Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Иером. Нектарий (Яшунский). "Краткая история священной борьбы старостильников Греции". 1919–1924 годы. КРАТКАЯ ПРЕДЫСТОРИЯ


1919–1924 годы. Краткая предыстория

Хотя старостильное движение Греции берет свое начало 10 / 23 марта 1924 года, когда государственная Элладская Церковь приняла в богослужебное употребление новый григорианский календарь, тем не менее, чтобы понять истинный его смысл как борьбы за верность основным догматам Христианской веры, нужно коснуться нескольких непосредственно предшествовавших смене календаря событий, раскрывающих ее непосредственную связь с ересью нашего времени– экуменизмом.

Итак, начало падения Греческой Церкви в ересь экуменизма, вызванного теми же причинами, что и отпадение ее в унию в XV веке – желанием избавиться от турецкого владычества с помощью западных еретиков, – следует отнести к послевоенному периоду, когда поражение Турции в I Мировой Войне принесло грекам надежды на скорое осуществление этого желания и посему требовало энергичных мер для установления более тесной дружбы с Западом.

За отправную точку этого отпадения можно взять 1919 год, когда митрополит Николай Кесарийский от имени Константинопольской Патриархии принял приглашение первой экуменической организации, Совместной Комиссии Всемирной Конференции Веры и Устройства (преобразованной впоследствии во Всемирный Совет Церквей) принять участие в ее подготовительном заседании в Женеве на следующий год. Принимая приглашение, он ответил, что патриархия "протягивает руку помощи трудящимся на одном поле и в одном винограднике Господнем", тем самым как бы признавая принадлежность протестантов – устроителей Конференции – к истинной Церкви.

А в следующем, 1920 году, последовало уже открытое признание принадлежности всех христианских конфессий к Церкви Христовой со стороны Местоблюстителя Вселенского патриаршего престола митрополита Дорофея и его Синода, выраженное в их окружном послании, адресованном "всем Христовым церквам повсюду"[1]. Это послание, ставшее как бы программным документом экуменизма, призывало "оживить и усилить любовь между церквами, не считая друг друга чуждыми и пришельцами, но близкими и родными во Христе и едиными сонаследниками обетования Божия во Христе". Для этого предлагался ряд мер, первой из которых было "принятие единого календаря для одновременного празднования великих христианских праздников всеми церквами". Таким образом, мы можем видеть, что идея перехода на новый стиль с самого начала возникла в перспективе достижения экуменического единства с Западом, а посему не может рассматриваться как просто астрономическая проблема.

Следующим шагом к пропасти стало избрание в ноябре 1921 года на Вселенский престол франкмасона Мелетия Метаксакиса, который был уже прежде архиепископом Афинским и выступал в этом качестве за введение нового стиля, но не преуспел, быв низложен Синодом Элладской Церкви за "незаконные религиозные связи с еретиками" – англиканами. Низведение его в положение простого монаха не помешало избрать его патриархом. 29 декабря 1921 года Священный Синод Элладской Церкви повторно низложил Мелетия (уже после его избрания патриархом, но прежде интронизации) за ряд канонических преступлений и создание раскола в Америке, куда он уехал после первого низложения. Там он пытался провозгласить Американскую епархию Греческой Церкви автономной. Несмотря на это, а также на непризнание его избрания большинством членов Синода Константинопольского Патриархата, Мелетий, при поддержке Афинского правительства и благодаря своему взносу в сто тысяч долларов на нужды Патриархии, был интронизирован 22 января 1922 года. Впоследствии, быв изгнан из Константинополя, он занял в 1925 году патриарший престол в Александрийской Церкви, где также ввел новый стиль, а по изгнании и оттуда претендовал занять Иерусалимскую кафедру, но неожиданно умер.[2]

Церковный курс Метаксакиса хорошо охарактеризовал греческий министр Андрей Михалопулос в своей докладной записке от 10 / 23 ноября 1916 года тогдашнему премьер-министру Елевферию Венизелосу о необходимости церковной реформы. В ней он писал о Мелетии, как о "дальновидном иерархе", способном "возглавить эту поистине революционную реформу", предполагавшую отмену постов, модернизацию различных обрядов и служб, отмену праздников в честь святых, закрытие монастырей и т.п. Слово "святой" в результате этой реформы должно было исчезнуть из греческого языка.

Таков был Вселенский патриарх Мелетий IV, созвавший в Константинополе с 10 мая по 8 июля 1923 года "Всеправославный Собор", ставший "каноническим" основанием для введения в Церковное употребление нового календаря.

Несмотря на громкое название, на собор съехались немногим больше десятка человек, никто из которых не представлял оффициально кого-либо из патриархов – настолько одиозной личностью был Мелетий. В своем "Меморандуме Священному Синоду Элладской Церкви" митрополит Ириней Кассандрийский назвал этот собор не "Всеправославным", а "антиправославным".

Он писал, что собор "открыто и нечестиво попрал 34-е Апостольское Правило;… заменил юлианский календарь григорианским, невзирая на все запрещения касательно этого; он решил переменить пасхалию, навечно установленную в Православной Церкви определением Первого Вселенского Собора;… он дозволил клирикам остричь волосы и переменить почтенное их платье на костюм англиканских пасторов; он ввел неканонический брак и двоебрачие священников; он доверил сокращение дней постов и меру их соблюдения суждению поместных Церквей… Действуя таким образом, он широко открыл двери всякому новшеству, отменяя отличительный признак Восточной Православной Церкви, то есть, хранение ею полностью и без нововведений всего преданного Господом, Апостолами, Отцами, Поместными и Вселенскими Соборами".[3]

Причиной, обусловившей все эти новшества, было стремление к "сближению двух христианских мiров Востока и Запада, благодаря этой невынужденной инициативе Православной Церкви…", т.е., опять же, истинная причина принадлежала к области экуменизма. Это подтверждал и сам Метаксакис, написав в своем послании Элладской Церкви от 3 февраля 1923 года о своих планах перемены календаря на готовящемся Всеправославном соборе. Было заявлено, что это будет "способствовать делу, в этой части всехристианского единства, празднования Рождества и Воскресения Христовых в один день всеми, призывающими Имя Го­сподне".

На основании постановлений этого Собора и произвел 10 / 23 марта 1924 года перемену календаря в Элладской Церкви со-масон Мелетия Метаксакиса Хризостом Пападопулос, ставший архиепископом Афинским 25 февраля 1923 года, в результате произведенного греческим революционным правительством церковного переворота (он был избран тремя членами специально отобранного Синода всего из пяти иерархов).


[1]Полный текст см. в The Struggle...стр. 177–181, пер. сгреч. из The Dogmatic and Symbolic Monuments of the Orthodox Catholic Church, vol. II, John Karamiris, Graz, Austria, 1968, стр. 958–959.

[2] Фотий, еп. Триадицкий, Роковой шаг по пути к отступлению: К семидесятилетию "Всеправославного" Конгресса в Константинополе. – Православная Русь № 1, 1994, стр. 8. (Далее – Еп. Фотий).

[3] Мосс, указ. соч., стр.118–119.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования