Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

До суда и следствия. Сильная религиоведческая экспертиза дополнит список властных институтов, контролирующих религиозную жизнь в России


В нашей стране процесс развития государственных и гражданских институтов идёт чрезвычайно своеобразно в самых разных сферах. То первоначальный постсоветский хаос начинал складываться в некое подобие демократического общества, то волна ностальгии по советскому прошлому снова ломала нежную скорлупу свободного общественного мнения, выборов и систему институтов гражданского общества на местах. Однако формирование системы власти в России пока не слишком отличается от течения общественных процессов – и то, и другое происходит хаотично. Пример существующих органов, которые отвечают за религию, показывает, что религиозная политика нынешней власти может быть не только беспорядочной, но и вредной для самих чиновников или политиков, которые захотят принять какие-либо авторитарные решения.

На днях стало известно, что дополнительные права могут получить Экспертные советы по религиоведческой экспертизе. Как правило, такого рода советы действуют при региональных управлениях юстиции. В некоторых регионах они существовали при администрациях субъекта Федерации. Экспертный совет существует и при Министерстве юстиции РФ. Эффективность работы Экспертных советов всегда очень разная – в одной области совет активно работает и состоит из уважаемых чиновников и учёных, а в другой собирается раз в год и формально утверждает, что устав и вероучение какого-либо религиозного объединения соответствуют действительности. Теперь Комиссия по вопросам религиозных объединений при Правительстве РФ и Федеральная регистрационная служба предложили профильному думскому комитету расширить полномочия этих Экспертных советов. Они смогут проводить религиоведческую экспертизу не только создающихся, но и действующих религиозных объединений. Вслед за прокуратурой, эксперты регистрационной службы могут обратиться в суд и заявить о том, что хоть объединение верующих и зарегистрировано, но за свои экстремистские взгляды оно должно быть ликвидировано.

Очевидно, что эта поправка к закону "О свободе совести и о религиозных объединениях" исходит из самых высоких властных кабинетов. Дело в том, что упрощение механизма закрытия религиозной организации пугает и православных, и мусульман, и протестантов, и, тем более, представителей других религиозных движений, которые не знают, за что и когда местные власти захотят их закрыть. По крайней мере, в мае 2005 года, когда разного рода поправки обсуждались на заседании Экспертного совета Комитета Госдумы РФ по делам общественных объединений и религиозных организаций, необходимость наделения экспертов карательными функциями не обсуждалась.

Между тем, логика исполнительной власти в лице Комиссии при Правительстве РФ во главе с Андреем Себенцовым вполне проста. По словам Себенцова, надо "дать возможность государственному органу обратиться к профессионалам, которые могли бы дать обоснованное наукой мнение относительно соответствия деятельности религиозной организации своему уставу". На языке реальной политики это означает следующее: во-первых, хватит списывать все акции по закрытию объединений на МВД, ФСБ и прокуратуру; а во-вторых, опыт судебных дел, связанных с ликвидацией независимых исламских общин и осуждением членов "Хизб ут-Тахрир", показывает, что прокуроры не в состоянии дать внятного обоснования того, почему надо посадить человека, распространяющего листовки с призывом исповедовать "чистый ислам".

Впрочем, мусульмане, которые не входят в официальные Духовные управления, – это то, что в первую очередь осознаётся в качестве угрозы безопасности. На очереди стоят самые разные религиозные объединения, которые раздражают чиновников и националистов. Региональные власти часто очень хотят ликвидировать протестантские Церкви харизматического толка, общины Церкви Божией Матери Державной ("Богородичный Центр"), не говоря уже о таких религиозных группах как Свидетели Иеговы, Церковь Саентологии и т.п. Но закрыть эти общины чиновники, о чём они с горечью заявляют в интервью, не могут, потому что этого им не позволяет сделать "отсутствие законодательной базы".

Встаёт вопрос о том, кто и как будет объяснять чиновникам, прокуратуре и суду, что такое хорошо, а что такое плохо. С одной стороны, значительную часть действующих экспертных советов можно назвать относительно либеральными в отношении религиозных организаций, прежде всего потому, что они состоят из светских религиоведов, социологов, юристов, а также чиновников. При этом нельзя не заметить, что с таким же успехом совет можно сделать карательным, если подбирать экспертов специально. С другой стороны, в законе о религии не прописано то, как должна проводиться экспертиза. В мае 2005 года уточнить саму цель экспертизы предложил только адвокат и сопредседатель Славянского правового центра Анатолий Пчелинцев, член Экспертного совета для проведения государственной религиоведческой экспертизы при Министерстве юстиции РФ. Пчелинцев предложил употреблять более четкий термин "причинно-следственная связь" в тех случаях, когда требуется установить связь между вероучением и практикой религиозного объединения и противоправной деятельностью его участников.

Нерешённой остаётся и проблема, поставленная главой Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН проф. Анатолием Красиковым во время конференции "Глобальные процессы и религиозное многообразие в России и мире", прошедшей в РГГУ 7-8 февраля. По словам Красикова, многим общинам на местах власти без всякой экспертизы отказывают в регистрации в массовом порядке, несмотря на то, что большая их часть входит в состав централизованных религиозных организаций, уставы которых утверждены Минюстом РФ и прошли экспертизу.

Повышение статуса религиоведческой экспертизы сделает саму систему Экспертных советов в регионах более упорядоченной, а заключения экспертов Минюста РФ в Москве будут играть существенную роль в случае попытки закрыть общину, входящую в централизованную общероссийскую организацию. Всем независимым группам придётся убеждать экспертов в своей безобидности самостоятельно.

Казалось бы, некое подобие столь модной ныне вертикали власти налицо. Общими политическими вопросами занимается Совет по взаимодействию с религиозными организациями при президенте РФ, который 13 февраля официально возглавил новый глава администрации главы государства Сергей Собянин. Законодательную базу прорабатывают Комиссия при Правительстве РФ и профильный комитет Госдумы РФ. Государственно-конфессиональные отношения входят также в сферу интересов департамента межнациональных отношений Министерства регионального развития РФ и, в частности, заместителя директора департамента Минрегиона РФ Александра Журавского (в лице этого чиновника и его ведомства многие видят прообраз будущего "Совета по делам религий"). Недавно ответственность за религиозный мир и гармонию в стране взял на себя спикер Совета Федерации Сергей Миронов, который 8 февраля создал и возглавил комиссию верхней палаты парламента по национальной и конфессиональной политике. В регионах действуют межконфессиональные советы при администрациях, а вскоре появятся сильные экспертные советы.

Те, кто требуют создания единого "Совета по делам религий" по скорректированному советскому образцу, осознанно или нет, выступают против всей полноты религиозной свободы в России. Многообразие комиссий, комитетов и советов, как показывает идущая дискуссия вокруг введения в армии штатных полковых священников, является гарантией широкого обсуждения проблемных вопросов в условиях отсутствия оппозиционных партий, движений, газет и журналов. Ни один законопроект нельзя при нынешней системе обсудить и принять келейно, как в Совете по делам религий в эпоху СССР. Эксперты и главы комитетов по-разному представляют себе религиозную политику, а в регионах взгляды чиновников на соотношение "традиционных" и "нетрадиционных" конфессий часто радикально противоположны. Кроме того, позиция функционеров может исходить из ориентации на православную епархию РПЦ МП, а может быть и полностью равнодушной к религии. Получается, что в сфере религиозной политики либо отсутствует вертикаль, либо сама власть.

Роман Лункин,
"Портал-
Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования