Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Иером. Нектарий (Яшунский). "Краткая история священной борьбы старостильников Греции". 1948 год. ОКОНЧАТЕЛЬНОЕ ОФОРМЛЕНИЕ РАСКОЛА


1948 год. Окончательное оформление раскола

Тем временем, епископ Матфей, лишившись общения с другими архиереями, подпал под сильное влияние своего окружения, которое (особенно в лице игуменьи созданного им в 1927 году монастыря Богородицы в Кератеях Мариами и протосинкела о.Евгения Томброса) вселило в него убеждение, что он остался единственным в мiре православным епископом и как таковой должен рукоположить новых архиереев. Почему Матфей считал неправославным митрополита Хризостома, мы уже знаем, но какие у него были основания считать таковым также и Германа Кикладского, придерживавшегося одинаковых с ним экклезиологических воззрений? Ряд исследователей объясняют это тем, что у Евгения Томброса, внушившего такие воззрения Матфею, "была ошибочная экклезиология, согласно которой всякий разрыв общения между группами архиереев неизбежно приводит к утрате благодати таинств одной из этих групп. Очевидно, он не знал о многих случаях в истории Церкви, когда случались разделения, которые не означали раскола в полном смысле слова".[1] Мы же сомневаемся, что у Томброса была такая (или вообще какая-нибудь) экклезиология, ибо вопреки вышеприведенной теории, действительно всегда горячо защищаемой и насаждаемой им в качестве "символа веры" матфеевской церкви, сам он, паломничая в Св.Землю, Сирию и на Синай, служил там в некоторых святых местах, поминая местных новшествующих иерархов, среди коих были даже такие как Иерусалимский патриарх Венедикт, не скрывавший своей принадлежности к франк-масонству.

Зато в Греции он срывал все попытки к воссоединению разделившихся между собой старостильников. Одну из таких попыток организовал в конце июня 1948 года известный ученый монах Марк (Ханиотис). Когда и она была сорвана, о. Марк перешел к митрополиту Хризостому. Комментируя это событие, о. Томброс писал в "Народном вестнике" от 6 июля 1948 года, что в Афинах тогда было "пять православных епископов, которые следовали старому календарю".[2]

Тем не менее, чуть более месяца спустя, 26 августа, о.Евгений Томброс созвал собрание духовенства и монашествующих во главе с восьмидесятисемилетним Матфеем Вресфенским, постановившее, что "нашему Высокопреосвященнейшему[3] епископу Матфею следует произвести посвящение новых епископов, поскольку остальные лже-епископы истинно-православных христиан не понимают, и не исповедают Православие, не объединяются с нами и даже не соглашаются совершать рукоположения. Мы даруем ему власть производить одному как избрание кандидатов, так и немедленное посвящение их, в согласии со священными и божественными канонами и мнениями наших канонистов и в согласии с практикой всей Церкви Христовой, которая допускала в случаях необходимости (каков сегодняшний случай) подобную икономию, как мы только что слышали от нашего протосинкела, протоиерея Евгения Томброса, который разъяснил нам действительность посвящения одного епископа одним епископом согласно закону нашей Православной Церкви"[4].

Нужно заметить, что "священные и божественные каноны" (1‑е правило Свв. Апостолов, 4‑е Первого Вселенского Собора, 19‑е Антиохийского Собора и др.) требуют участия в хиротонии, если уж не всех епископов области, то минимум трех, или в самом крайнем случае – двух. Конечно, в истории Церкви бывали исключения из этого правила, но весьма немногочисленные и лишь при условии, что другие епископы если "гонения ради или иной какой причины не возмогут собраться" для хиротонии, то все же "да приимут участие в избрании посредством своих грамат" (т. е. письменно изъявят свое согласие на хиротонию).[5] Но и в этих крайне редких случаях требовалось последующее утверждение таких хиротоний высшей церковной инстанцией, как это было в древности в случае с Сидерием, который, будучи рукоположен во время гонений "не тремя, но одним епископом Филонским, по недоступности епископов в то время", впоследствии был утвержден св. Афанасием, патриархом александрийским, посредством интронизации на Птолемаидскую кафедру.

В нашем же случае, напротив, единоличное рукоположение оправдывается не согласием, а несогласием (!) на него других епископов.

В сентябре 1942 года Матфей единолично рукоположил для кипрской паствы епископа Спиридона Тримифунтского, а затем, вместе с ним, Димитрия Солунского, Каллиста Коринфского и Андрея Патрского (нынешний матфеевский архиепископ), которыми затем сам был возведен в достоинство "Блаженнейшего архиепископа Афинского и всея Греции Церкви Истинно-православных Христиан Греции".

Эти рукоположения, не признанные остальными старостильниками (и большинством не признаваемые и поныне) послужили усугублению и закреплению раскола, причем ряд клириков Матфея, не приняв их, перешел к Хризостому.

Сам митрополит Хризостом всегда желал снова объединиться с епископом Матфеем и, вообще, принимал все возможные меры к восстановлению единства среди старостильников. С этой целью он имел ряд встреч с епископом Германом Кикладским, который также желал устранить имевшиеся между ними разногласия. Возможно, именно в результате этих дискуссий (хотя мы и предполагаем здесь более объективные причины, о чем скажем ниже) он стал постепенно возвращаться к первоначальной более жесткой позиции, что нашло отражение в уже приведенном нами выше отрывке из его Пастырского послания приходам от 1 марта 1946 года. Теперь же, 29 сентября 1948 года он издает новую Энциклику, в которой среди прочего пишет:

"Как может быть, при том, что мы считаем государственную церковь Греции раскольнической, и при том, что мы оффициально разорвали с ней общение, чтобы о святых таинствах, совершаемых ее служителями, мы думали иначе, чем это предписано священными канонами по отношению к священнодействиям тех, которые отделилилсь таким образом от полноты Православной Церкви?

Посему даем знать таковым и тем, кого они прельстили, что мы лично считаем и веруем, что государственная церковь Греции – раскольническая, и таинства, совершаемые ее клириками, лишены благодати…" [6]

Это заявление, а также и вызвавшие сильное смущение и целый шквал протестов со стороны ряда матфеевских клириков неканоничные хиротонии привлекли многих из них в лагерь митрополита Хризостома. Владыка Герман Кикладский в это время сидел в тюрьме за рукоположения священников, но освободившись в 1950 году, он со всем своим клиром и паствою также присоединился к Синоду бывшего Флоринского митрополита. Последовавшая 14 / 27 мая того же года смерть епископа Матфея послужила поводом к возвращению еще некоторого числа клириков, недовольных его противоканоничными деяниями, но дотоле удерживавшихся личной привязанностью к добродетельному и аскетичному в своей частной жизни старцу Вресфенскому.

Две недели спустя, 26 мая / 8 июля 1950 года Священный Синод, состоящий теперь из четырех архиереев под председательством митрополита Хризостома, издал Окружное послание, в котором говорилось:

"В лето Спасителя нашего 1935-е мы провозгласили Церковь новшествующих новостильников раскольнической. Мы повторяем это заявление и, следовательно, применяем к ним 1-е Правило Св. Василия Великого, что таинства, совершаемые новостильниками, поскольку те являются раскольниками, суть лишены освящающей благодати.

Посему никого из новостильников не должно принимать в лоно нашей Святейшей Церкви или совершать для него службы без предварительного покаяния, которым он осуждает новшество новостильников и объявляет их Церковь раскольнической. Что же касается до тех, кто был крещен новшествующими, то их следует помазывать Святым Миром православного происхождения, которое обретается у нас в изобилии.

Мы пользуемся также случаем обратить наш последний призыв ко всем истинно-православным христианам, отечески призывая их к единству с нами, которое содействовало бы нашей священной борьбе за отеческое благочестие и удовлетворило бы наше горячее желание.

Призывая вас, мы устраняем все соблазны, поданные нами по нашей ошибке, и для сего берем назад все сказанное или написанное нами, начиная с 1937 года, будь то заявления, уточнения, статьи или послания, противоречившие принципам Восточной Православной Церкви Христовой и священной борьбы за Православие, ведомой нами, как заявлено в окружном послании, изданном Священным Синодом в 1935 году, безо всяких прибавлений или убавлений и включая научные определения "потенциально и актуально".

"Это смиренное и вполне православное заявление, – пишет В. Мосс, – привлекло многих матфеевских клириков и монахов в лагерь митрополита Хризостома. Но самые твердолобые из матфейцев остались неудовлетворены им. Им не нравилось, что хотя Хризостом и возвращался к исповеданию 1935 года и признавал свою вину в последующие годы, он вместе с тем не сознавался, что был раскольником, и не обращался к матфеевцам, чтобы быть вновь принятым в Церковь, а скорее их звал к воссоединению с собой".[7]

Таким образом, раскол матфеевцев и флоринитов закрепился окончательно, причем матфеевцев осталось незначительное меньшинство, не более пятидесяти приходов, тогда как флориниты насчитывали у себя восемьсот пятьдесят приходов и более миллиона человек народа.


[1]Мосс, стр. 319. См. также прим. 23 на стр. 359, где автор ссылается также на мнения иером.Феодорита, автора ΤόΗμερολογιακόνΣχίσμα, δυνάμειήενεργεία, Αθήναι, 1973, и Г. Лардаса, автора TheOldCalendaristMovementintheGreekChurch, 1983, рукопись.

[2] Цит. по Акакий, стр. 22.

[3] По-гречески здесь употреблен титул "Σεβασμιώτατος", который обычно употребляется в Греции по отношению к правящим архиереям, Матфей же при хиротонии получил титул викарного – "Θεοφιλέστατος" и с тех пор никем не был (да и не мог быть, ибо он был один) возведен в высшее достоинство, каковое он, следовательно, узурпировал.

[4]Κήρυξ Γνήσιων Ορθοδόξων (Κ.Γ.Ο.), № 94, 1985, стр. 317.

[5]Πηδάλιον, стр. 3, Симфония к 1 Апостольскому правилу. Наши отечественные апологеты матфеевцев ссылаются на содержащееся в славянской Кормчей "не менее авторитетном правиле св. Юстиниана Великого, которое в крайних обстоятельствах допускает практику единоличных рукоположений. Это правило гласит: "Аще три епископа не обрящутся, достойно есть при двою и при едином избранию быти на епископство" (В.К., Краткий очерк экклезиологических и юрисдикционных споров в Греческой Старостильной Церкви, издание Вестника ИПХ "Русское Православие", 1998, стр. 10–11). Но эта новелла императора Юстиниана (несомненно, менее авторитетная, чем утвержденные Вселенскими Соборами Апостольские правила) говорит лишь об избрании, а не собственно о рукоположении. Т. о. Хотя бы одна часть процедуры поставления во епископы – либо избрание, либо рукоположение – непременно должна совершаться несколькими архиереями .

[6] Μητροπολίτου Καλλιοπίου, Τά Πάτρια , цит. поАкакий, стр.37. В. Мосс, правда, ссылаясь на другой труд того же митрополита (NoblesetSaintsCombats, стр. 144), датирует эту Энциклику 23 октября 1948 года).

[7]Мосс, стр. 320.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования