Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
13 января 16:17Распечатать

Андрей Онищенко. ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЦЕРКОВЬ: МИФ ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ. Где скрываются истоки нынешней псевдосимфонии РПЦ МП и Кремля? Часть первая


Сама возможность поставить подобный вопрос в государстве, в Конституции которого четко прописана его основная обязанность - защита прав и свобод человека и гражданина, представляется абсурдной. Поскольку российское государство, если верить канонам Конституции, существует ради служения человеку и гражданину, оно должно быть отделено от вмешательства в его частную жизнь, дабы обеспечить ему свободное "право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать и менять, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними" (Закон "О свободе совести и религиозных объединениях", ст. 3, п.1). Но, глядя на окружающую нас российскую действительность, абсурдной кажется вовсе не постановка вопроса, а процитированные выше положения из законов. У любого здравомыслящего человека в нашей стране полное несовпадение написанного в законах происходящему в жизни может вызывать лишь горечь и почти безысходное, навязчиво тоскливое déjà vu – где-то мы уже это видели. Видели уже столько раз, что с большой достоверностью можем предположить, что будет дальше.

Что же мы видели? Что беспощадно характеризовало российское общество во все времена при всех правителей? Несмотря на колоссальный жизненный потенциал, данный Творцом нашей нации, при огромном количестве выдающихся мыслителей, ученых, творческих и свободолюбивых людей, которыми была всегда богата наша земля, к глубочайшему сожалению, носителей российского менталитета всегда отличали характерные особенности:

- преданность авторитету самодержца, готовность безоговорочно служить ему;
- догматизм, максимализм, непримиримость к любым оппонентам;
- авторитарность мышления, ограниченность внутреннего мира, слабая выраженность духовной жизни;
- отсутствие развитого правосознания и вообще представлений о правах и свободах человека.

Например, в условиях большевизма этот тип самосознания нашего народа был идеально востребован советским режимом, воспроизводя многие реальности свергнутого строя, с одной лишь поправкой: из идеологии была удалена православная составляющая, которую заменила идеологическая конструкция коммунистического учения.

Отчего же участь гражданина и человека во все времена в России столь похожа? Государственная идеология и российская ментальность были сформированы под влиянием византийской цивилизации с её религиозно-политической идеологией. Эта идеология в основе своей предполагала такой принцип формирования государственного устройства как "симфония властей" или "византизм". Этот принцип декларировал особую близость, фактически слияние государственной и церковной власти. К слову, образ современного герба Российской Федерации, который в известном нам виде появился еще при Иване III, когда русский царь женился на Софье (Зое) Палеолог, племяннице последнего византийского императора Константина XI, провозгласив этим союзом Московское государство преемницей Византийской империи, подтверждает актуальность нашего вопроса.

Византизм стал основной стратегией выстраивания церковно-государственных отношений, основой для построения общества и воплотился в обширный культурно-исторический комплекс религиозных, социальных, политических, правовых, моральных идей и соответствующих им социальных практик, обусловивших основные отличия дальнейшего развития российской цивилизации. Как следствие образовалась мечта о Москве как о "третьем Риме" после падения Рима второго – Константинополя.

Вся эта система изначально обладала ярко выраженным авторитарным характером, была основана на жесткой воли верховной власти и представляла собой структуру, не допускающую в свои догматические пределы ничего из того, что могло бы поколебать её устойчивость, и потому не поддающуюся каким-либо существенным преобразованиям. Отношения между Русским государством и государственной Церковью впоследствии были закреплены в специальной главе Основных государственных законов Российской Империи ("О вере"). Греко-Российская Церковь, которую возглавлял император, признавалась "господствующей" и "первенствующей". Император, "как христианский государь", был обязан защищать прежде всего именно её интересы. Система управления Церковью строилась на сочетании власти иерархии и светских бюрократов. Обер-прокурор, будучи "оком государевым" и непосредственно назначавшийся императором, имел неограниченные возможности влиять на высшие церковные структуры (Святейший Синод и подчиненные ему органы, епископат). По существу, именно он определял политику государства в отношении православной Церкви. Используя религиозно-церковные структуры в своих политико-идеологических и социальных целях, государство в ответ создавало для Церкви условия наибольшего благоприятствования, поддерживая ее материально, организационно и морально. В правовом отношении интересы Российской Церкви защищены были более чем тысячью статей в Своде законов Российской Империи.

Господствующее положение православной Церкви выражалось не только в особом характере ее управления, но и в ряде имевшихся у нее привилегий. Только православная Церковь имела исключительное право свободной проповеди среди населения, а миссионерство было вменено ей в обязанность. Было запрещено и даже уголовно наказуемо отпадение от православия. Само уголовное право подтверждало многие религиозные запреты и применяло меры церковного наказания (покаяние, заключение в монастырь). Законодательными нормами обеспечивалось исполнение подданными религиозных предписаний и обрядов. За их неисполнение закон предусматривал наказания от 4 месяцев тюрьмы до 15 лет каторжных работ. Переход же из одного "терпимого" исповедания в другое требовал разрешения властей, а для официального оформления перехода в православную веру необходимы были лишь письменное заявление и регистрация в метрической книге. Была принята система льгот для православного духовенства: отмена телесных наказаний, освобождение от подушной подати и ряда повинностей, в том числе от военной служб и т.д.
Церковь обладала широкими налоговыми льготами и имела монопольное право на производство и продажу церковных свеч, что составляло большую часть церковных доходов. Кроме того, обязанности по содержанию духовенства государством возлагались на верующих, устанавливая в правовой форме источники церковных доходов, как то: обеспечение земельными наделами и помещениями причтов, плата за обязательные требы, натуральные сборы в пользу причта и пр.

Государство также оказывало Церкви значительную материальную помощь, выплачивая пособия и государственные пенсии не только духовным лицам и причетникам, но и преподавателям, и воспитателям духовных учебных заведений. Особый порядок применялся в расследовании и разбирательстве гражданских и уголовных дел в отношении священников и духовных учреждений.

Но по своей природе союз двух властей не мог развиваться гармонично, так как, используя друг друга, каждая власть преследовала свои интересы. В дальнейшем принцип "симфонии", ориентированный на объединение разных ипостасей власти с целью превратить её духовные и светские полномочия в две функции одного политического субъекта – государства, позволил последнему лишить Церковь свободы, поставив её в подневольное положение.

Пройдя в России через несколько исторических фаз своего существования – допетровскую, царско-имперскую (синодальную) и советско-имперскую, -  этот механизм утверждения государственной власти во всех случаях нес в себе горделиво-надменную уверенность государства в собственном превосходстве над обществом, в своем праве пользоваться любыми средствами и, в первую очередь, прямым силовым напором в практике выстраивания государственно-церковных отношений.

Этот дух насилия над свободой человека выработал за века определенную реакцию людей, которая стала узнаваемой и определяющей чертой российского менталитета: подозрительность и внутреннюю враждебность не только по отношению к самой власти, но и к демократии, праву, личности, свободе, нравственности. Этим ценностям потому было так трудно утвердиться в России, что русский византизм подавлял процесс их развития и распространения. Если в определенные отрезки времени истории России и в основном где-то на периферии пробивались росточки свободы мысли и совести, то проникнуть в государственно-политические сферы и влиять на всё общество в целом они не могли.

(продолжение следует)


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования