со всеми Вами. Аминь.

16/29 июля 1927 г. Москва.

За Патриаршего Местоблюстителя (подпись) Сергий
(Страгородский) митрополит Нижегородский
Серафим (Александров) митрополит Тверской
Члены Временного Патриаршего Священного Синода:
Сильвестр (Братановский) архиепископ Вологодский,
Алексий (Симанский) архиепископ Хутынский, управляющий Новгородской епархией,
Анатолий (Грисюк) архиепископ Самарский,
Павел (Борисовский) архиепископ Вятский,
Филипп (Гумилевский) архиепископ Звенигородский, управляющий Московской епархией,
Константин (Дьяков) епископ Сумский, управляющий Харьковской епархией,
Управляющий делами Сергий (Гришин) епископ Серпуховской.
С подлинным верно: Сергий (Гришин) епископ Серпуховской."

/. ЧС-1
2. ЧС-2

Июль

Массовое возвращение "Декларации" православными приходами митр. Сергию в знак протеста. Снычев сообщает, ссылаясь на обновленческий источник, что в некоторых епархиях (на Урале) до 90% приходов отослали "Декларацию" назад.

Снычев

22 июля/4 авг.

Ответ Патр. Иерусалимского Дамиана Патр. Александрийскому Мелетию о невозможности приехать на Пом. Собор в Александрию в связи с бедствиями, вызванными землетрясением И июля в Палестине.

ВСС, 1927, № 9-10

1927

Отклик неизвестного на "Декларацию":

"...Обоснование на покойном Патриархе Тихоне дает всякое основание заключить, что санкция от митр. Петра не получена... В случае несогласия его с деятельностью своего заместителя... этот последний сразу становится таким же "похитителем власти", как и те лица, о которых он упоминает в своем воззвании..."

Снычев

1927

Отклик "Киевского воззвания" на "Декларацию":

"...Поскольку Заместитель Местоблюстителя декларирует от лица всей Церкви и предпринимает ответственнейшие решения без согласия Местоблюстителя и сонма епископов, он явно выходит за пределы своих полномочий..."

Снычев

Август

Утверждение (легализация) церковного управления, созданного митр. Сергием.

(Текста нет. "Юридическая" сторона дела не ясна, т. к. церковное управление могло быть зарегистрировано лишь как исполнит, орган Всероссийского съезда религиозных обществ).

Шишкин, стр. 303

Август

Ссылка тяжело больного митр. Петра в зимовье — 200 верст от Обдорска на берегу Обской губы.

1. ЧС-2
2. Дейбнер

10/23 авг.

Телеграмма митр. Евлогия о согласии на подписку лояльности.

ЖМП, № 6

26 авг./8 сент.

Акт Карловацкого Собора с подтверждением решений Арх. Синода от 13/26 янв. 1927 г. о запрещении митр. Евлогия в священнослужении, с дополнительным пояснением, что "богослужения его безблагодатны, таинства, им совершаемые, не таинства, а совершаемые им хиротонии неканоничны". Запрещение викариев Зап.-Евр. епархии: арх. Владимира и еп. Сергия. Непризнание этого акта митр. Евлогием.

"Китеж",
1927, № 8-12, стр. 56

31 авг./13 сент.

Постановление сергианского Синода о переводе митр. Иосифа на Одесскую кафедру.

Снычев, стр. 225

31 авг./13 сент.

Письмо митр. Евлогия (№ 1823) с просьбой о самостоятельном управлении.

Письмо митр. Евлогия (№ 1824) о разногласиях с карловчанами.

ЖМП, № 6

9/22 сент.

Указ митр. Сергия по поводу легализации "Патриаршего Священного Синода" (текста нет).

ЧС-1

14/27 сент.

Отзыв соловецких епископов на "Декларацию".

а) "...Мысль о подчинении Церкви гражданским установлениям выражена в такой категорической и безоговорочной форме, которая легко может быть понята в смысле полного сплетения Церкви и государства..."

б) "...Послание приносит Правительству "всенародную благодарность за внимание к духовным нуждам Православного населения". Такого рода выражение благодарности в устах Главы Русской Православной Церкви не может быть искренним и потому не отвечает достоинству Церкви..."

в) "...Послание Патриархии без всяких оговорок принимает официальную версию и всю вину в прискорбных столкновениях между Церковью и государством возлагает на Церковь..."

г) Угроза запрещения эмигрантским священнослужителям нарушает постановление Собора 1917/1918 гг. от 3/16 авг. 1918 г., разъяснившее всю каноническую недопустимость подобных кар и реабилитировавшее всех лиц, лишенных сана за политические преступления в прошедшем (Арсений Мацеевич, священ. Григорий Петрв).

Снычев

1927

"Необходимые канонические поправки к посланию митр. Сергия и его священного Синода от 16/29 июля 1927 г."

Послание из Соловков еп. Прилукского Василия (Зеленцова). (Польский указывает, что текст составляет 10 страниц петитом на машинке и имеется за границей. Это послание имеется также в архиве митр. Мануила, согласно ссылке Снычева — без указания автора. V нас полного текста нет, приводим лишь окончание послания, приведенное у Польского).

"...Подведем итоги сказанному:

1. Каноническая законность Всероссийского Православного Поместного общецерковного Собора 17-18 гг. признана всеми православными церквами и не встречает возражений даже со стороны отщепенцев от Всероссийской Православной Церкви, отклонившихся от нее в революционное время.

2. Постановление этого Собора от 2/15 августа 18 г. (еп. Василий, видимо, ошибся — дата постановления по всем другим источникам 3/16 августа — Л. Р.) содержит в себе отказ Всероссийской Православной Церкви вести впредь церковную политику в нашей стране и, оставив политику частным занятиям членов Церкви, дало каждому члену нашей Церкви свободу уклоняться от политической деятельности в том направлении, какое подсказывает ему его православная совесть; причем никто не имеет права принуждать церковными мерами (прямо или косвенно) другого члена Церкви примыкать к чьей-либо политике.

3. Т. к. это постановление Всероссийского Собора не о мелких подробностях церковной жизни, собрания постановлений которых может изменить и исполнительная власть церковная, если потребуется изменение пользой для Церкви (как это всегда бывало во Вселенской Церкви, согласно с Филип. III, 16) — но установило самый принцип (основное правило) отношения Всероссийской Церкви к политике в нашей стране на будущее время, — то отменить или изменить это соборное постановление имеет право только новый Всероссийский Поместный Собор православный (епископский или общецерковный); а пока Всероссийский Поместный Собор его не отменит, все члены и все учреждения Всероссийской Православной Церкви должны соблюдать это правило в точности.

4. Поэтому, во-первых, ни Всероссийский Патриарх, ни его Заместители и Местоблюстители, и вообще никто во Всероссийской Православной Церкви не имеет канонического права назвать свою или чужую политику церковной, т. е. политикой Всероссийской Церкви как религиозного учреждения, а должны называть свою политику только своей лично или групповой политикой.

5. Во-вторых, никто во Всероссийской Православной Церкви не может принуждать (прямо или косвенно) церковными мерами другого члена церкви примыкать к чьей-либо политике, хотя бы и патриаршей.

6. Политика же митр. Сергия и его синода, как и политика почившего Патриарха Тихона, как и политика Карловацкого Собора, суть только их личные и групповые политики, а не церковные политики и ни для кого не обязательны, и никто не имеет права канонического принуждать церковными мерами кого-либо примыкать к какой-либо из этих политик.

7. Стараниям митр. Сергия и его св. Синода добиться от гонящих Всероссийскую Православную Церковь большевиков мирного отношения к ней Церковь не может не сочувствовать, ибо христианам заповедано от Бога — "если возможно с вашей стороны, будьте в мире со всеми" (Рим. XII,18). Но Христос разрешает Церкви принять от митр. Сергия и его св. Синода только такое примирение с гонителями ее, большевиками и их советской властью, которое действительно будет миром Христовым, т. е. миром такого содержания и качества, каких требует Христос, сказавший: "Ищите прежде всего Царствия Божия и правды Его", а не земного благополучия и безопасности, всякий иной мир безусловно запрещен Церкви Христом на веки и вечность (Ин. ХIV,27).

8. К сожалению, эта попытка митр. Сергия и его св. Синода не только не дает нам еще Христова мира с большевиками, но пока не дает и надежды на такой мир, и то не по одному лишь упорству большевиков во вражде к Православной Церкви, но и потому, что попытка митр. Сергия и его Синода начата ими и движется вперед не по каноническим рельсам, следовательно, не по пути церковной правды. Есть еще и другие недочеты в ней с церковной точки зрения, о которых скажем в другой раз, если Бог даст возможность сказать. Требуется немедленно ввести эту попытку митр. Сергия и его св. Синода в каноническое русло церковной правды, и прежде всего заявить большевикам, что только Всероссийский Поместный Собор Православных епископов (одних или расширенный участием клириков и мирян в форму общецерковного Всероссийского Собора) вправе говорить о политике и совершать какую-либо политическую деятельность от имени нашей Церкви.

Простите нашу худость, отцы и братия, сестры и чада о Господе, и помолитесь о моих грехах. Милость Господня да радует всех нас непрестанно, возлюбленные. Господь Бог говорит каждому, имеющему уши, чтобы слышать: "Будь верен Мне до смерти и дам тебе венец жизни. Боязливых же и неверных Мне участь в озере, горящем огнем и серою" (Откр. II, 10; XXI, 8)

Худостный Епископ Василий Прилукский

1927 г.

Остров Соловки.

Польский, т. 2,
стр.46-47

15/28 сент.

Письмо митр. Иосифа митр. Сергию с признанием незаконности перевода на Одесскую кафедру.

Снынев

24 сент./7 окт.

Письмо митр. Сергия митр. Евлогию (отказ в предоставлении автономии).

ЖМП, № 6, 1931

20 сент./З окт.

Доклад еп. Петергофского Николая (Ярушевича) о волнениях в Ленинградской епархии в связи с переводом митр. Иосифа.

Снычев

29 сент./12 окт.

Постановление митр. Сергия и Синода, подтверждающее перевод митр. Иосифа в Одессу. Временное управление Ленинградской епархией митр. Сергий берет на себя.

Снынев

8/21 окт.

Указ № 549 митр. Сергия о поминовении властей и об отмене поминовения епархиальных архиереев, находящихся в ссылке.

Снычев

8/21 окт.

Послание Патриарха Иерусалимского митр. Сергию с благословением ему и его Синоду.

ЧС-1

13/26 окт.

Письмо митр. Сергию еп. Максима (Руберовского) от имени пяти ссыльных епископов в Ходжейли, с одобрением его действий.

Снычев

17/30 окт.

Письмо митр. Иосифа митр. Сергию с отказом оставить Ленинградскую епархию.

Снычев

Октябрь

Телеграмма-запрос экзарха Украины митр. Михаила митр. Иосифу по поводу перевода последнего на Одесскую кафедру.

Снычев

Октябрь

Ответная телеграмма митр. Иосифа митр. Михаилу (Ермакову) по поводу перевода на Одесскую кафедру: "Перемещение противоканоническое, недобросовестное, угождающее злой
интриге мною отвергнуто".

Снычев

22 окт./4 ноября

Письмо православного своему другу (имена неизвестны) о последних событиях церковной жизни:

"...Всякому, имеющему очи, чтобы видеть, и уши, чтобы слышать, ясно, что, вопреки декрету об отделении Церкви от государства, православная Церковь вступила в тесный, живой союз с государством. И с каким государством?! Возглавляемым не православным царем (в свое время многие члены Церкви энергично возражали против связи Церкви и с таким государством), а властью, которая основной задачей своей поставляет уничтожение на земле всякой религии, и прежде всего православного христианства, т. к. в нем она видит — и справедливо — основную мировую базу религиозной веры и первоклассную крепость в ее брани с материализмом, атеизмом, богоборчеством и сатанизмом (коему, как гласит народная молва, причастны неции из властей века сего)..."

Автор развивает мысль, что происходящие события являются прообразом последних апокалиптических свершений, на основе пророчеств еп. Феофана Затворника о будущих ложных христианах, "возлюбивших нынешний век". "Хотя имя христианское будет слышаться повсюду, и повсюду будут видны храмы и чины церковные, но все это одна видимость, внутри же отступление истинное. На этой почве народится антихрист — и возрастет в том же духе видимости".

Автор пишет о верующих, которые "не спешат окончательным разрывом с церковными "прелюбодеями", в надежде, что совесть их сожжена не до конца, а потому возможно покаяние и исправление..."

Частное сообщение

29 окт./11 ноября

Доклад митр. Сергию еп. Василия (Беляева), по словам последнего находившегося с 19 июля/1 авг. по 10/23 сент. в поселке Хэ вместе с митр. Петром и якобы получившего от митр. Петра поручение сообщить следующее: "Владыка получил возможность (из газеты "Известия") прочитать декларацию нынешнего Православного Синода и вынес от нее вполне удовлетворительное впечатление, добавив, что она является необходимым явлением настоящего момента, совершенно не касаясь ее некоторых абзацев. Владыка митрополит просил передать его сердечный привет митр. Сергию и всем знающим его".

(Что это — лжесвидетельство? Почему нет письма от митр. Петра? — Л. Р.).

1. ЧС-1
2. митр. Елевферий

30 окт./12 ноября

Послание Патриарха Антиохийского Григория митр. Сергию с признанием его временным Главой Патриаршей Церкви и с благословением сергианскому Синоду.

ЧС-1

Октябрь

Письмо еп. Виктора (Островидова) Глазовского митр. Сергию с возражением против "Декларации".

1. Снычев
2. Польский, т. 2,
стр. 72-73

Ноябрь

Отделение от митр. Сергия и переход на самоуправление Боткинской и частично Вятской епархии во главе с еп. Виктором.

Заявление еп. Виктора, что на его стороне 25 архиереев в Соловках (оказавшееся ошибочным — Л. Р.).

1. Снычев
2. Шишкин, стр. 311

Ноябрь

Появление приходов в Ленинграде, не поминающих имя митр. Сергия за богослужением.

Снычев

24 ноября/7 дек.

Послание Константинопольского Патриарха Василия III митр. Сергию.

"...Известие, что и Ваши дела получили благополучное разрешение, что касается отношений к гражданской власти... доставило нам большое удовольствие. Надеемся, что это правильное направление будет способствовать пользе... целой и единой Русской Церкви, но никак не одной из ее частей, на которые Она теперь находится разделенной (имеется в виду обновленчество — Л. Р.)... Ответственность за прошлое тяготеет одинаково на многих и никто не может сбросить ответственности с одного на других..."

ЧС-1

24 ноября/7 дек.

Послание Константинопольского Патриарха Василия III обновленческому Синоду с сообщением о получении им письма митр. Сергия Нижегородского об узаконении возглавляемой им части Церкви и с выражением надежды на примирение враждующих и созыв общего Собора с участием обеих частей Русской Церкви.

Тульск. Еп. Вед.,
1928, № 1-2

29 ноября/12 дек.

Беседа ленинградских "иосифлян" во главе с еп. Дмитрием (Любимовым) с митр. Сергием. "Иосифляне" выступают от имени и по поручению восьми епископов Ленинградской епархии, духовенства и академических кругов Ленинграда.

Возражения против "Декларации", поминания властей на литургии, возношения имени митр. Сергия вместе с митр. Петром, запрета молиться за ссыльных и заключенных, создания незаконного "Синода", личного состава "Синода".

Снычев

1/14 дек.

Послание к пастве арх. Павла (Борисовского) Вятского с призывом поддержать митр. Сергия.

митр. Елевферий

Декабрь

Обращение к митр. Сергию от имени духовенства и мирян Ленинградской епархии проф.-прот. Верюжского о причинах нестроений в Церкви. Требования к митр. Сергию:

1. Отказаться от намечающегося курса порабощения Церкви Государству.

2. Отказаться от перемещений и назначений епископов помимо согласия на то паствы и самих перемещаемых и назначаемых епископов.

3. Превратить Синод в орган только совещательный, с тем, чтобы указы подписывались только Заместителем Местоблюстителя.

4. Удалить из состава Синода пререкаемых лиц (в том числе Алексия Симанского).

5. При организации епархиальных управлений охранять устои Православной Церкви, каноны, постановления Собора 1917/18 гг. и авторитет епископата.

6. Возвратить на Ленинградскую кафедру митр. Иосифа.

7. Отменить возношение имени Заместителя.

8. Отменить запрет молиться о ссыльных епископах, распоряжение молиться за гражданскую власть.

Снычев

Декабрь

Ответ митр. Сергия проф.-прот. Верюжскому.

1. Отказ изменить курс "церковной политики".

2. "...Перемещение епископов — явление временное... часто удар, но не по Церкви, а по личным чувствам самого епископа и паствы. Но, принимая во внимание чрезвычайность положения и те усилия многих разорвать церковное тело тем или иным путем, и епископ, и паства должны пожертвовать своими личными чувствами во имя блага общецерковного".

3. "...Синод стоит на своем месте, как орган управляющий. Таким он был и при Патриархе, хотя тоже состоял из лиц приглашенных ".

4. По поводу митр. Серафима (Александрова) (обвинялся в прямом сотрудничестве с ГПУ — Л. Р.): "я не знаю ничего, кроме сплетен и беспредметной молвы". "...Епископ Алексий (Симанский) допустил в прошлом ошибку, но имел мужество ее исправить (речь здесь — о назначении Алексия Симанского Петроградским управляющим от обновленцев — Л. Р.). Притом, он понес такое же изгнание, как и некоторые из его теперешних недоброжелателей".

5. О викарных епископах.

6. "...Устранено не моление за сущих в темницах и пленении (в ектений оно осталось), а только то место, которым... иногда злоупотребляли, превращая молитвенное возглашение в демонстрацию".

Снычев

10/23 дек.

Постановление митр. Сергия и Синода по поводу еп. Виктора.

ЧС-1

13/26 дек.

Акт об отделении от митр. Сергия, подписанный еп. Дмитрием Гдовским и еп. Сергием Нарвским ("ради мира совести отрицаемся мы лица и дел бывшего нашего Предстоятеля, незаконно и безмерно превысившего свои права").

1. Снычев
2. ЧС-1

Декабрь

Письмо еп. Гдовского Дмитрия духовенству с изложением оснований для отделения от митр. Сергия. По поводу "Декларации": "Последнее представлялось нам первоначально одним из обычных даже для Патриарха подтверждений о невмешательстве Церкви в дела гражданские. И нам пришлось изменить отношение к нему только тогда, когда обнаружилось, что послание начинает оказывать сильное влияние и на дела чисто церковные..."

Снычев

12/25 дек.

Ответ митр. Иосифа инокам Александро-Невской лавры на их сочувствие, выраженное в связи с переводом митр. Иосифа на Одесскую кафедру. В письме митр. Иосифа приводится текст 15 правила 11-го Вселенского Собора, запрещающее перемещение епископов и клириков с одного места на другое.

Снычев

10/23 дек.

Постановление Синода о еп. Викторе (Островидове). Предан суду епископов, запрещен в священнослужении, уволен от управления.

ЧС-1

16/29 дек.

Второе письмо еп. Виктора (Островидова) к митр. Сергию с протестом против новой "сергианской политики".

Польский, т. 2,
стр. 73-74

17/30 дек.

Постановление митр. Сергия и временного Патриаршего Свящ. Синода о запрещении в священнослужении ленинградских епископов, отошедших от митр. Сергия.

Снычев

17/30 дек.

Заявление Серпуховского духовенства об отделении от митр. Сергия и сергианского "временного Свящ. Синода".

Польский, т. 2,
стр. 22-23

18/31 дек.

Послание митр. Сергия и сергианского Синода с призывом к объединению.

"...В административном отделении от нас хотят быть лишь те, кто не может отрешиться от представлений о христианстве как о силе внешней и торжество христианства в мире склонен видеть лишь в господстве христианских народов над нехристианскими".

"...При всем нашем недостоинстве, мы служим тем канонически бесспорным звеном, которым наша русская Православная иерархия в данный момент соединяется со Вселенскою, через нее — с Апостолами..."

"...Каноны нашей Св. Церкви оправдывают разрыв со своим законным епископом или Патриархом только в одном случае: когда он уже осужден Собором или когда начнет проповедовать заведомую ересь, тоже уже осужденную Собором. Во всех же остальных случаях скорее спасется тот, кто останется в союзе с законной церковной властью, ожидая разрешения своих недоумений на Соборе, чем тот, кто, восхитив себе Соборный суд, объявит эту власть безблагодатной и порвет общение с ней (Двукратного соб. пр. 15 и мн. др.)".

Подписали члены Временного Патриаршего Священного Синода:

Патриарший Экзарх Михаил (Ермаков), митрополит
Киевский, Галицкий и всея Украины,
Серафим (Александров), митр. Тверской,
Сильвестр (Братановский), арх. Вологодский,
Алексий (Симанский), арх. Хутынский,
Анатолий (Грисюк), арх. Самарский,
Севастиан (Вести), арх. Костромской,
Павел (Борисовский), арх. Аятский,
Филипп (Гумилевский), арх. Звенигородский,
Константин (Дьяков), арх. Харьковский.

1. ЧС-1
2. Снычев

Декабрь ?

Послание "одного епископа" по поводу причин, допускающих разрыв с митр. Сергием. "Отошедшая же от митр. Сергия (Страгородского) Православная Церковь может управляться одним из старейших иерархов или, как это было во время заключения Патриарха Тихона, каждая епархия — самостоятельно своим архиереем".

1927

Неучастие в сергианских богослужениях ссыльного Платона (Руднева), еп. Богородского, вик. Московской епархии. Свидетельство прот. М. Польского:

"Пишущий эти строки уже в 1927 г. имел антиминс, данный ему викарием Московским, епископом Богородским Платоном (Рудневым), его соузником по Соловкам и по ссылке в Зырянском крае, в Усть Сысольске, где они могли ходить в местные сергианские открытые церкви, но совершали для себя ночные службы в квартире".

Польский, т. 2,
стр. 15


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования