Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
25 ноября 14:07Распечатать

Сергей Дегтяров. РАЗДЕЛЕНИЯ И ОБЪЕДИНЕНИЯ. Свежие новости о юрисдикционном делении российских ИПЦ


В начале 90-х годов прошлого века из подполья вышли приходы, вынужденные доселе скрываться. Казалось бы, восстановление принципов свободы вероисповедания в России должно было положительно отразиться на деятельности Церкви. Но Катакомбная Церковь столкнулась с сопротивлением Московской патриархии, привыкшей за несколько десятилетий к "монополии". Поддерживаемая новой российской властью, РПЦ МП приложила все усилия к устранению "конкурентов".

С 1998 года деятельность одного из течений РИПЦ координировал Священный Синод - были открыты епархии в некоторых регионах России и за рубежом. Катакомбная Церковь, не имеющая почти никакой структуры, в постперестроечный период оказалась в еще более тяжелом положении. Московский патриархат объявил иерархов Катакомбной Церкви самосвятами. Холодно к ним отнеслись и архиереи РПЦЗ. Только епископы, относящие себя к "иосифлянам", проявили по отношению к катакомбной иерархии лояльность. Покинутая своими зарубежными братьями Катакомбная Церковь начала "самостоятельную жизнь", без перспектив дружественного диалога с РПЦЗ и РПЦ МП.

Начало XXI века можно смело назвать периодом "объединения русского православия". При активной поддержке президента начался процесс объединения РПЦЗ (в юрисдикции митрополита Лавра) с Московской патриархией. В 2004 году состоялась встреча Патриарха Алексия с митрополитом Лавром, на которой главы двух частей РПЦ обсудили вопросы, связанные с объединением. Мешавшего объединительному процессу старца – митрополита Виталия - Синод РПЦЗ(Л) попытался устранить, но канадская полиция не допустила незаконных действий представителя Синода епископа Михаила Донскова, который пытался увезти митрополита из его резиденции. Поняв, что митрополит Виталий ни под каким предлогом не поддержит действия РПЦЗ(Л), Синод закрыл все счета, лишив тем самым митрополита даже самого скудного содержания.

В то же время в Москве прошел "объединительный собор" трех частей ИПЦ, на котором встретились иерархи, относящие себя к "иосифлянам" (во главе с митрополитом Рафаилом Прокопьевым), катакомбники-секачевцы (во главе с митрополитом Епифанием Каминским) и Апостольская Православная Церковь (митрополита Стефана Линицкого). 20 архиереев из различных юрисдикций приняли решение о создании единого Священного Синода. В феврале 2004 года начался Поместный Собор единой РИПЦ. Его участники приняли решение "о возвращении Церкви дореволюционного названия – Православная Российская Церковь", приняли несколько документов, обращенных к иерархам других юрисдикций (в котором они предложили влиться в "процесс объединения"), патриархам автокефальных Церквей и Президенту РФ. Если к первой сессии Собора подготовку всех документов осуществлял образованный  митрополит Кириак (Темерциди) – ученик митрополита Никодима (Ротова), пришедший в РИПЦ вместе с митрополитом Стефаном, - то ко второй сессии у Рафаила Прокопьева появились другие помощники – игумен Иннокентий Павлов, архиепископ Никодим Колесов и епископ Павел Зинкевич (двое из них прошли "практику" в ОВЦС МП). Пылкий и порой чрезмерно активный митрополит Кириак оказался, что называется, "за бортом". Поэтому, на Поместном Соборе РИПЦ практически не было противовеса не очень образованному в церковном плане, но неплохо справляющемуся с "командованием" РИПЦ митрополиту Рафаилу. Заручившись поддержкой большинства членов Собора, митрополит Рафаил запланировал на майскую сессию Собора 2005 года выборы "патриарха ИПЦ".

Сегодня четко сформировались по идеологическому принципу православные группы, не относящиеся к РПЦ МП. Устоявшаяся РПАЦ митрополита Валентина впитала в себя наиболее "стойкие" приходы и достаточно грамотное духовенство и на сегодня является, пожалуй, самой многочисленной из "альтернативно-православных" юрисдикций России. Немного российских приходов остались в РПЦЗ(В), не желая участвовать в процессе объединения с РПЦ МП. РИПЦ митрополита Рафаила вобрала в себя весь оставшийся епископат, по тем или иным причинам, не принимаемый ни в одну из юрисдикций. В связи с последними событиями в РИПЦ, скорее всего, сформируются в отдельный Синод или вернутся в Апостольскую Православную Церковь "прогрессивные" архиереи во главе с митрополитом Кириаком Темерциди (эта группа, в отличие от остальных участников РИПЦ, отличается наличием богословского или хотя бы какого-то образования). РПЦЗ(Л) ведет активную объединительную работу и, вероятно, скоро сольется с РПЦ МП. И еще одна русская православная юрисдикция – так называемые "евлогиане" - последователи митрополита Евлогия, присоединившегося во время революционной смуты к Константинопольскому патриархату в качестве автономной русской архиепископии в Европе, - довольно уютно чувствует себя во Франции и Италии, оставаясь, скорее уже не частью Российской Церкви, а национальным экзархатом Вселенской патриархии.

***

Однако попытки объединения разрозненных частей ИПЦ привели к очередному фиаско. Прошедший в храме на улице Радио собор, который, как предполагалось, должен был сплотить силы ИПЦ, закончился взаимным "непониманием" и скандалами во время самого заседания. Сегодня "историю катакомбных расколов" можно рассматривать уже как самостоятельное явление.

Началось все с активной деятельности протопресвитера Александра (Михальченкова-Сергеева-Зарнадзе) – бывшего иподиакона старца-митрополита Виталия, а ныне клирика Бессарабской митрополии официальной Румынской Православной Церкви. Свою церковную карьеру в России А. Сергеев начал с создания первого братства РПЦЗ "не в рассеянии". Нужно отметить, что его детище довольно успешно действовало. До определенной поры… Разочаровавшись в "деятельности иностранцев в России", А. Сергеев "отошел" от РПЦЗ, начав серьезное изучение российских катакомб. Грешно не отметить его способностей и не позавидовать инициативности и трудолюбию. В короткие сроки молодой церковный деятель разыскал нескольких потенциальных претендентов и обратился с просьбой о хиротонии последних в архиереи для "воссоздаваемой РИПЦ" к украинскому автокефальному Патриарху Димитрию Яреме. Вскоре Российская Истинно-Православная Церковь получила своих первых архипастырей – Иоанна Модзалевского и Стефана Линицкого. События начали развиваться с неимоверной быстротой. К 1998 году епископат церкви составил пять человек. Помимо двух вышеназванных архиереев, к синоду присоединился эмигрировавший из Грузии "звиадист" архиепископ Амвросий Катамадзе. Были рукоположены во епископы Рафаил Прокопьев и Сергий Моисеенко. Рукоположенный первым архиепископ Иоанн Модзалевский, почувствовав, что власть в новой структуре выходит из его рук, созвал "собор РИПЦ" из, собственно, самого себя и попытался "отлучить и запретить", но поняв бессмысленность своей затеи, вернулся в "ридну Украину" - под крыло породившей его матери-церкви. Оставшиеся в России преосвященные организовали свой синод, уже без участия Модзалевского, при этом в Московскую область были назначены три архиерея. А чтобы никому не было обидно, все они стали именоваться викариями. А епархией управлять стал не один архиерей, а "совет преосвященных викариев".

Собственно, такое положение до поры, до времени всех устраивало, так как управлять-то, собственно, было нечем. На троих архиереев в Москве приходилось два прихода "полуподвального типа". Вскоре к этой организации присоединились и ушедшие из РПСЦ архиепископа Валентина (Русанцова) епископы Арсений Киселев и Александр Миронов. Как старейший по хиротонии, архиепископ Амвросий был возведен в митрополичье достоинство и имел право председательствовать на заседаниях синода. Некоторое время иерархия просуществовала в духе братской любви. Но вскоре возник вопрос об избрании "главы церкви". Причем имевший виды на этот титул митрополит Амвросий Катамадзе настаивал именно на учреждении поста "местоблюстителя". Понимая всю несуразность такого поворота дел, Александр Сергеев (уже протопресвитер и секретарь синода) попытался образумить старцев. Но его влияние на деятельность собранных им воедино архиереев уже закончилось. Архиереи, посовещавшись, назначили выборы своего первоиерарха. Собрались в подмосковном Санино – крестовом храме архиепископа Арсения. Уже на сем соборе своих собратьев попытались образумить архиепископы Стефан Линицкий и Арсений Киселев. И тут произошел курьез… "Почему мы не можем выбрать себе первосвятителя? – в сердцах вскричал пылкий и горячий митрополит Амвросий и обратил свой взор в сторону А. Сергеева. – Что нам мешает? Вы, отец Александр, сатана". Отец Александр, понимая, что объяснять ненормальность выборов первосвятителя для десятка приходов бессмысленно, привел доводы иного характера: "Вот вы, владыка, в случае, если митрополитом изберут, к примеру владыку Рафаила, станете ему подчиняться"? Уверенный в поддержке большинства, митрополит Амвросий заявил: "Да. Я буду ему подчиняться. Чтобы вы в этом убедились, я отдаю ему свой голос". Присутствующие архиереи, вероятно, приняв эту фразу за отказ митрополита от "первосвятительства", поддержали старейшего иерарха и, в большинстве, отдали свои голоса Рафаилу Прокопьеву. Против проголосовали только архиепископы Арсений и Стефан. Было совершено еще несколько хиротоний.

Таким образом, епископат РИПЦ составили: архиепископы Волоколамский Рафаил (Прокопьев), Крутицкий Амвросий (Катамадзе), Дмитровский Стефан (Линицкий), Санкт-Петербургский и Старорусский Сергий (Моисеенко), Владимирский и Муромский Арсений (Киселев), Казанский и Марийский Александр (Миронов), епископы Саратовский и Царицинский Дидим (Нестеров), Пензенский и Симбирский Тихон (Киселев), Хельсинкский и Прибалтийский Назарий (Катамадзе), грузинские Моисей (Ходжава) и Николай (Модебадзе).

Но вскоре возник конфликт между двумя митрополитами. Рафаил Прокопьев стал что называется "выходить на передний план". Причем, не отличавшийся какими-либо познаниями в церковной сфере, он стал делать это в довольно грубой форме. Через небольшой промежуток времени конфликт достиг "пика развития". Поводом для раскола стало заседание синода, на котором под нажимом митрополита Рафаила было принято решение о хиротонии в епископский сан протоиерея Вячеслава Лисового. Не согласившись с решениями собратьев, митрополит Амвросий, поддерживаемый архиепископами Арсением и Александром и епископами Тихоном, Моисеем и Николаем, провел собственный синод, на котором наложил прещения на митрополита Рафаила "за шарлатанство и целительство", архиепископа Сергия - за раздачи орденов от имени церкви и всех, кто остался в общении оных. Так РИПЦ раскололась во второй раз.

Вскоре от митрополита Рафаила отошел и новорукоположенный епископ Вячеслав Лисовой. В "каноническом обосновании" своего отделения епископ Вячеслав, как ни странно, сослался на "оккультизм и связь с псевдоцерковными организациями" митрополита Рафаила. При всем этом, объявив себя архиепископом Московским, Вячеслав Лисовой расположился в "целительском центре" экстрасенса Владимира Розенталя, рукоположив последнего в сан священника.

Через некоторое время митрополит Рафаил начал "собирать камни". Побывшие в одиночестве епископы, истосковавшиеся по церковным съездам, вновь объединились под крылом митрополита. Только вот Рафаил Прокопьев, за несколько лет так и не научившийся церковной службе и нормальному знанию славянской грамоты, стал лучше ориентироваться в "церковной политике". В 2003 году, выступив эдаким отцом-объединителем, он собрал в своей частной клинике на ул. Радио пару десятков архиереев, как входивших ранее в синод РИПЦ, так и рукоположенных за прошедшее время. Особой "фишкой" собора стало привлечение к этой деятельности "секачевского" митрополита Епифания Каминского и кандидата богословских наук, авторитетного среди интеллигенции и в диссидентских кругах митрополита Кириака Темерциди. Последний еще в юности, вместе с нынешними архиереями МП Калининградским Кириллом и Виленским Хризостомом, иподиаконствовал у митрополита Никодима Ротова. На протяжении многих лет служил в РПЦ МП, причем водил серьезные знакомства не только среди епископата, но и в Священном Синоде. В свое время, пребывавший в фаворе митрополит Питирим высказывался о хиротонии Кириака Темерциди и даже о его работе в синодальных учреждениях. Обе "находки" Рафаила Прокопьева сыграли свою роль. За Епифания "уцепилась" консервативная часть церкви, а вместе с Кириаком в структуру началось вливание образованных священнослужителей (до той поры духовным образованием отличался только Арсений Киселев). Присутствие в РИПЦ "авторитетов" привело к сплочению всех ранее разрозненных архиереев и к переходу в РИПЦ приходов из других юрисдикций. Все, казалось бы, должно было быть хорошо. Да не тут-то было…

Первым из сего собрания ушел митрополит Виталий Кужеватов, призвав к этому и митрополита Кириака. Поняв, что "лечить" малообразованную массу архипастырей бессмысленно, митрополит Виталий предпочел вернуться к своему исконному бытию и возглавил "осиротевшую" к тому времени Апостольскую Православную Церковь. Отошел от синода и буквально исчез с "церковного горизонта" и возведенный в сан митрополита Александр Миронов.

В феврале 2004 года прошел "поместный собор" ИПЦ. Понимая, что главенствующий митрополит Рафаил не в состоянии хоть как-то грамотно изложить свои мысли, тексты докладов для него написал митрополит Кириак. Он же "направлял" деятельность вновь созданного синода в "нужное русло".

Но вскоре ситуация изменилась. Архиереи перестали посещать "синодальный дом" на улице Радио из-за разногласий с новым викарием митрополита – Бронницким епископом Евгением Старостиным. Стали редко ездить на заседания синода митрополиты Арсений и Кириак. К тому же, без приглашения митрополита Кириака митрополит Рафаил поехал с "пастырской" поездкой по Северному Кавказу. Отслужив литургию в храме Пятигорска, митрополит Рафаил даже не удосужился заехать к правящему архиерею поздороваться, проведя несколько дней на Кисловодской даче друзей игумена Андрея Давидяна. Помимо всего прочего митрополит Рафаил стал совершать хиротонии в епархии митроплита Кириака, что привело к серьезным разногласиям между архиереями. "Последней каплей" стало оскорбление митрополита Кириака архиепископом Евгением и вопрос о хиротонии "викарием" в северокавказскую епархию игумена Андрея, тепло принявшего Рафаила в Кисловодске. Митрополит Кириак, высказав участникам заседания свою "недоброжелательную" позицию, до самого "поместного собора" на улице Радио больше не появился.

Возникшую нишу быстро заполнили. И тоже образованные и авторитетные люди. Новые идеологи превратили церковь в политическое оружие против своего бывшего руководителя – митрополита Кирилла Гундяева. Выходцы из той же самой "ротовской" школы игумен Иннокентий Павлов (бывший ранее референтом ОВЦС МП), архиепископ Никодим Колесов (экс-благочинный Свято-Данилова монастыря) и епископ Павел Зинкевич начали "свою игру". Причем, каждый – откровенно свою. Создалось впечатление, что РИПЦ специально дискредитируется в глазах общественности.

Что будет дальше с российскими катакомбами покажет время. Нам же остается только наблюдать и ждать, когда же архипастыри угомонятся и займутся своими прямыми обязанностями – окормлением паствы… Ну, или хотя бы изучением Закона Божия.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования