Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Иран сотрет Израиль российским ластиком? Воинственные призывы иранского президента спровоцировали дипломатическую войну и продемонстрировали уязвимость внешней политики России


Хлесткое заявление иранского президента Махмуда Ахмадинеджада о том, что такой гнойник на лице исламского мира как Израиль следует стереть с карты мира, произвело, конечно, эффект разорвавшейся бомбы. И пусть это была лишь пиар-бомба, но эффект в чем-то сходен с ядерным взрывом: сначала ошеломляющий удар, а потом долговременное и губительное действие смертоносного излучения. Ведь уже очень скоро после этого заявления Тегеран дал понять, что оно – его принципиальная позиция. Ахмадинеджад попросту уволил или отозвал домой с десяток иранских дипломатических бюрократов, бестолково пытавшихся сгладить острые углы в выступлении президента. Кстати, это пока удалось лишь авторитетному богослову, бывшему президенту Исламской республики Иран (ИРИ) и конкуренту Ахмадинеджада на последних выборах Али Хашеми-Рафсанджани. В своей проповеди на пятничном намазе в Тегеране он заявил, что у Ирана не проблем с евреями, а иудаизм – одна из небесных религий. А проблемы, если и есть, то только с некоторыми сионистскими кругами в Израиле.

Слова экс-президента в более трезвой и реалистической тональности выражают враждебное отношение исламского Ирана к Израилю, не предусматривающее при этом стирания с карты и тому подобные действия. Кстати, призывы Ахмадинеджада – вовсе не цитата из речей покойного имама Хомейни, который просто утверждал, что "мы против Израиля". Все остальное – "стирание с карты", "стимулирование новой волны интифады" - представляет собой творческое развитие нынешним президентом Ирана наследия имама Хомейни, или, проще говоря, эмоциональную отсебятину. В поисках источников этой отсебятины Запад припомнил президенту Ирана его бурную молодость - участие в захвате посольства США в Иране и радикальные призывы к погромам других посольств, в том числе советского. Видимо, дух Ахмадинеджада так же пламенеет, как и в первые дни Исламской революции.

Но эта отсебятина создала ситуацию реальной политико-дипломатической войны. Даже те страны Запада, которые более или менее терпимо относились к Ирану, выступили с осуждающими заявлениями, а, пожалуй, единственный на сегодня влиятельный израильский политик, выступающий за развитие связей с мусульманским миром, вице-премьер Шимон Перес посчитал, что Ирану после таких заявлений не место в ООН. Деятель же рангом пониже, лидер Конгресса еврейских общин и организаций в России (КЕРООР) московский раввин Зиновий Коган высказал мнение, что подобные действия могут спровоцировать со стороны Израиля превентивный ядерный удар.

А что? Теперь понимаешь израильтян, которые всем миром – от таксиста в Хайфе до депутатов Кнессета – твердят о постоянно висящей ракетной угрозе со стороны Ирана. Раньше это казалось преувеличенными страхами – ведь из Тегерана шли хатамистские призывы к миру и "диалогу цивилизаций". Сейчас же, когда "диалог цивилизаций" в Тегеране явно сдан в архив за ненадобностью, понимаешь, что все израильское общество достаточно обоснованно живет в состоянии своеобразного "ракетного невроза". Когда перед лицом ракетно-ядерный потенциал, не регулируемый никакими международными механизмами, когда ракета СКАД с территории Сирии может за минуту достичь любой точки в Израиле, а могущая нести ядерный заряд, созданная с помощью северокорейских братьев по разуму иранская ракета Шихаб-3 – за десять минут…

В мусульманском мире заявление иранского президента обернулось явным и демонстративным усилением воинственных тенденций. В злополучной антисионистской конференции в Тегеране поучаствовал лидер "Хезболлы" Хасан Насрулла, после чего на базаре в израильском городе Хедера произошел взрыв, а в пакистанском Карачи женщины-шиитки маршируют в черных платьях с автоматами и портретами имама Хомейни в руках. В Иордании же, отмечающей в эти дни десятилетие установления дипотношений с Израилем, круги, которые принято называть "исламистскими", начали активно давить на правительство с тем, чтобы эти самые отношения разорвать.

Однако оставим Тегеран, Карачи, и Амман. Нам все-таки ближе и важнее Москва златоглавая. Последствия "взрыва Ахмадинеджада" для России и российской политики состоят прежде всего в том, что это событие рельефно показало, как серьезно Москва увязла на Востоке. Ее восточную стратегию можно охарактеризовать одной фразой – "каждой бочке – затычка".

Действительно, то российское руководство обращает взоры на США и Запад, и на официальном уровне присягает на верность "цивилизованному миру", то, на уровне "массового сознания", исподволь насаждает ксенофобию: "Мол, и без Америки с ее союзниками обойдемся!" То же на Востоке: на высшем уровне говорится, что Россия – часть исламского мира, даже в Организацию исламской конференции (ОИК) входит в качестве наблюдателя, а внутри страны этих же самых мусульман - "к ногтю"…

Как-то пришлось говорить со знакомым египетским дипломатом, мусульманином. Речь зашла о политической и экономических теориях ислама. "Оставьте все это, – сказал мой собеседник. – Ислам – религия эмоций. Вся его суть строится на эмоциональном выражении и интерпретации основных моментов вероучения". После заявления Ахмадинеджада это понимаешь особенно четко. Мы, наверное, строили какие-то геополитические, экономические, культурологические и прочие концепции по отношению к тому же Ирану, даже диалог православия и иранского шиитского ислама вели. Но последнее заявление Ахмадинеджада основательно поломало все эти умопостроения, и Москва изрядно увязла на иранском направлении. Ведь и ядерным топливом подпитывали этих добрых людей, а в результате стало все напоминать довоенное умиротворение Западом Гитлера с его известными последствиями. Осторожнее надо, господа, там, где политика и религия представляют собой симбиоз, да еще такой чувственный, как ислам.

В заключение - некоторое конкретное предложение. Представляется, что нужно серьезно подумать над тезисом "Россия – часть исламского мира". Это положение вряд ли правильно до конца. Например, Индия, с учетом ее мусульманской составляющей, имеет куда больше прав считать себя частью этого мира, однако не спешит делать такие заявления. Прежде всего потому, что историческая и государственно-политическая идентичность таких стран как Россия, Индия, Китай и некоторых других никоим образом не базируется ни на исламской традиции, ни на шариате, хотя в них наличествуют значительные сегменты мусульманского населения. Правильнее будет говорить о постоянных стратегических и гуманитарных интересах нашей страны в исламском мире. А назвавшись "груздем", то бишь, частью этого самого мира, мы невольно залезаем в "кузов" внутренних проблем исламской экумены, ничего России, кроме головной боли, не дающих. А Россию уже вторая такая ловушка ждет: мы тут демократически суннитскую Сирию поддерживали, а Дамаск, оказывается, подозревается в убийстве суннита же – ливанского экс-премьера.

А вот российская умма, действительно, часть мусульманского мира. И может быть, стоит подумать, как дать ей больше возможностей стать проводником политики (и не только) России в исламском мире. Хорошая тема для размышлений государственных и религиозных мужейнашей страны.

Валерий Емельянов,
для "Портала-
Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-22 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования