Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
18 апреля 17:13Распечатать

Кирилл Товбин. ВЕРА И ИДЕНТИЧНОСТЬ. Внешние проявления религиозности вытеснили глубинную, истинную духовность, мистическую связь с Богом и искание этой связи. Часть 2


Часть 1 здесь.

Поп и попс

Мутит. Дело в том, что человека никто не отменял. Вот Фромм опасался, что человек станет роботом, послушным исполнителем заложенной программы [1]. Вот Бодрияр пишет, что террорист – такой же продукт масс-медиа, как и любой телевизионный потребитель, и ничего потустороннего, альтернативного в нём нет, никакой свежести [2]. Вполне вероятно, что все мы превратились в зомби. Но мне всё-таки кажется, что человек ещё продолжает делать свой выбор. И вообще, наверное, Бог не даст полностью превратить нас в роботов. Максимум – в киборгов. Но сама необходимость делать выбор настолько неприятна современному человеку, что он сократил её до примитивности, до фарса[3]. Фукуяма ярко показывает, как мы выбираем только из предложенного и как ничтожна наша избирательность сама по себе [4]. Кем так устроено? Самими собой! Но не всегда ли было так? Если у нас аннулировали возможность выбирать Горнее, Божеское (подобно замятинской операции по вырезанию фантазии) – всё понятно, хотя и грустно. Но если мы попросту разучились заглядывать Туда, в сторону Тихого Света? Что если эмансипация "я" зашла так далеко, что человек превратился в иное биологическое существо, не способное рвануться к Богу, презрев себя?

Я - это Ад. Яд! Сатана заполняет душу, не идущую к Отцу Светов, служением не сатане, а служением человека самому себе. Потому что любой путь ведёт в ад, ежели он не ведёт к Богу. Даже путь к самому себе, даже свой "личный выбор", даже своё "самовыражение".

"Я" должно раствориться ради Христа. Не припрятаться, не рассосаться в сонме схожих одиночеств. "Потерявший душу свою за Меня, найдёт её" (Мтф., 10:39). Господь придёт только в разрушенный мир сердца и личности.

Потому, когда люди пытаются "оторваться" от попсовой действительности, кидаясь в религию, партию, секту, ролевую игру, – они никуда не пропадают. Они здесь, в этих координатах. (Ищи лучше!) Они просто перемещаются в иную папку всё того же компьютера. В крайнем случае – меняются расширения файлов ("doc" – на "rtf"). Сущностного перерождения не происходит, мы на это не способны [5]!

В основе "личного выбора" сейчас лежит не отказ от Самости, а переименование себя. Только оболочки! Щеголеватые мировоззрениями мусульмане, гордые осознанием своей растущей мощи; старательно непричёсанные и немытые панки; торжественно носящие бороды и вселенскую спесь староверы. Разница? Только в языках и шрифтах, которыми написаны ценники. Каждый точно знает, чем из Своего он заплатил за свою идентичность, что у него осталось в кошельке мировоззрения, что приобрёл. Что из старого согласуется с его внутренним новым – а что пришлось отпустить во избежание внутреннего конфликта идентичности. Есть только "я"! Святого нет ничего, потому что не осталось места, где нет места человеку. Притвориться мучеником, пророком, апостолом, думая, что это притворство оттянет подальше, замаскирует сладостно пульсирующее "я".

Пришло такое время, когда не просто веры не осталось – не осталось способности к вере. Лишь множественность спектаклей и самообликов, в которые актёры страстно верят, потому в мире вседозволенной и бесшабашной множественности они ищут своё лицо, свою идентичность. Идентичность вытеснила религиозность.

Проблема современной религиозной ситуации в России и, думаю, в мире, – в том, что потерянные, оболваненные, рассосавшиеся в опустошённом пространстве индивиды получили возможность рвануться в религию и спрятаться за Богом от своего убожества. Те, кто ползут сейчас в храмы, ищут не спасения от мира, а спасения от попсы!

Сходства и различия Идентичности и Веры

Сходства

Идентичность и Вера могут чётко выразить своё кредо, определить свои границы, содержание, рамки дозволенного. Причём одними теми же словами!

И Вера, и Идентичность абсолютно бескомпромиссны. Компромисс, всяческий экуменизм – дело либо прохладных верующих, либо нестрастных имитаторов, скрыто сознающих себя имитаторами. Вера и Идентичность ревностно берегут своё ядро.

Чрезвычайная сила формальных запретов. Чем больше комплексов, табу – тем сильнее в мире и верующий, и псевдоверующий

Различия

Хотя и верующий, и имитатор жёстко определяют свой исповедальный каркас, назначения этого каркаса – разные. Для верующего исповедание веры – начало Пути. Для имитатора исповедание – самоценность, сокровище. Когда возникает угроза вероисповеданию, верующий будет спокоен или уйдёт в сторону, потому что ясно сознаёт: его движет Бог, а Бог поругаем не бывает. И Господь защитит Своего или даст откровение верующему, как ему защитить себя (путём опять же Господней благодати). Псевдоверующий нашёл себя сам. Его оболочка – часто всё, что у него есть. Он не чует Чего-то или Кого-то позади себя. Внутри и вне – одиночество. Ему некуда отступать, поэтому он ненавидит любые вызовы своей идентичности.

"Поскольку их убеждения являются функцией воли, они упрямо цепляются за них. Поскольку в основе их убеждений, как правило, лежат особенности характера и собственный выбор, то любая критика воспринимается ими как личное оскорбление" [6].

Если верующий бескомпромиссен – это испуг обидеть Бога. Это бескомпромиссность ко греху, отдаляющему Бога от человека, от мира. Агрессия имитатора – самая ярая. В центре якобы-веры имитатора стоит только "я", и больше нет ничего. Ему некуда (и незачем!) прыгать в омут с головой. Потому угроза идентичности вызывает максимально агрессивный отпор, идущий до полного уничтожения угрозы. Самоимитатору некуда отступать. Для него кинематограф, философия, мирская культура – безусловное зло, но не потому, что отрывают его от Бога, а потому, что развеивают его самоопределение в мире иных мыслей и посторонних картинок. Жёсткость, пунктуальность в обрядовой и дисциплинарной сферах имитатора пропорциональны тому, насколько он боится потеряться в мире чуждой культуры.

А верующий не боится ничего. И если он чувствует, что внешнее его не затрагивает (не проникает в него, не ставит забора между ним и Богом) – он спокоен. Основное оружие верующего – брезгливо отвернуться [7].

Главное же различие в том, что Вера – это Путь, продолжающийся дальше своего "я". Идентичность, напротив, идёт к "я". Вера – познание Бога, выход из себя, идентичность – познание себя посредством религиозной системы ценностей. Самое главное – внешне эти пути почти неотличимы. Интуитивно сразу угадывается различие имитатора и верующего (не всегда!), но артикулировать это очень трудно.

"Мы верим в то, что нам нравится. Мы верим в то, во что хотим верить" [8].

Некоторые романтики от православия в начале ХХ века неоригинально грезили о наступающей эпохе Св. Духа вслед за эпохой Сына, Логоса. Такое построение не ново, не православно, оно гораздо старше дажехилиастической ереси. Это идёт (отчасти) от слов пророка Иеремии о Новом Мире, где каждый будет научен Господом. И вот, пришёл этап полной профанации этого сакрального [9]. Небесный Иеросалим сдёрнут под ноги двуногим животным без перьев. Наступила полная имитация Неба. Тысячелетняя битва плоти и духа окончилась, как всегда, страшным бифуркационным синтезом. Наступила эпоха торжества животного духа, отелесненной духовности. Религиозность стала плоской, она перестала пропитывать человеческие и общественные слои. Гиренковский "дизайн поверхностей". Мы разучились верить, потому что разучились отказываться от себя. Вернее, научились не отказываться и при этом ощущать довольство жизни и самодостаточность. Информационный слепок Церкви, украшенный картинками крестов, куполов, Русской Идеи, претендует на самодостаточность.

Имитаторы были всегда. Но сейчас они вкоренились, заявили о своей основательности. Прямо как с саламандрами Чапека: были животные как животные – прошло время – они стали силой, начали взрывать континенты и указывать автохтонным континентальным жителям, как и где им жить. И все вроде бы понимают трагиидиотизм положения, в котором звери кривляются, изображают людей, но никак нельзя высказать Коренное: у них нет души. Так и псевдоверующие: какие-то странные существа попролезали в храмы, натянули стихари, рясы и мантии, обросли бородами и что-то там гундосят в унисон Древним.

Так что изменилась роль религии в современности. (Примечательно уже и само определение роли!) Ныне религия – скукоотвод, гетто для неполноценных, уставших, злых, зажравшихся [10]. И Система сама помещает их туда, во-первых, чтобы обеспечить свою устойчивость, во-вторых, чтобы ритуалистикой псеводоверующих добить и дискредитировать оставшихся Верных.

Новые дикие?

В целом, на качественное духовное преобразование не способен теперь никто. Что делать? С нами – ничего! Но не следует делать ошибку – смешивать себя с миром. Мы неисправимы, но мир ещё исправить можно (если Христос замедлит приход Свой). Все постоянно грезят о гуннах, о варварах, которые всё сожгут, и в пляске перед очистительным костром из наших книг и компьютеров будет основан новый мир. Хороший мир! Но всё яснее становится, что никакое варварство нам не поможет, что даже тайно вожделенные исламская или китайская угроза – не более, чем модификация существующего порядка. Мы достигли укоренения на земле, мы подчинили её себе. Мы, демоны, стали царями себе и потеряли возможность бессмертия. С нами уже ничего нельзя поделать, мы – навоз.

Но мы можем стать удобрением под грядкой, на которой вырастет нечто великое и светлое. Если наша полная духовная импотенция будет хоть чуточку окрашиваться жаждой истинного духовного возрождения – мы ещё можем воспитать детей Настоящими, научить их идти не за собой, а за Богом. Мы должны растерзать себя! Вся наша культура, прикрепляющая нас к посюсторонности, должна быть уничтожена, сметена, вычищена. Великая война каждого на я-уничтожение! Обесценить себя, направить всё, что есть внутри – Тому, Кто всё нам дал.

Бога не видно за теми дымами, что мы напустили, но Он – там! Каждый должен сжечь себя. Староверы сжигали тело, чтобы очистить душу. Мы должны сжечь разум, чувства, эмоции, ценности (которые суть лишь книжки и картинки, вытатуированные в душе!), чтобы обрести Его, чтобы освободить для Него место.

Проблема в том, что эти методы уже крепко зарезервированы сектами, партиями, бойцовскими клубами и пр. И ничего не происходит. Для тех, кто хочет самоуничтожения, Система уже зарезервировала отсеки. Образованные интеллигенты, чеченские ветераны, здоровые девушки теперь пляшут на харизматических беснованиях, отдают квартиры иеговистам, деньги – "Анастасии". Как быть? Как очиститься взаправду? Бог знает! Идущий в секту (и т. п.), ищет не Божьего, а своего. Не нового духа, а маскировки старого душка современными ароматизаторами. Ведь весь комплекс страстей остаётся. Сектанты не курят, не пьют, но остаётся главное – они находят себя.

К.Н. Леонтьев считал, что, в принципе, возможно проделать путь от обряда до Бога, от уважения до веры (он и сам такой путь прошёл). Он называл это "привычкой": постепенное выполнение житейских и молитвенных предписаний, постоянное богослужение "размягчает" греховность души и делает её более восприимчивой к Свету [11]. Вероятно ли такое? Наверное, только тогда, когда глубина сердешная не испогажена грехом самости, когда внутри остаётся смутное памятование о Нём. А у нас что? Индустриальная коммунистическая пустыня сменилась постиндустриальной западнической пляской. Могло ли что-то уцелеть за 300 лет романовской политизации и меркантилизации Церкви, за 70 лет советской форсированной десакрализации, за 20 лет ряжения в использованные саваны, за годы компьютерных игрищ? Кто смог сохранить запал сухим?

Накануне революции 1917 года многие грезили о неких варварах, которые распашут поля имперской бездуховности и всколосят нивы древней Святости на Руси.

"На нас ордой опьянелой
Рухните с тёмных становий –
Оживить одряхлевшее тело
Волной пылающей крови".
(В. Брюсов)

"Хочу <…>, чтобы ударило – ударило крепко так, чтобы взвизгнуть, схватиться за голову хоть однажды, иначе наше замельчавшее псивое живьё отравит всякую жизнь" (А. Ремизов) [12].

Пришёл "взвих и встряс", пришли гунны с маузерами, перерезали перезревшее, всколосили целину, да на поверку оказалось всё это ещё одной страшной махинацией. Профанацией. В итоге было истреблено то сокровенное, народное, неприкасаемое, смутно святое, та способность Верить, что осталась токмо у "низов". То, чем восхищались и славянофилы-романтики, и евразийцы-практики. Свершился подъём народных хоругвей, но, совершенно в соответствии с христианской эсхатологией, на хоругвях начертаны были совсем не те имена…

А кто сейчас может поднять знамёна духовного возрождения нации, когда не осталось ни нации, ни Отчизны, ни способности, ни желания постичь Высшее? Когда единственный объединитель, единственный вождь и бог – Телевизор.

Единственное, что каждый из нас может сделать – уничтожить гниль мирскую в глубине себя. Это невозможно, но стремление к этому должно быть.

И на фоне грандиозной внутренней переделки мы можем воспитать детей Людьми. Научить сыновей быть мужчинами: ответственными, небезучастными к духовным вопросам, отзывчивыми, добрыми и активными, для которых семья – не случайность, не стечение обстоятельств и не средство самоутверждения, а естественная духовная потребность. Вырастить дочерей женщинами: хозяйственными, муже- и детолюбивыми, домовитыми, цинично смеющимися над западным (= современным) феминизмом.

Мы уже не сможем войти в Небеса Обетованные, но, вдоволь пострадав, мы можем прорубить тропы для наших потомков. Это и будет то дело, которое вычистит нас самих и даст слабенький шанс на искреннее и настоящее прикосновение к Господу. Если будет на то воля Его и милость Его.

Вспряньте, канаты, из грязи
Стройной струной стервенело!
Переспевающей мрази
Не закопаем ли тело?

Пусть вам Всевышний поможет
Сдвинуть всё то, что спесиво.
Вам, кто меня уничтожит,
Я поклонюся учтиво!

Великий Пост – 2007, Балаково


[1] См.: Фромм Э. Современное положение человека // Фромм Э. Догмат о Христе. – М.: Олимп, АСТ-ЛТД, 1998. – С. 94.

[2] См.: Бодрийяр Ж. Дух терроризма // http://traditionallib.narod.ru/slovo/philos/soc/bodr01.htm

[3] Некоторые современные политики цинично заявляют, что россиянин вообще не имеет права на понимание чего-то, что за него всё решено. Г. Павловский: "Почему мы считаем, что человек "должен всё понимать сам"? Это остаток советского просветительского мифа…" (В кн.: Дугин А.Г. Философия войны. – М.: Яуза, 2004. – С. 222.).Интересно: всё, что можно было выхолостить Святого – выхолостили, обобрали, превратили страну в духовную помойку, а теперь – сами такие же бомжи ума, только выше статусом – и откидывают от своей бесьей кухни того, кто хочет-таки понять…

[4] Фукуяма Ф. Великий Разрыв. – М.: АСТ, 2003.

[5] Не буду говорить, что таковы все, таковы почти все!

[6] Вейз Дж.Э. Времена Постмодерна… - С. 180.

[7] Эта тема затрагивается в очень интересном, хотя и романтически претенциозном эссе: Корнев С. Трансгрессивная революция: Посвящение в постмодерн-фундаментализм // http://kitezh.onego.ru/trans_re.htm

[8] Вейз Дж.Э. Времена Постмодерна… - С. 197.

[9] Тему профанного и сакрального затрагивать не буду ввиду её обширности и увлекательности. Р. Генон и его последователь А.Г. Дугин прекрасно показывают примитивизацию духовности, целенаправленное уничтожение Божеского в мире, переход к чисто земному, бездуховному мышлению. Эта тема чрезвычайно полезна при обдумывании вопроса о самой способности верить сейчас. См., напр.: Генон Р. Кризис современного мира // http://traditionallib.narod.ru/slovo/traditio/genon/genon05.htm; Генон Р. Царство количества и знамения времени // http://traditionallib.narod.ru/slovo/traditio/genon/genon02-0.htm; Генон Р. Инициация и духовная реализация // http://traditionallib.narod.ru/slovo/traditio/genon/genon08.htm; Дугин А.Г. Рене Генон: Традиционализм как язык // http://nu.arcto.ru/archives/dugin/1/

[10] Писатель Перес-Реверте потрясающе разворачивает тему псевдоморфоза современной религии, вместо служения Богу перестроившейся на Отвлечение и Успокоение потребителя образов: Перес-Реверте А. Кожа для барабана, или Севильское причастие. – М.: Эксмо, 2004. – С. 188 и слл. Подобных наблюдений я не встречал ни в научных статьях, ни в публицистике. По-моему, Перес-Реверте почуял коренную трансформацию самих основ современной якобы-веры и показал связь этих апокалиптических процессов с духом нашего времени.

[11] См.: Леонтьев К.Н. Записки отшельника // Избранное. – М.: Рарогъ, Московский рабочий, 1993. – С. 252. Многие статьи Леонтьева, актуальные сегодня, можно найти: http://leontiev.net.ru.

[12] Ремизов А.М. Взвихренная Русь. – М.: Сов. Россия, 1990. – С. 129.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования