Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

«Cлавянский Папа – народу брат». «Польскость» покойного понтифика и его вселенская харизма


В эти дни в общем хоре поминовения Папы Иоанна Павла II наиболее отчетливо слышен польский акцент. Поляки много говорят о том, что они не представляют себе жизни без ушедшего Папы, что им трудно будет принять преемника Иоанна Павла II. До самого последнего времени шли споры о месте захоронения Папы: предполагалось, что если не тело, то, по крайней мере, сердце Папы Войтылы будет захоронено в ставшем ему родным Кракове. Подобно тому, как в варшавском костеле св. Креста было захоронено сердце Шопена - символ его духовного единения с Родиной, - а тело и сердце вождя возрожденного польского государства Юзефа Пилсудского захоронены, соответственно, в Кракове и на вильнюсском кладбище Расу, что должно символизировать политическое и духовное единство традиционной Речи Посполитой.

Когда 16 октября 1978 года кардинал Кароль-Юзеф Войтыла был избран Папой, многие поляки увидели в этом воплощение идеи так называемого польского мессианизма. Это интеллектуальное течение возникло в 30-50-х годах XIX cтолетия, когда Польша была окончательно поделена между Пруссией, Австрией и Россией и надежд на ее возрождение не осталось. Польский мессианизм связан с такими именами как философ-мистик Анджей Товяньский, поэты Адам Мицкевич и Юлиуш Словацкий. Последнему, кстати, принадлежит пророческое стихотворение, написанное приблизительно в 1849 году:

В тревожной буре с небес раздался
Призывный звон,
Для Папы–славянина ныне
Свободен трон.
И мир Господень пусть станет краше
В сто тысяч крат.
Ведь вот грядет он, славянский Папа –
Народу брат.

Этот польский мессианизм не остался только движением отдельных "продвинутых умов". Он прочно связал горячую католическую религиозность с национальным самосознанием поляков, утвердил их в осознании Польши как "Христа народов", распятого империями–соседями, которой поэтому надлежит "воскреснуть" и выполнить миссию всемирного плана. И это мироощущение остается у большинства поляков, пусть даже и на подсознательном уровне, до наших дней.

Только вот покойного Кароля-Юзефа Войтылы это касается несколько косвенным образом. Применяя в отношении почившего понтифика известный тезис "поляк –значит католик", заметим, что для Иоанна Павла II основополагающей стала вторая составляющая этой формулировки. Это был католический священник-интеллектуал, и только во вторую, но отнюдь не последнюю, очередь польский религиозный деятель. Его духовное формирование проходило под влиянием не только польского, но и общемирового католического наследия. Кстати, имеются сведения, что предсказание о своем будущем понтификате Кароль Войтыла получил в конце 40-х, обучаясь в Италии. Это предсказание сделал известный святой–стигматик отец Пио. И он же предсказал, что будущий понтификат будет окрашен кровью.

Кароль Войтыла никогда не лез напрямую на политический "рожон" – ни во время немецкой оккупации, ни при коммунистическом режиме. При этом он и не сторонился политики. И это представляется в случае с будущим Папой наиболее оптимальным вариантом, "царским путем", позволившим ему сохранить определенную цельность личности, стать Папой и пробыть им более четверти века. Религиозно-политическим лидером поляков стал другой человек – кардинал Стефан Вышиньский. Он был открытым антикоммунистом, "антисоветчиком", да и, откровенно сказать, русофобом. Ему пришлось и посидеть в тюрьме в 1953 году, последнем году правления польского "Сталина" – Болеслава Берута. Войтылу чаша сия миновала…

Именно Вышиньский стоял у истоков деятельности "Солидарности", он был ее непосредственным вдохновителем. Примас Польши кардинал Вышиньский и архиепископ Краковский кардинал Кароль Войтыла были друзьями-соперниками и своеобразным единством противоположностей. Аристократ по происхождению Вышиньский и потомок гуралей (поляков-горцев) Войтыла. Не блещущий красивой речью и широкой образованностью Вышиньский, и блестящий оратор-интеллектуал Войтыла. Кстати, именно неприязнь Вышиньского к будущему Папе, его стремление противодействовать избранию Войтылы в 1964 году архиепископом Краковским, привели к тому, что власти, за которыми в то время оставалось последнее слово, сделали ставку именно на последнего, полагая, что этот "аполитичный" иерарх будет для них более удобен.

Вскоре все более явным становилось то обстоятельство, что партия и служба безопасности не могут полностью контролировать Костел, а Войтыла оказался иерархом с обширными международными связями, что, наверное, сыграло не последнюю роль в его дальнейшей судьбе. Когда пришла весть об избрании Иоанна Павла II, в здании ЦК ПОРП в Варшаве царила настоящая паника, пока замминистра иностранных дел Юзеф Чирек не зачитал невнятное заявление: "Мы гордимся, что польская Церковь породила такую личность… Я горжусь тем, что Войтыла так близок польской культуре…". Сразу же началась активная разработка Ватикана польскими (а под прикрытием - советскими) спецслужбами. Папу активно пытались дискредитировать, в частности, пытаясь приписать ему любовную связь во время краковского епископства с Иреной Кинашевской, редактором католического издания "Тыгодник повшехны". Сейчас установлено, что мемуары этой дамы были написаны в стенах Службы безопасности. Так что расхожая мысль о том, что "мы им Папу нашего подсунули", не имеет отношения к реальной действительности.

Иоанн Павел II был выше всего этого. Как Папа-поляк он не участвовал в акциях "Солидарности" и других событиях, прямо способствовавших краху коммунизма в Польше. Но именно его моральный авторитет способствовал тому, что тоталитаризм рухнул не только в Польше, но и во всей восточной Европе, и, как следствие, в конечном итоге – в СССР. Как Папа-славянин, он зримо и активно проводил диалог между западно– и восточнохристианской частями славянства. Правда, покойный французский президент Франсуа Миттеран в свое время критиковал Папу за то, что "понтифик-славянин" будто бы своей односторонней поддержкой католиков-cловенцев и хорватов способствовал развалу славянской же федерации Югославии. При этом, правда, за скобки выносилась обструкционистская позиция сербского православного духовенства.

Но, так или иначе, в течение особенно последнего десятилетия понтификата, Папе Иоанну Павлу II по-настоящему удалось стать личностью, символизирующей "отца всех народов" в подлинном и глубинном значении этого понятия. И в этом непреходящее значение его понтификата, личностная харизма Иоанна Павла II.

И в этой "всемирности" - подлинное воплощение "польскости" Папы Войтылы.

Валерий Емельянов,
"Портал-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования