Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Папа Нового Рима. Пока в Ватикане избирают нового Папу, в Константинополе возрождают былое могущество Вселенского патриархата


Традиционно считается, что основное отличие канонического устройства католической и православной Церквей состоит в так называемом "папизме", при котором высшей властью и авторитетом в Церкви является Папа Римский. Принято противопоставлять католическому "папизму" православную "соборность", при которой авторитет священноначальников никак не может доминировать над авторитетом всей общины, "народа Божия". В идеале, наверное, так и должно быть, но в современном официальном православии обнаружить реальную "соборность" довольно сложно. По мере секуляризации общества и выделения духовенства в особую профессиональную корпорацию, ритуально обслуживающую в основном далекое от настоящей духовной жизни население, власть в Церкви начинает все больше концентрироваться в руках ее предстоятеля. Можно сказать, что в православном мире растет свой Папа – Патриарх Константинополя – Нового Рима.

После раскола христианской Церкви на Восточную и Западную в середине XI века, действительно, первым по чести православным иерархом стал Константинопольский Патриарх. Но с падением Византии и усилением Московского царства, позже превратившегося в Российскую империю, его реальное влияние в православном мире значительно снизилось. Царь Алексей Михайлович мечтал посадить московского Патриарха на Константинопольском престоле, а Сталин – официально закрепить за возрожденной им Московской патриархией первое место в диптихе поместных Церквей. Однако с крушением Российской империи, а потом и Советского Союза, геополитический расклад в мире резко изменился. В условиях глобализации человечества по американским лекалам на роль новой империи претендуют США с их мечтой о "PaxAmericana". И это открывает перед Константинопольским патриархатом, основную социальную опору которого ныне составляет влиятельная община американских греков, новые захватывающие перспективы.

Новая мировая империя постепенно наращивает свое символическое могущество за счет подчинения территорий бывшей империи-конкурента. Очевидно, что в строительстве "нового мирового порядка" определенная роль отводится Константинопольскому патриархату, который должен взять на себя заботу об отваливающихся от бывшей империи церковных кусках. Первый опыт такого рода – Эстония, где уже более десяти лет легально действует Эстонская Апостольская Православная Церковь Константинопольского патриархата. Учитывая тот факт, что Эстония для РПЦ МП не просто "неотъемлемая часть канонической территории", но и родина Патриарха, уступки, на которые пошла Московская патриархия в этой стране, выявляют реальные масштабы ее нынешней внешнеполитической слабости.

В результате "оранжевой революции" постсоветское геополитическое пространство покидает Украина, а очередным "лакомым куском" для Константинополя становится Украинская Церковь Московского патриархата. Если "эстонская модель" сосуществования двух православных юрисдикций на одной территории сработает и на Украине, где находится "мать городов русских" и почти половина приходов РПЦ МП, то можно будет констатировать полное геополитическое поражение Московского патриархата и окончательное утверждение статуса православного Папы за Константинопольским Патриархом.

Формально, Константинополь никогда не признавал имперских амбиций Москвы, заставляя себя до поры до времени, в силу своей былой беспомощности, закрывать глаза на очередные расширения "канонической территории" РПЦ. Нынешний Константинополь, опирающийся на "мирового жандарма", уже далеко не беспомощен. Чего нельзя сказать о Москве. Нити, связывающие УПЦ МП с Москвой, становятся все более тонкими. Главный аргумент, которым оперируют сторонники подчинения Украинской Церкви Москве, состоит в "каноничности" такого подчинения и, соответственно, в "неканоничности" "расколов" Киевского патриархата и УАПЦ. Но на поле "канонической" аргументации позиции Константинополя не слабее московских: он является такой же "канонической" Церковью "мирового православия", как РПЦ МП, и даже первой по чести, а присоединение Киевской митрополии к Москве в конце XVII века далеко канонически небезупречно. Константинополю не надо создавать никаких новых структур на территории Украины, как это было в Эстонии, - свои структуры готовы преподнести ему на блюде УПЦ КП и УАПЦ.

Конечно, любой серьезный аналитик понимает, что "каноническая" аргументация УПЦ МП лишь прикрывала политическую. В орбите Москвы хотели остаться те православные на Украине (прежде всего, русскоязычные), которые не принимали политической реальности независимой Украины, жили имперскими инерциями и мечтой о "возрождении единой страны". Теперь, после "оранжевой революции", родившей новую политическую мифологию украинского народа, таких мечтателей осталось совсем мало, они обречены на маргинализацию в рамках новой идеологической системы на Украине. А значит, обречен на маргинализацию и главный реальный аргумент в пользу единства Украинской Церкви с Московским патриархатом.

Итак, именно Украина превратит Константинопольского Патриарха в православного Папу. "Оранжевая революция" - это удар не только по остаткам советского геополитического пространства, но и по послевоенной карте православного мира.

Неправославному миру выгоднее и проще иметь дело с православным Папой, чем с разрозненными и несогласными между собой Патриархами, не располагающими, к тому же, сколько-нибудь значительным влиянием на политические процессы. Важным внешним инструментом "папизации" "мирового православия" является Ватикан, с которым у Константинополя, в отличие от Москвы, сложились идеальные отношения. Ватикан – влиятельное звено "нового мирового порядка", он охотно помогает Западу в его "восточной политике" (достаточно вспомнить, как много благодарили западные политики усопшего Папу Иоанна Павла II за развал коммунистического блока). Вполне закономерным выглядит построение цепочки "Америка (Запад) – Ватикан – Константинополь" для дальнейшей ликвидации имперских рудиментов на постсоветском пространстве. Вместе с тем, слишком агрессивная антизападная позиция нынешней Москвы и, в частности, Московской патриархии создает предпосылки для ее внешнеполитической самоизоляции, которая опять же только укрепляет позиции Константинополя.

Много было сказано, в том числе на нашем Портале, об условности термина "каноническая территория" в современных церковно-политических обстоятельствах. Доктрина "канонической территории" работает только в условиях православной государственности, когда внешняя сила обеспечивает ее незыблемость. "Каноническая территория" формировалась как плод политических процессов – пример с той же Украиной в этом отношении очень показателен: присоединилась к России – и стала частью "канонической территории" Российской Церкви, отделилась – и ситуация с "канонической территорией" сразу оказалась под вопросом. Так что в лозунге "независимой Украине – независимая Церковь!" есть своя сермяжная правда. И этот лозунг стал особенно актуальным после того, как российская власть потерпела столь неловкое поражение на последних украинских выборах.

Александр Солдатов,
"Портал-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования