Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Иером. Нектарий (Яшунский). "Краткая история священной борьбы старостильников Греции". 1971–1974 годы. ПОПЫТКА ВОССОЕДИНЕНИЯ ДВИЖЕНИЯ


1971–1974 годы. Попытка воссоединения движения

Как мы уже видели, после совершенных епископом Матфеем неканоничных хиротоний епископов его покинул ряд клириков и приходов. Но даже и те, что остались, не вполне были свободны от некоторого беспокойства по поводу ущербности своей иерархии. Беспокойство это еще усилилось после смерти в 1955 году митрополита Хризостома, когда стало очевидно, что большинство старостильников предпочитает вовсе оставаться без епископов, нежели присоединиться к ним, тем самым явственно свидетельствуя о непризнании их хиротоний. Это побудило матфеевских епископов в Пастырском окружном послании 1957 года заявить, что они "готовы предстать перед каноническим православным судом, когда потребуется, дабы дать ответ и быть судимыми за преступные хиротонии епископа одним епископом, до коих дошло во время крайней нужды и ради верных…"[1]

Тем не менее, странно, что они обратились за "каноническим православным судом" к РПЦЗ, которую сами перед тем называли "новшествующей" и "в полном духовном общении с экуменизмом", и которая, к тому же, совершила хиротонии "для увековечения флоринитского раскола". Возможно, этому способствовала более зилотская линия церковной политики, проводимой новым первоиерархом митрополитом Филаретом и выразившаяся в его "Скорбных посланиях" по поводу экуменизма патриарха Афинагора Константинопольского и других иерархов "мiрового православия". Возможно, некую роль здесь сыграла также группа греко-американского духовенства, перешедшая в РПЦЗ из новостильной греческой Архиепископии Северной и Южной Америки, представители которой установили контакт с матфеевцами и представили им позицию РПЦЗ еще более жесткой, чем она была на самом деле. Ибо "более зилотской" позиция митрополита Филарета являлась по отношению к его предшественнику, митрополиту Анастасию, однако много недотягивала не только до позиции самих матфеевцев, но даже и Хризостома Флоринского, которого они считали своего рода "униатом" с новостильниками. Последний называл в 1937 году новостильников хотя и "потенциальными", но все же "раскольниками", которых по слову "Пидалиона" ожидает церковный суд здесь и Божий гнев там, а после экуменической интронизационной речи Афинагора и вступления новостильников в 1948 году во Всемирный Совет Церквей оффициально и окончательно заявил о безблагодатности их церкви (с которой, впрочем, и до того момента он не имел общения). Митрополит же Филарет и после многолетнего участия "православных" в этой организации и "снятия анафем" Афиногором с Римо-католиков продолжал адресовывать свои "Скорбные послания" "Святейшим и Блаженнейшим Главам Православных Церквей" и усердно просил "их молитв о страждущих от безбожников Русской Православной Церкви".[2]

Так или иначе, в сентябре 1971 года в Архиерейский Синод в Нью-Йорке прибыло посольство матфеевского Синода в составе митрополитов Каллиста Коринфского и Епифания Кипрского, а также протосинкела о.Евгения Томброса, чтобы получить признание и подтверждение своих хиротоний, и не уступать в этом своим соперникам. 14 / 27 сентября они представили русским свою аргументацию в защиту совершенных епископом Матфеем рукоположений, которая содержала в себе несколько весьма странных как с точки зрения исторической достоверности, так и с точки зрения "матфеевской экклезиологии" пассажей. Так, там значилось:

"С 1937 по 1948 год мы постоянно добивались единства, спасительного для нашей священной борьбы в Греции.

Мы постоянно и непрерывно через представителей, посредством личных встреч и посланий искали у иерархов того времени, Хризостома б.Флоринского и Германа Кикладского, единства и рукоположения епископов… Но епископ Хризостом, будучи первоиерархом, стоял недвижимо, не даруя ни единства, ни рукоположений.

Оставив, посему, надежду, мы обратились к епископам других наций и юрисдикций (которые, заметим, все состояли в общении с новостильниками – и.Н.). Ответ был отрицательным. В такое время и при таких стесненных обстоятельствах мы решили совершить посвящения".

Далее матфеевцы настаивают на безусловной каноничности своих хиротоний, но затем неожиданно оканчивают словами: "Поскольку ситуация такова, мы подаем нашу настоящую петицию вашему Святому и Священному Синоду и готовы согласиться с любым решением, какое бы он ни принял, буде оно основано на Божественных и Священных Правилах".[3]

На следующий день русские представили документ, в котором говорилось следующее:

"Всякое рукоположение, совершенное без соблюдения канонов уже по существу недействительно, хотя бы оно и совершалось канонически рукоположенными епископами… Это относится также к рукоположению священников. В своем письме к хорепископам св.Василий Великий пишет ... "Тот, кого вы допустили к служению без нашего согласия и одобрения, да будет мирянином" (Правило 89) [4]…

Однако по икономии, незаконные деяния получают силу таинства без повторения их заново.

…они погрешили против иерархического порядка… Простое признание их рукоположений может стать поводом к соблазну, будучи несогласным с канонами… В то же время из других канонов и примеров ясно, что икономия может быть применена на основании правил 8-го 1-го Вселенского Собора и 66-го Карфагенского Собора".[5]

Указанные правила говорят о возможности принятия раскольнических клириков[6] через хиротесию, а не через рукоположение, из чего ясно следует, что Зарубежный Синод матфеевские хиротонии не признал.

Согласно синодальному решению, хиротесии были произведены 17 / 30 сентября над митрополитом Каллистом и 18 сентября / 1 октября над митрополитом Епифанием. То, что по своему значению эти действия соответствовали настоящим рукоположениям, а не были лишь актом признания и формального утверждения, подтверждается тем, что хиротесии были произведены в разное время, т.к. согласно правилам за одной литургией может быть рукоположен лишь один епископ.

И хотя впоследствии матфеевцы утверждали, что "то, что представлялось как бы "хиротесией", в сущности являлось чисто внешним, формальным действием",[7] однако во время принятия оного им самим, так же как и русским, было очевидно противоположное. Так, митрополит Епифаний сперва было воспротивился этому решению и говорил о.Томбросу: "Святый протосинкелле, ты сам нам все время говорил, что наши хиротонии исправны! Как же теперь мы себе сделаем хиротесию?" На что Томброс ответил: "Бог через ваши хиротонии не явил ни одного знамения".[8]

Произведя над матфеевскими иерархами хиротесии, Русская церковь поставила им два условия. Первое – чтобы два митрополита совершили это действие над своими соепископами, а те – над клириками, и второе – соединение с флоринитами.[9] Но если первое из этих условий и было отчасти выполнено,[10] то этого никак нельзя сказать о втором. А оно, собственно, и было целью всего предприятия, посредством которого русские хотели вернуть греческое старостильническое движение к единству, утраченному в 1937 году. К сожалению, однако, осуществлялось оно не согласно Канонам, ибо после того, как русские установили полное общение с флоринитским Синодом, им следовало ему и переадресовать обратившихся к ним матфеевцев, а не создавать вторую каноническую юрисдикцию на территории другой Поместной церкви. При этом они, конечно, могли бы преподать свой братский совет и суждение о данном предмете, о чем их, кстати, и просил архиепископ Авксентий в письме от 29 августа 1971 года. Теперь же их вмешательство вместо единения послужило лишь к усугублению разделений среди греков и разрыву (хотя и неполному) между ними и русскими.

Вернувшись на родину, в литургическое общение с флоринитами матфеевцы так и не вступили, хотя какое-то короткое время они и называли друг друга "братьями во Христе". А в 1974 году они порвали общение и с зарубежниками, не добившись от их Синода подписания документа о безблагодатности таинств у новостильников. Не остановившись на этом, в 1976 году они объявили РПЦЗ безблагодатной, заявив, что это они, матфеевцы, принимали ее в 1971 году в Православие (в котором она все равно не устояла), но были обманом вовлечены в принятие хиротесий, посредством коих флориниты хотели осуществить свой "сатанинский план", давно лелеянный ими, по "повреждению и уничтожению истинного и непрерывного апостольского преемства иерархии ИПХ".[11] Само же исправление своего статуса они теперь отвергают и возвращаются к своим прежним рукоположениям.[12]


[1]Κήρυξ τών Ορθοδόξων № 6, 1957, стр.7, цит. поАкакий, стр.28–29.

[2] Скорбные Послания митрополита Филарета, Русский Пастырь № 33–34, 1999, стр.61,74.

[3] The Struggle, стр.87–88.

[4] Интересно, что русские архиереи упомянули это правило о священниках, не зная того факта (скрытого матфеевцами), что Матфей и сам был лишь титулярным епископом (т.е. тем же, чем и древние хорепископы, пользовавшиеся честью, но не властью полноправного архиерея). Можно представить себе, что сказал бы св.Василий, а за ним и зарубежные владыки, о нынешнем случае, когда хорепископ самостоятельно избирает и посвящает правящего архиерея!

[5] The Struggle, стр.93–95.

[6] В тексте правила речь идет о кафарах.

[7]Γκουτζίδη, цит. соч., стр.17.

[8] Акакий, стр.29.

[9] При этом недвусмысленно указывалось на главенство флоринитской иерархии, ибо матфеевцы упоминались как "митрополиты Каллист и Епифаний и их собратья-епископы", а о флоринитах говорилось как об "иерархии, возглавляемой Его Блаженством, Архиепископом Авксентием", тогда как матфеевцы также имели своего архиепископа.

[10] Оно было выполнено в отношении архиереев; большинство же клириков не пожелало принимать хиротесию.

[11] См. Γκουτζίδη, цит. соч., стр.16–19; 34–37.

[12] Митрополиты Каллист и Епифаний, правда, пытались противостоять этому. В своих воззваниях, меморандумах и открытых письмах они упрекали своих соепископов в вероломстве и возлагали на них вину за срыв начавшихся было переговоров с флоринитами и за разрыв с РПЦЗ. Вскоре, однако, они убедились в тщетности своих попыток, и митрополит Каллист в начале 1977 года перешел к флоринитам (причем занял в диптихах одно из последних мест по старшинству хиротонии, как получивший архиерейство через хиротесию от РПЦЗ, а не через рукоположение от Матфея в 1948 году), а митрополит Епифаний, опираясь на свой статус предстоятеля автокефальной Кипрской Церкви, и далее пытался проводить независимую церковную политику в духе признания всех истинно-православных Синодов (матфеевского, флоринитского, русского и румынского), но впоследствии подчинился общематфеевской линии.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования