Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
11 января 16:13Распечатать

Владимир Ойвин. ЗЕМЛЯ – СТРАНА ТЕНЕЙ ИЛИ ЖИВЫХ ЛЮДЕЙ? За что же мы получаем посмертное воздаяние? За "обложку", на которой значатся наши имена и даты рождения и смерти? Или все же за книгу нашей жизни, заключенную между крышками переплета?


Размышления Алексея Кочетова после просмотра фильма Эндрю Адамсона по книге "Лев, колдунья и платяной шкаф" – первой из семи книг Клайва Стейплза Льюиса, вошедших в "Хроники Нарнии", вызвали желание возразить ему. Фильма, к сожалению, я пока не видел, так что речь пойдет не об этой ленте, а о позиции Клайва Льюиса, согласия с ней А. Кочетова и моем ее восприятии.

Я тоже верующий – протестант, в отличии А. Кочетова, который, как мне показалось из его текста, православный. Я прочел "Хроники Нарнии" в 1988 г., но начал со второй истории Хроник ­ "Племянник чародея". Читал не в машинописи, а карманного формата книжку, переведенную и выпущенную в Америке протестантским издательством "Slavic Gospel Press" (SGP) при "Славянской евангельской миссии", действовавшей в небольшом городке Уитоне (Whiton) под Чикаго. Миссию создал и до своей кончины руководил ею замечательный человек Петр Дейнека, сын эмигрантов из России. Главным редактором SGP был эмигрант из России писатель Михаил Моргулис. До "Хроник Нарнии" SPG выпустило на русском языке несколько замечательных книг Клайва Льюиса для взрослых: "Письма Баламута", "Боль", "Сущность христианства".

Уже потом я узнал, что первая история "Хроник Нарнии" – "Лев, колдунья и платяной шкаф" была выпущена издательство "Детская литература" в 1978 г. Притчи Клайва Льюиса также произвели на меня потрясающее впечатление, хотя, в отличие от автора рецензии, я был тогда уже далеко не ребенком (мне было уже под 50 лет). Тогда в конце 80-х годов я прочел сказки Льюиса залпом, взахлеб и на многие детали не обратил внимания. Но теперь я их прочитал бы несколько иными глазами и с учетом более длительного религиозного опыта.

Давно уже я не брал в руки сказки про Нарнию. Но сегодня некоторые размышления А. Кочетова в связи с фильмом и приведенные им цитаты из "Хроник…" остановили мое внимание. Я хочу кое в чем возразить и Алексею Кочетову, и, как это ни самонадеянно, Клайву Льюису.

А. Кочетов пишет: "Новая для меня мысль о том, что истинная жизнь может начаться после смерти в некоем ином мире, который лучше нашего, поражала своею необычностью". И ниже в подтверждение своих детских впечатлений автор приводит слова Клайва Льюиса, который утверждает: "Вся их жизнь в нашем мире, все приключения в Нарнии были только обложкою и титульным листом. Теперь, наконец, началась Глава Первая Великой Истории, которую не читал ни один человек на земле; Истории, которая длится вечно; Истории, в которой каждая глава лучше предыдущей".

Вот тому, что наша земная жизнь "были только обложкою и титульным листом" и что "истинная жизнь может начаться после смерти" мне хочется возразить.

Сначала вопрос. Если истинная, т. е. вечная жизнь начинается только после смерти, то чем же тогда является наша жизнь земная, временная, конечная? Фантомом, индуистской майей? Или она, наша жизнь проистекает, как считают солипсисты, только в нашем собственном воображении? Если наша земная жизнь неистинна, эфемерна, то тогда так же неистинны наши грехи, совершаемые в неистинном мире. Тогда за что же мы получаем посмертное воздаяние: в жизнь вечную или в вечную погибель? За "обложку", на которой значатся наши имена и даты рождения и смерти? Или все же за книгу нашей жизни, заключенную между крышками переплета?

Да, безусловно, наша земная жизнь, как бы они ни была длинна, даже у Мафусаила, ничтожно коротка на фоне вечности. Это даже не мгновение в ней. Мне врезалось в память определение, а скорее, иллюстрация понятия вечности в романе Франсуа Мориака "Подросток былых времен". У меня нет его сегодня под рукой, посему перескажу. Его, кажется, дал один иезуит мальчику в католической школе. Представьте себе алмазный куб с гранью в километр. Раз в 1000 лет прилетает ворон и чистит об него свой клюв. Так вот: время, за которое этот алмазный куб изотрется от воронова клюва – это мгновение в вечности!

Но как бы ни была коротка, в сравнении с вечностью, наша земная жизнь, но именно она определяет нашу жизнь посмертную, то, как мы ее будем проживать! Никто не в состоянии прожить жизнь на Земле и не согрешить – это, к сожалению, в природе человека. Но многое определяет наше собственное отношение к нашим грехам. Раскаиваемся ли мы и осуждаем ли мы их сами. Насколько мы вообще осознаем некоторые наши поступки и, более того, мысли как греховные – ведь не секрет, что мы, в силу своего человеческого несовершенства, а может просто недомыслия, можем этого так никогда в жизни и не понять. И это самое горькое. Ибо нет греха, который нельзя было бы замолить – вспомним разбойника, распятого рядом с Христом, – но для этого грех, по крайней мере, надо осознать! Утешает только то, что мы также не можем знать и истинных границ милосердия Божия – кажется мне, что они гораздо шире человеческих представлений, искаженных нашей злобой и мстительностью.

А. Кочетов, вслед за Льюисом, называет Землю страной теней: "Разве вы не догадались?.. Ваши папа и мама, и все вы, как называют это в стране теней, – мертвы. Учебный год позади, настали каникулы. Сон кончился, вот и утро". И с этим я не могу согласиться! Если Земля – страна теней, то и все населяющие ее люди – тени. Если Земля – страна теней, то тенью были и изгнанные из рая Адам и Ева, и праотцы Авраам, Исаак, Иаков, и Моисей, и царь Давид, и Иов, и Исайя, пророчивший о Мессии, и Иоанн Креститель. Но ведь в полной мере человеком в своей земной жизни был и Спаситель! Так, что, и Христос был тенью?! Господь создал человека по своему образу и подобию (я не имею в виду физическое подобие – я далек от антропоморфизма, которое отношу к одному из самых ярких проявлений язычества). Но если земной человек – тень, то ею же неизбежно следует признать и Того, кто создал его по своему образу и подобию. Поскольку этого я признать не могу, надеюсь, что не признаю этого никогда (хотя и говорят, что никогда не говори никогда), то не соглашусь и с тем, что Земля, населенная существами, созданными по образу и подобию Божиему, "страна теней". Если земная жизнь – сон, морок, фата Моргана, то в жизни вечной мы не можем нести ответственность за поступки, совершенные во сне. Иное – немилосердно!

Любопытно, что в рамках той же цитаты Клайв Льюис противоречит себе. Он пишет "Учебный год позади, настали каникулы". Вот с этим высказыванием я согласен. Действительно, наша жизнь – непрерывная школа. Особенно это ясно для верующих. Вначале мы просто учимся ходить и говорить (как мы знаем – не всем дано и это), потом читать и писать, потом более сложным наукам. Одновременно идет научение нравственное и духовное – мы начинаем различать, с разной степенью успешности, что хорошо, и что плохо. Мы учимся молитве – сначала бесхитростной, а потом и умной, пытаемся смирять самодовольство и гордыню, стараемся научиться принять неизбежное и изменить то, что возможно и просим мудрости отличить одно от другого – можно многое перечислять в этом перечне. Нам бы неплохо было бы научиться правильно принимать наши поражения и даже смерть, и свою в том числе, но в наши дни редко кто "отходит к Господу"…

Жизнь – школа, в которой экзамены сдаются не раз или два в год во время сессии, а ежедневно. И то, что ты успешно сдал экзамен вчера, не гарантирует, что сегодня или завтра ты правильно ответишь на тот же самый вопрос. И наоборот – можно провалить несколько таких экзаменов, но потом сдать его "на отлично". Но как бы ты ни ответил на вопросы, которые ставит перед тобою жизнь, в этой школе нельзя остаться на второй год. Черновиков в этой школе нет – все пишется "набело". Но при этом нам не дано предугадать, какой наш поступок и по какой шкале будет оцениваться. Да может ли быть такая шкала?

Вспомним притчу про луковку, которую Грушенька рассказывает Алеше Карамазову. (Кстати, похожая по смыслу притча есть и в буддизме.) Умершая старушка обнаружила себя во аде и оттуда воззвала к милосердию Спасителя. В ответ Христос послал Ангела, который протянул этой старушке луковку, которую она когда-то подала голодному нищему, и стал вытягивать ее из адского пламени. Тут к старушке попытался прицепиться другой грешник, но она стала отбиваться со словами: "Отцепись! Это моя луковка!" И луковка оборвалась… Так что: или наша жизнь – школа, ли мы в "стране теней", а теням школа ни к чему?

Молю Бога только об одном – суметь бы окончить эту школу хотя бы на три с минусом и заслужить бессрочные каникулы, но как это, друзья, нелегко и даже, более того, трудно. Неуд получить куда как проще и боюсь, увы, вероятнее…

Теперь о детях и их восприятии "Хроник Нарнии". А. Кочетов пишет в заключение: "Так давайте же уподобимся детям, верящим в чудо, победу добра и Истории со счастливым концом!" Да, большинство детей, по-прежнему, верят в чудо, в победу добра и в истории со счастливым концом. Но есть и другие дети, развившиеся быстрее нас, которые задают взрослым такие вопросы, на которые те по настоящему не могут ответить. Хорошо, если у взрослых хватает мужества сказать, что у них на такой вопрос ответа нет. Чаще же всего мы начинаем выкручиваться, фальшивить или просто врать, а это умные дети, способные на нетривиальные вопросы, чувствуют сразу, замыкаются и перестают их задавать. Мой сын всегда был, да и теперь в свои почти 23 года, остается большим мастером задавать вопросы подобного свойства. Так в пятилетнем возрасте он был очень напуган историей со Всемирным потопом, прочитанной ему в изложении Детской Библии. Больше всего его поразила гибель в Потопе даже не людей, а невинных животных. Он обнял нашу собаку, горько плакал и спрашивал: "Неужели за мои грехи Бог может утопить Тузика?"

Так вот, возвращаясь к нашей теме. Нашему сыну моя жена прочла "Хроники Нарнии", когда ему шел восьмой год. Он уже тогда осознал, если для краткости говорить взрослым языком, сакральность фигуры Льва Аслана, даже к финалу сумел отождествить Льва с воскресшим Христом, но в конце грустно задал ей вопрос: "Почему Аслан и его друзья все время так много воюют и убивают? Почему во имя добра льется так много крови?" Жена не нашла ответа на эти вопросы и честно сказала, что не знает его.

Проблема страдания и неизбежности в мире зла, на мой взгляд, самая сложная для понимания вообще, и не только для детей. Ее трудно осознать на логическом уровне, но еще труднее – на эмоциональном. Вот почему Книга Иова стала с возрастом любимой в Ветхом Завете. Многое, но не все (я так и не сумел полностью разрешить внутри себя эту проблему), помогают понять и принять книги и эссе Григория Померанца, стихи Зинаиды Миркиной и их совместные лекции. Об этом писал и Клайв Льюис ("Боль"), но его рассуждения по этому поводу не сильно продвинули меня в разрешении проблемы страданий и боли. Да и предназначены эти книги для взрослых и мало помогают в беседах с детьми.

Я же благодарю судьбу, что она избавила меня от того вопроса сына, на который я бы на его уровне понимания тоже не сумел бы дать ответа. Ни тогда, ни сегодня, 15 лет спустя. Если кто считает, что знает, как ответить ребенку на этот вопрос – напишите. Буду очень признателен – может быть, если доживу до внуков, попытаюсь ответить им, если они сумеют задать такие вопросы…


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования