Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Между Галахой и инструкцией. В современном мире статус государственной конфессии приводит к падению духовного авторитета - и не только в России


Многие почему-то считают, что существование государственной религии может не нравиться только безбожникам-атеистам, опасающимся за свои гражданские свободы, и не желающим кормить своими налогами "толстобрюхих попов". Однако многочисленные факты свидетельствует, что "отделение религии от государства" очень часто соответствует и интересам активных верующих. И даже - интересам самих религиозных институтов, прежде всего духовенства.

Уже средневековые проповедники прекрасно знали, что ничто не может лучше иллюстрировать некий общий тезис, нежели конкретная история (exampla), особенно если она случилась в наше время. Поэтому и мы не будем сейчас приводить исторические выкладки и теоретические рассуждения. А вместо этого - расскажем конкретную историю, которая произошла буквально несколько дней назад с хорошими знакомыми автора этих строк.

Некоторое время назад двое репатриантов из России, Михаил и Елена (имена изменены) заключили в еврейском государстве брак "по закону Моисея и народа Израиля". Был составлен и подписан брачный договор (ктуба); жених в присутствии двух кошерных свидетелей передал невесте кольцо, произнеся при этом ритуальную формулу: "Вот ты посвящена мне этим кольцом по закону Моисея и Израиля", произнесены были и традиционные "семь благословений"... Был соблюден даже такой поздний обычай, как присутствие при бракосочетании не менее десяти взрослых мужчин - гостей на свадьбе было гораздо больше. Одним словом, не было никаких сомнений, что возникла еще одна еврейская семья.

Однако "Бог судил иначе". Израильский государственный раввинат наотрез отказался признать данную пару мужем и женой. Долгое время их дело гуляло между раввинскими судами различных инстанций. Наконец, в одном из судов было назначено слушание. И вот, несколько дней назад три почтенных раввина внимательно выслушали показания самих "потерпевших", их родителей, а также свидетелей, подписавших брачный контракт. После чего суд постановил - дело отложить и вернуться к нему через месяц.

Почему же раввинат отказался признать, казалось бы, очевидные факты? Чтобы ответить на этот вопрос, потребуется сделать небольшой экскурс в израильское законодательство. Вопреки распространенному заблуждению, Израиль - светское государство. Тем не менее, большинство полномочий, связанных с браком и разводом, делегировано в рамках светского законодательства религиозным судам различных конфессий.

На практике это означает, как минимум, две вещи. Одна из них хорошо известна и не раз обсуждалась в прессе: граждане Израиля могут пожениться, только если священнослужитель одной из признанных конфессий (ортодоксальный раввин, мулла, православный или католический священник) согласится сочетать их браком. Поэтому, к примеру, если еврей хочет жениться на арабке-мусульманке, то заключить брак они могут только за границей, например, на Кипре или в Чехии (Израиль признает подобные браки).

"Вторая часть Марлезонского балета" обсуждается гораздо реже. Религиозные структуры (в еврейском случае - государственный раввинат) получили не просто "право вязать и решить"- они получили монопольное право на это. Иными словами, израильская пара, пожелавшая сочетаться браком "по закону Моисея и Израиля", не может пригласить любого понравившегося им раввина. Раввин должен иметь лицензию от раввината. В противном случае брак, заключенный в соответствии со всеми требованиями еврейского Закона, еврейским государством не признается!

Именно это и произошло с героями нашей истории. Человек, проводивший обряд, лицензии от раввината не имел. А потому в глазах государства мужем и женой новобрачные не являются. И, соответственно, не могут претендовать на различные права и льготы, полагающиеся, в соответствии с израильскими законами, семейным парам.

Разумеется, тот факт, что регистрация гражданских состояний является государственной монополией, всеми воспринимается как данность. Идея частного ЗАГСа никому еще в голову до сих пор не приходила. Однако в Израиле, где соответствующие полномочия монополизированы религиозными структурами, возникает совершенно абсурдная ситуация. Раввин не может признать состоящими в браке мужчину и женщину, которые по всем религиозным законам являются мужем и женой! Вместо того, чтобы следовать Галахе, раввинат вынужден руководствоваться бюрократическими инструкциями!

История, описанная выше, далеко не единственный случай, когда государственный статус ортодоксального иудаизма приводит к столкновению инструкции и религиозного закона. Израильский государственный раввинат обладает монополией не только в том, что касается еврейских браков и разводов, но так же в том, что касается гиюра - перехода неевреев в иудаизм. Поэтому даже если человек стал евреям в соответствии со всеми требованиями еврейского Закона, с точки зрения государства прозелит не считается евреем, пока главный раввинат не подтвердит его статус.

О том, во что это выливается на практике, красноречиво свидетельствует история, которая произошла с другими знакомами автора этих строк. Находясь в Израиле на учебе, студентка из России Тамара познакомилась с французским евреем Марком (имена снова изменены). Роман развивался стремительно, и вскоре барышня обнаружила, что беременна. Поскольку Тамара была еврейкой только по отцу, то для того, чтобы сочетаться еврейским браком, ей необходимо было пройти гиюр (ортодоксальный иудаизм определяет еврейство по матери). На обращение в государственный раввинат времени не оставалось - для неграждан Израиля гиюр в лучшем случае занимает около года.

Все это было несколько лет назад. Сегодня Марк и Тамара живут в одном из религиозных кварталов Иерусалима, и внешне ничем не отличаются от своих соседей. Марк учится в ультра-ортодоксальной иешиве, его дети посещают хедер  - и являются неевреями в глазах государства Израиль и казенного раввината! В течение нескольких лет Марк и Тамара пытаются добиться признания ее гиюра. Дело разбиралось в нескольких раввинских судах, последнее слушание состоялось несколько дней назад. Однако - воз и ныне там.

Вообще ситуация с гиюрами в Израиле требует отдельного серьезного разговора, поэтому сейчас остановимся лишь на одной проблеме – переход в иудаизм неграждан Израиля, не подпадающих под Закон о Возвращении.

Поскольку израильские власти подозревают этих людей в дом, что они хотят принять иудаизм исключительно ради репатриации, в подавляющем случае им предлагают пройти гиюр не в Израиле, а по месту жительства. При этом на местах сплошь и рядом нет ни еврейских общин, ни преподавателей, способных рассказать потенциальным прозелитам о еврейской религии, а в некоторых странах не существует раввинских судов, уполномоченных проводить процедуру гиюра. Поэтому было бы гораздо логичнее, чтобы человек мог готовиться к прохождению гиюра именно в Израиле, где из раввинов можно набрать полноценную дивизию. Однако никто почему-то не слышал, чтобы в данном вопросе раввины пытались возражать государству.

Мы не знаем, что происходит в душе у раввинов, которые вынуждены действовать по инструкции, а не по Галахе. У некоторых, возможно, ничего: высокая зарплата способна порой заглушить даже самый громкий голос совести, а на низкое жалование никто из израильских казенных раввинов до сих пор не жаловался. Зато хорошо известно, что думают о сложившейся ситуации простые израильские граждане, сталкивающиеся с подобной ситуацией. К примеру, упомянутый выше Михаил, рассказывая о разбирательстве его дела в раввинском суде, написал буквально следующее: "Hа вопрос "как же вы могли принять участие в хупе, которую проводил не санкционированный государством рав?" свидетель В.Ш. ответил, что и сам он женился под хупой без государственного раввина. По законам Галахи, а не государства. Двадцать четыре года назад, в Москве. "Но ведь потом вы пошли в ЗАГС?" - спросил судья, гордый знанием презренной аббревиатуры. А мы ведь, собственно, так и поступили. Только у нас в Израиле вместо Отдела Записей Актов Гражданского Состояния имеется бейт дин - "раввинский суд".

Рассказывают, что когда Екатерина II думала выйти замуж за одного из своих фаворитов, один из опытных царедворцев сказал ей: "Ваша воля для нас закон - но кто же будет слушаться какую-то графиню Орлову". Взяв на себя функции чиновников ЗАГСа, израильские раввины во многом оказались именно в положении "графини Орловой". Одни воспринимают их с пониманием, другие со злостью, третьи с юмором. Однако практически никто не видит в казенных раввинах духовных, религиозных авторитетов, слово которых есть "слово Бога живого".

Положение государственной церкви имеет, несомненно, немало преимуществ, особенно в вопросах финансирования и административных полномочий. Однако если израильские ортодоксальные раввины хотят стать подлинными духовными лидерами нации, от этого привилегированного положения им, скорее всего, стоит отказаться. Иначе их, в лучшем случае, будут воспринимать именно так, как сегодня - в качестве работников ЗАГСа.

Евгений Левин,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования