Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Театр одного актёра. Межрелигиозный диалог с самим собой приводит только к озлоблению


Нельзя не учитывать того, что в современном обществе каждая религиозная сила обладает своими интересами, которые надо учитывать для того, чтобы не нарушить хрупкий баланс мнений и представлений в гражданском обществе. В России такое общество появилось де-факто, потому что нет уже давления единой государственной машины, столь абсолютного как в советское время. Как оказалось, нет уже и монопольного права у православных идеологов, которые не в состоянии диктовать свои условия другим конфессиям. Несмотря на противоречивую политику властей и тесную связь чиновничества с руководством Московской патриархией и местных епархий РПЦ МП, прорыв в общественном сознании произошёл – религиозные проблемы стали обсуждаться более или менее свободно.

Прежде всего, надо отметить, что одной из причин открытой дискуссии по поводу введения в школах предмета "Основы православной культуры" (ОПК) и штатных полковых священников в военных частях, стало ослабление контроля со стороны официального православия. После скандала вокруг Межрелигиозного совета России, практически ставшего номинальной структурой, после того, как представители такой "традиционной" конфессии, как ислам, ощутили свою независимость и способность делать самостоятельные заявления, ситуация выходит из-под контроля РПЦ МП. Получилось, что диалога внутри патриархии как будто бы и не было, либо он вёлся на очень поверхностном уровне и не затрагивал никаких актуальных вопросов. Судя по критическим высказываниям лидеров Совета муфтиев России (СМР), ранее их претензии не воспринимались всерьёз православными иерархами. Именно по этой причине Совет муфтиев осудил попытки "продавливания" института штатных священников, которые получат погоны и звания. Одновременно мусульмане подключились к дискуссии вокруг ОПК, которые в нынешнем виде вызывают лишь неприятие со стороны учителей, родителей, светских учёных, а теперь и мусульман (ранее критически на тему ОПК высказывались католики). По поводу военного духовенства в феврале этого года появилось заявление Российского объединённого союза христиан веры евангельской (РОСХВЕ), в котором также не было призыва к православным стать капелланами и таким образом спасти армию от развала и дедовщины.

Отсутствие межрелигиозного диалога в реальности и потеря со стороны РПЦ МП контроля над ситуацией стали в настоящее время очевидны. Первый признак этого – незнание что делать и попытка скорее иронизировать над своим идеологическим противником, чем вступать с ним в какой-то конструктивный диалог. Даже опытный православный журналист диакон Андрей Кураев не предложил своего выхода из положения, а лишь бросил тезис о том, что Совет муфтиев России стал игрушкой в руках либеральных сил. В своём интервью "Интерфаксу" от 13 марта 2006 г. Кураев обращается к строптивым мусульманам с такими словами: "не надо собственную импотенцию выдавать за приверженность демократическим ценностям. Не требует же Союз инвалидов России отменить чемпионат России по футболу!" Затем диакон Андрей повторяет ставшие уже общими фразы о том, что ОПК – это культурологический предмет и никто не собирается никого оскорблять на уроках. Кураев также приглашает мусульман работать вместе в военных частях, замечая, что любой православный батюшка готов вместе с муллой войти в любую "внехрамовую дверь". Однако этот призыв, как следует из слов диакона Андрея, не касается тех, кто стал "подпевалами в хоре всевозможных сектантов".

Нелицеприятная оценка позиции Совета муфтиев России диаконом Андреем Кураевым подкрепляется жёсткими высказываниями главы синодального Отдела по связям с вооружёнными силами и правоохранительными органами РПЦ МП протоиерея Димитрия Смирнова. По мнению отца Димитрия, мусульманин, иудей или буддист должен будет обратиться к православному полковому священнику, так как незначительный процент инославных религий не позволяет протестантам, католикам, буддистам и мусульманам в неисламских регионах исповедовать свою веру организованно со своим служителем. И дело в данном случае не в процентах, а в самом подходе к проблеме, который не оставляет выбора даже другим христианским Церквям и религиозным объединениям.

Вакуум, сложившийся вокруг активной общественной деятельности Московской патриархии, автоматически отодвинул от неё представителей других религий. Политическая позиция Патриарха Алексия IIи митрополита Кирилла (Гундяева), что Православная Церковь работает вместе с "традиционными" конфессиями и старается отражать, в том числе, и их интересы, окончательно превратилась в пустую декларацию. Возможности диалога и консолидации вокруг РПЦ МП потенциально существовали, но в сегодня они оказались полностью исчерпанными.

В данной связи характерно, что осуждению со стороны православных идеологов подвергается уже любая религиозно-общественная деятельность представителей других религиозных объединений. К примеру, создание Комиссии по исламо-христианскому диалогу в рамках Совета муфтиев России вызвало возмущение у замглавы ОВЦС МП епископа Егорьевского Марка, хотя создание ещё одной площадки для обсуждения насущных проблем, как минимум, не несёт в себе никакого криминала и не нарушает никаких обязательств мусульман перед православными. Ответ иерарха РПЦ МП был простым и столь же ироничным, как и интервью диакона Андрея Кураева – это альтернатива Межрелигиозному совету России и обида на Романа Силантьева.

То, что высказывания епископа Марка и диакона Андрея – это хорошая мина при плохой игре – доказывает наличие серьёзной обеспокоенности у "правых" идеологов официального православия. Это беспокойство ярко выражено в статье Петра Сергеева "Остановить Гайнутдина", опубликованной 10 марта на сайте "Правая.ру". В ней высказывается та же самая точка зрения, которая есть в интервью Кураева на "Интерфаксе", только она доводится до своего логического конца. Вслед за Кураевым (или наоборот), Петр Сергеев отмечает, что Равиль Гайнутдин встал в оппозицию Московской патриархии вместе с "сектантом" епископом Сергеем Ряховским, главой РОСХВЕ. Как обычно и бывает в "правых" статьях, источником идей Ряховского и Гайнутдина провозглашаются не сами они, а Сорос и американское посольство, причём вместе с "Карнеги-фондом" и его ведущим специалистом Алексеем Малашенко. Все эти рассуждения об иностранном влиянии и "гонениях на православие" Петр Сергеев заключает более реалистичным выводом о том, что главная опасность для РПЦ МП заключается в том, что отныне серьёзный межрелигиозный диалог будет перенесен в Общественную палату РФ, куда входят и Гайнутдин, и Сергей Ряховский.

Центр тяжести религиозной и общественно-политической активности неправославных конфессий будет уходит все дальше от Московской патриархии. Этот процесс неизбежен по мере того, как единственной "традиционной" конфессией, которая считает себя выше остальных, остается официальное православие. Мусульмане согласны считать себя исторической религией и готовы общаться даже с пятидесятниками, а вскоре возможно и с католиками. Любой искренний диалог на равных будет успешнее и серьезнее переговоров на высшем уровне, вроде Всемирного саммита религиозных лидеров, которые ничего не решают. Вернуться в границы этого диалога с мусульманами, католиками и протестантами православным иерархам будет непросто, так как часто злая ирония над уходящими партнерами по диалогу все больше сжигает мосты для такого возвращения.

Роман Лункин,
"Портал-
Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования