Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

А.М. Дубянский. Религия Мохенджо-даро и Хараппы. [история религий]


Согласно господствовавшей в ХIХ в. и не вполне преодоленной до сих пор точке зрения появление религии в Индии связывается с приходом в нее ариев. В настоящее время очевидно, однако, что арии, действительно сыгравшие колоссальную роль в развитии индийской культуры, были, тем не менее, не единственными ее прародителями и когда они пришли в Индию, то столкнулись с остатками иной, причем весьма развитой цивилизации, которая не могла не оказать на них определенное влияние, в том числе в религиозном отношении.

Однако масштабы такого влияния и его конкретные проявления представляют собой значительную проблему. По этой причине некоторые авторы, пишущие об истоках религии в Индии, по существу исключают из рассмотрения материал доведийской эпохи. Например, Н.Р.Гусева в книге об индуизме обсуждает лишь арийские его корни, делая следующую оговорку: "Наука пока не располагает точными сведениями о религии доведического населения Индии, так как не прочтены письмена на печатях цивилизации долины Инда (или цивилизации Хараппы).

Судя по изображениям на этих печатвх и по найдекньим статуэткам, в IV-III тысячелетиях до н.э. на северо-западе и севере Южноазиатского субконтинента был распространен культ богинь-матерей, культ какого-то бога, изображавшегося в головном уборе с рогами, а также культы священных растений и животных (тотемические культы)".

Положение, однако, не покажется таким безнадежным, если при изучении протоиндийской цивилизации мы будем исходить из того, что ее закат вовсе не означал полного исчезновения связанной с ней культуры, и что многие ее достижения, в том числе в духовной сфере, продолжали жить и развиваться, хотя, без сомнения, в измененном, приспособленном к новым условиям виде.

Весьма плодотворным оказывается выявление связей хараппской цивилизации с другими древневосточными культурами (Шумера, Элама, Египта) и более широко — с древнейшим культурным ареалом, на базе которого, сформировались, в частности, культуры и Элама, и Хараппы.

Основной чертой религии этого западно-азиатского региона признается отчетливый акцент на идее плодородия, связанный с культом женского производительного начала. Об этом свидетельствует наличие большого количества найденных в этом регионе глиняных и терракотовых женских фигурок, выполненных довольно грубо и примитивно, с подчеркнутым выделением характерных деталей — грудей, живота, бедер. Рядом с ними иногда оказывались статуэтки быков или бараков, — несомненные символы мужской сексуальной потенции.

Такого рода женские фигурки, обнаруженные и в ранних слоях протоиндийской культуры, вероятно, использовались в домашних ритуалах. С плодородием связан и культ змей, занимающий в индуизме очень заметное место, — явление безусловно не арийское, но тилячно аборигенное. Можно с уверенностью утверждать, что одним из его истоков является религия Мохеиджо-даро и Хараппы.

О культовой жизни протондийцев можно судить по раскопанному в Мохекджо-даро сооружению крепостного типа, которое первоначально ученые именовали "цитаделью". Сейчас, однако, чаще говорят о том, что это была не цитадель в смысле крепости, а место массовых официальных ритуалов. В центре этого комплекса — так называемый Большой бассейн, наличие которого свидетельствует о происходивших здесь омовениях, носивших, скорее всего, ритуально-очистительный характер.

В центре культовой жизни протоиндийцев, видимо, было почитание бога, который представлен на знаменитой печати из Мохенджо-даро изображающей "владыку мира" с буйволиными рогами на голове, сидящего на своего рода троне и окруженного четырьмя животными, расположенным в плоскости печати с обеих сторон главной фигуры попарно слон, тигр, носорог, буйвол.Дж. Маршалл, опубликовавший в 1931 г. свою трактовку изображения, назвал эту фигуру "Прото-Шивой".

Однако приведенные им в пользу этого аргументы в настоящее время подвергнут сомнению. Буйволиные черты данного образа, отмеченное исследователям его сходство с изображениями бога-буйвола в Эламе, отчетлив прослеживаемая на других печатях "буйволиная" тема, дают возможность предположить наличие у хараппцев развитого культа буйвола, сопряженного с идеей верховной власти. Большинство исследователе сходятся во мнении, что четыре животных, окружающих основную фигуру, — являются символами сторон света, которыми повелевает бог, а шесть крупных браслетов на его руках означают его власть над шестью временами года, составлявшими основу сезонного цикла протояндийцев.

Кроме того, двенадцать годовых колец на буйволиных рогах указывают
на двенадцатилетний цикл Юпитера, игравший, судя по всему, чрезвычайно важную роль в жизни протоиндийцев. Он соотносился со сроком правления царя и означал смену царской власти через каждые 12 лет.

Б.Я. Волчок, отталкиваясь от связи этого бога с западом, установил его аналогию с Варуной, который в индуизме считается богом-покровителем этого направления. Точнее говоря, ей удалось выявить фигуру могущественного бога разлива (наводнения), владыки вод и сезона дождей, запада и мира усопших. Она предложила условное чтение его имени на основе дравидской этимологвя — Вароли. Символами связи этого бога с водной стихией являются нередко встречающиеся на протоиндийских памятниках изображения рыб и гавиалов,

Если учесть, что в ведийской религии Варуна предстает как фигура странная, загадочная, в высшей степени противоречивая (к примеру, он — бог-царь, хранитель мирового порядка и в то же время — демон, асура), то возможно Предположить, что этот бог в Ведах — реликт древнейшей, доарийской религиозно-мифологической системы, на смену которой пришла иная, рожденная в лоне арийской культуры, с пантеоном богов, возглавляемым Иидрой. Накопленный наукой материал и его осмысление в многочисленных исследованиях подводят к тому, чтобы связать эту архаическую систему именно с протоиидийской религией, как это делает финский индолог А. Парпола. Как бы то ни было, сущностное сходство протоиндийского бога-буйвола и ведийского Варуны выглядит достаточно убедительным.

Культ буйвола сохранился в Индии до настоящего времени, причем, характерен он в основном для дравидоязычных народов (например, тода, некоторых групп гондов). Буйвол иную природу имеют и некоторые мифологические персонажи, играющие немаловажную роль в культовой практике южных регионов Индии. Таковы, например, Мхасоба в Махараштре, Потгу-разу в Андхре и их более универсальных прототип — Махиша, демон в образе буйвола.

Миф о Махише и его борьбе с богами очень древен и встречается в литературе Индии, начиная с "Махабхараты", где его побеждает Сканда. В дальнейшем более типичным становится сюжет о поединке Махиши с богиней Дургой, принимающей титул Махишасурамардини (т.е. "Убивающая асуру Махишу"). Этот сюжет составляет подоплеку древнего, но сохранившегося практически до нашего времени на юге Индия ритуала жертвоприношения буйвола (зафиксированного, впрочем, и в других частях Индии — например, у бхилов).

Чрезвычайно важной деталью мифа и ритуала является мотив сексуальной связи богини и демона, в ряде случаев — их бракосочетание, завершающееся гибелью супруга. Этот мотив, подчеркивающий связанную с культом буйвола идею плодородия, с очевидностью выявляется в изображении на одной из протоиндийских печатей из Чанху-даро, где показана сцена соития буйвола с лежащей на земле женщиной. К сожалению, точное значение этой сцены мы разгадать не можем, но не исключено, что таким образом хараппцы выразили архаическую мифологему сакрального брака в виде соединения сакрального царя с землей, ее оплодотворение им.

Подводя итоги рассмотрению образа бога-буйвола в религии и мифологии индийского субконтиненнта, в первую очередь отметим его архаичность и невероятную длительность связанной с ним традиции. Хотя ряд звеньев этой традиции был безвозвратно утрачен или потерял для нас ясность, все же есть достаточно оснований утверждать, что ее корни лежат в культуре Моженджо-даро и Хараплы, а через нее соединяются с цивилизацией Месопотамии. Упадок протоиндийской культуры, естественно, сочетался и с распадом ее религиозной системы. Сохранившиеся от нее культы, образы, представления с приходом в Индию ариев продолжали функционировать в среде сельского населения и постепенно втягивались в обиход арийского общества. Наступила эпоха формирования. новой религиозно-мифологической системы, в которую протоиндийское наследие вошло в виде составных частей, сильно изменявших свой облик и, как правило, плохо распознаваемых.
Протоиндийский бог-буйвол потерял в ней свое самостоятельное значение и, передан свою власть и свою сущность другим богам, перешел в разряд демонов-асуров.

Это развитие, безусловно отражающее борьбу новой и старой систем привело к созданию образа Махиши. Интересно, что в его мифологии сохранились следы былого величия: он покушается на власть над миром и вступает в борьбу с богами; он претендует и на богиню, являющуюся в развитом индуизме супругой Шивы, то есть, пытается потеснить самого Шину; он иногда занимает положение властителя четырех сторон света, а иногда выступает в качестве древнего божества-покровителя года. Но все это не меняет закрепленную за ним в индуизме демонвческую природу, и древнее жертвоприношение буйвола (убиение его копьем), изображенное на хараппских печатях, связанное с культом плодородия и, вероятно, со сменой сакрального царя, интерпретируется теперь как победа богов над темным и опасным асурическям вселенским началом, гомологичная победе Индры над Вритрой.

Литература.
Альбедиль М Ф. К реконструкции мифологяческой семавтвки гтротоиндийских текстов. М.
Альбедияь М.Ф. Протояндийская цивилизация. Очерки культуры. М.
Волчок Б.Я. Изображения на объектах с протоиндийскими надписями. — Предварительное сообщение об исследовании яротоякдяйских текстов. М.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования