Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

К.А. Панченко. Православные арабы и российская разведка (1660-1672). [Христианский Восток]


В истории тесных связей Московского царства XVII в. со своими левантийскими единоверцами особое место занимает разведывательная деятельность в интересах России представителей православных народов Османской империи, сбор ими военно-политической информации о состоянии Средиземноморья и Восточной Европы. Малоисследованной остается тема участия в этой деятельности выходцев из Антиохийского патриархата, арабского в основной своей массе. Хотя на долю арабов приходится едва ли 1 % из всего объема русско-восточных контактов, тем не менее, и сирийцы внесли заметный вклад в историю накопления в России сведений о Востоке.

Все эти сюжеты группируются вокруг приближенных антиохийского патриарха Макария аз-За'има (1647-1672), который был в 50-е - 60-е гг. чуть ли не главным действующим лицом в русско-восточных отношениях. Правда, сам Макарий всемерно старался избегать вовлечения в большую политику, но некоторые лица из его круга оказывали услуги российской разведке, функции которой выполняли тогда Посольский приказ и воеводы пограничных городов.

В 1659 г. Макарий отправил в Москву посольство с извещением о своем благополучном возвращении из первого путешествия в Россию и просьбой о новой милостыне. Посланники патриарха - архимандрит Моисей и племянник Макария Петр Иванов - на переправе через Дунай были ограблены сшшстрийским пашой, после чего Петра бросили в тюрьму. С помощью валашского господаря он смог освободиться и в апреле 1660 г. добрался до Москвы. В Посольском приказе Петр давал показания о политической ситуации в Восточной Европе - войнах османов с трансильванским и валашским князьями, дипломатических контактах Польши с Турцией и Крымом.

В 1662 г. в Москву прибыло другое посольство Макария во главе с архимандритом Неофитом. Патриарх в своих грамотах жаловался на тяготы османского владычества, но ни он, ни его посланцы не сообщили никакой ценной военно-политической информации, за исключением расхожих слухов о кандийской войне. Кроме того, сирийские клирики доносили о ситуации на Украине, во владениях мятежного гетмана Юрия Хмельницкого.

В 1666-68 гг. в Россию во второй раз приезжал патриарх Макарий для участия в процессе Никона и Московском Церковном соборе. По дороге восточных иерархов из Астрахани в Москву российское правительство стремилось пресечь возможные встречи гостей с посланцами Никона. В связи с этим, Приказ Тайных Дел прорабатывал план "вербовки" диакона Павла Алеппского, сына Макария, для наблюдения за всеми контактами восточных патриархов.

Вскоре по приезде в Москву, в феврале 1667 г. Павел Алепп-ский подал в Приказ Тайных Дел документ, связанный с пребыванием Павла и Макария на Кавказе непосредственно перед их поездкой в Россию - "Описание Грузии".

Там содержался общий обзор грузинских княжеств, их территории, географического положения, судоходных рек. Самым подробным образом были описаны епархии, храмы, монастыри и чудотворные реликвии страны. Неоднократно подчеркивая бедствия, принесенные Грузии мусульманскими завоевателями, обращая внимание на богатства страны, отчасти невостребованные, ссылаясь на исторические прецеденты, Павел исподволь проводил мысль о желательности русской помощи для освобождения Грузии от "нечестивых".

Павел Алеппский также передавал московскому царю просьбу правителя Кахети о принятии его в русское подданство и оказании поддержки христианской Грузии против окружающих ее врагов. Далее Павел уже от своего имени убеждал царя закрепиться на сухопутном пути с Терека в Грузию, подчинить своей власти горные племена, когда-то христианизированные, а ныне одичавшие и забывшие "веру православную". Особые опасения Павла вызывала растущая исламизация языческих народов Кавказа.

Павел выступает в этом труде как посредник некоторых промос-ковски настроенных кругов грузинской знати - Арчила, правителя Кахети, и его отца Вахтанга V, царя Картли. Но Павел ни в коей мере не был просто "инструментом" для передачи в Москву пожеланий грузинских царей; сирийский диакон имел собственные политические взгляды и представления о целях и нуждах православной цивилизации. Получив значительную часть сведений, использованных в "Описании Грузии", от своих местных информаторов, Павел самостоятельно выстраивал аргументацию, расставлял акценты и обильно использовал в "Описании..." собственные наблюдения и впечатления.

Возвращаясь в Сирию, антиохийский патриарх в 1668-70 гг. надолго задержался сначала в Шемахе, потом - в Тбилиси. Из Грузии Мака-рий дважды отправлял своих посланцев в Москву - некоего Ивана Кузьмина в феврале и старца Феоктиста в сентябре 1669 г. По прибытии в Россию — на Тереке, в Астрахани и потом в Посольском Приказе в Москве - они давали показания о политической ситуации в Восточном Закавказье, каспийском походе Степана Разина. Московское правительство было крайне обеспокоено вырвавшейся из-под контроля казачьей вольницей и стремилось получить всю возможную информацию о действиях Разина. Помимо этого, посланники Макария сообщали о дипломатических сношениях Ирана с Польшей, землетрясении в Шемахе, опровергали слухи о военных приготовлениях иранского шаха.

После возвращения Макария в Сирию, он отправил, в сентябре 1670 г., свое последнее посольство в Россию. Возглавлявший его тиро-сидонский митрополит Нектарий, прибыв 20 мая 1671 г. в Киев, заявил воеводам, что направлен с важной секретной миссией. Однако в Москве выяснилось, что никакой серьезной информацией митрополит не владеет, и приехал только за милостыней. Единственное, что он смог сообщить -это слухи о готовящейся войне Османской империи с Польшей.

После поездки Нектария русско-арабские связи, по разным причинам, надолго заглохли.

Таким образом, можно, во-первых, сделать заключение о невысокой ценности арабских разведданных, поступавших в Россию. Клирики провинциального (не только географически, но и психологически) Анти-охийского престола находились далеко от Стамбула, источников интересовавшей Москву информации о настроениях Высокой Порты и передислокации воинских частей. Во-вторых, сообщения сирийских информаторов отличались географической спецификой - если греки и балканские славяне в своих донесениях освещали события в Восточном Средиземноморье и Восточной Европе, то значительная часть арабских сведений относилась к Кавказу, Закавказью, Ирану. Наконец, следует отметить, что и среди православных арабов был один политик серьезного масштаба, пытавшийся оказывать влияние на русскую стратегию на Кавказе - Павел Алеппский, автор "Описания Грузии". Таким образом, многогранная личность Павла, крупнейшего деятеля арабо-православной культуры Позднего Средневековья, расцвечивается новыми красками.

Тезисы Научной конференция "Ломоносовские чтения", Москва, 1999 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования