Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

И целого мира мало. Виртуальная игра митрополита Кирилла на Всемирном Русском Народном Соборе


Официальные высказывания президента и членов правительства после начала социальной реформы в России дают большую пищу для различного рода фантазий. Чиновники, не замечая этого, рисуют противоречивую картину общественной жизни, которая полна фарса и самообмана: то из-за угрозы терроризма отменяются прямые выборы губернаторов, то пенсионеры, вышедшие на улицы, оказываются тормозом на пути "процветания страны". Для всего существующего беспредела и просто глупости у власть предержащих имеется лишь одно универсальное объяснение, позволяющее им остаться на своем посту – они говорят нам о том, что они во имя высшего блага и наших интересов борются с врагами.

Политик – не историософ, а поэтому формально врагом номер один для него является международный терроризм. О более широкой вражеской коалиции рассказал митрополит Кирилл (Гундяев), выступая на заседании Всемирного русского народного собора (ВРНС). Будучи идеологом и создателем собора, митрополит Кирилл во многом и отражает, и определяет историко-политические взгляды патриотически настроенных политиков, чиновников и общественных деятелей.

Собор 9-10 марта 2005 года, посвященный 60-летнему юбилею победы в Великой отечественной войне, определил главный объект гордости нашей страны – это сам русский народ. Сознательно или же нет, в докладе владыки Кирилла снова воплотилось сталинское представление о народе, вернувшееся к нам спустя 60 лет и вложенное в уста православного иерарха. Вслед за генералиссимусом Сталиным, митрополит Кирилл полагает, что основным достоинством русских людей является жертвенность. По словам владыки, "без жертв, принесенных русским народом, этот мир никогда бы не состоялся, и Россия оставалась бы сравнительно небольшим мононациональным государством на Среднерусской возвышенности. Россия как великое государство может быть либо единой семьей многих народов, либо она не будет великим государством".

В нашей стране интеллигенция, безусловно, еще долгое время будет разделяться на сторонников и критиков имперской идеи – ведь всегда трудно смириться с тем, что ты живешь уже не в благополучном и могущественном государстве, а в среднерусско-сибирской многонациональной стране "третьего мира" с неустойчивой экономикой и бедным населением. В то же время именно осознание собственного величия в обществе, где существует огромная пропасть между бедными и богатыми, создает условия для массовой ксенофобии, для того, чтобы это величие получило свое оправдание, хотя бы в мире иллюзий.

Поддерживая популярные в России националистические идеи и полностью игнорируя проявления антисемитизма, владыка Кирилл называет противников русской цивилизации. Примечательно, что в первую очередь Кирилл называет таковыми не исламистских террористов, а европейцев. Митрополит многократно усиливает заявления некоторых политиков, оспаривающих решающую роль Советского Союза в победе над фашизмом. Несмотря на реальное невежество многих жителей западных стран относительно участия СССР во Второй мировой войне, трудно себе представить, что кто-то из их лидеров действительно симпатизирует фашистам. Однако в устах митрополита Кирилла приговор Европе уже вынесен: "В свете приближающегося праздника невозможно не увидеть, а, увидев, промолчать о фактах проявления симпатий к фашизму во многих странах Европы. Это происходит как в обществах, находящихся в неблагоприятном социально-экономическом положении, так и во вполне благополучных". Как и во многих других своих выступлениях, владыка Кирилл ставит под сомнение нормы и ценности европейской демократии, которые, по его мнению, не могут быть воплощены в евразийской культуре России. Чуждость Европы соседствует с прямой враждебностью по отношению к Соединенным Штатам.

В системе политических ориентиров митрополита Кирилла США занимают место фашистской Германии. Даже необходимость совместной борьбы с угрозой международного терроризма не позволяет иерарху РПЦ МП назвать американцев союзниками. Митрополит утверждает, что Белый Дом должен учесть урок Третьего рейха: "Силой невозможно заставить народы подчиняться чужой воле, отказаться от своей самобытности и стать частью "иного мира". История свидетельствует: попытки построить монополярный мир, основанный на силе, оборачиваются трагедией… Так важно избежать соблазнов построения монополярного мира на основе одной цивилизационной модели, особенно опираясь при этом на экономическую или военную мощь". Антиамериканский подтекст позволяет Кириллу исключить Россию из членов американо-европейской цивилизации и игнорировать социальные демократические идеи, характерные для западного сообщества.

Оказавшись один на один с "полудружественной" Азией и "враждебным" Западом, россияне в рамках концепции митрополита Кирилла должны озаботиться поиском "символического выражения идей, утверждающих единство народов России". Всемирный собор предложил в качестве олицетворения национальной идеи, по крайней мере, два праздника – День Победы, который в изображении владыки Кирилла стал фактически антиамериканским, и День освобождения от польских интервентов 4 ноября 1612 года, ставший с подачи Межрелигиозного совета России общенациональным праздником окончательного осознания того, что Московия и Европа – это две большие разницы.

Разрыв со свободным цивилизованным миром для митрополита Кирилла, ныне ведущего апологета евразийского православия, стал поводом для очередного громкого заявления. Как отметил митрополит, "собор мог бы внести существенный вклад в выработку того видения прав человека и достоинства человека, которое бы учитывало аксиологию Православия и других традиционных религий России".

С политической точки зрения, "православная свобода" может стать наилучшим прикрытием отказа от соблюдения демократических норм. Кроме того, понимание гражданской и религиозной свободы, которое РПЦ МП способна навязать обществу, может сослужить плохую службу российскому государству и его гражданам. Назвать проповедью свободы высказывания митрополита Кирилла нельзя, так же как и действия других православных "антигероев", которые есть всегда в запасе у Московской патриархии. К примеру, депутат Госдумы и бывший ведущий программы "Русский дом" Александр Крутов призывает запретить все еврейские организации. Секретарь епархиального управления в Воронеже игумен Андрей (Тарасов) запрещает мусульманам строить свое культовое здание, заявляя о том, что "мечети чужды русскому духу и русским традициям". Однако никакой подобный "антигерой" не бывает осуждаем иерархами РПЦ МП, так как россияне живут не в Европе и не в США.

Пафос этой странной игры, в которой принимают участие и участники Всемирного собора (среди которых Виктор Янукович и Геннадий Зюганов), состоит в попытке вернуть себе былое военно-политическое могущество. Митрополит Кирилл пользуется тем, что в общественном сознании 1945 год воспринимается как наивысший триумф России и предмет ничем и никем не поколебленной гордости. День Победы владыка Кирилл объявляет свидетельством "не утраченной возможности Востока и Запада объединяться перед лицом общих опасностей". То есть диалог Востока и Запада начался в ходе Второй мировой войны и воплотился в создании социалистического лагеря. Советское государство основало в 1943 году Московскую патриархию и победило фашизм, провозгласив свою гегемонию над большой частью Европы. Для идеологов православного патриотизма, выступавших на Всемирном соборе, советский строй оказывается источником внутренней энергии, идей и образов. Исключением на этом фоне выглядит высказывание первоиерарха Русской Православной Старообрядческой Церкви Митрополита Андриана, который настаивал на том, что не советская власть, а именно народ, вопреки безбожному государству, победил в войне. Однако, согласно правилам митрополита Кирилла, в цивилизационной борьбе победит тот, кто западной свободе предпочтет историческое величие и превосходство над другими, а осознанию прошлых ошибок и преступных компромиссов с атеистической властью – служение евразийскому государству авторитарного типа со своей земской "демократией". В стратегии, разыгранной митрополитом, все же существует одна неустранимая ошибка – активная часть российского общества устала от борьбы с врагами, от властных игр и понимает, что свобода конкретного человека не может быть "евразийской" или "самобытно русской". Обыкновенная личная свобода – это супер-оружие даже в войне цивилизаций.

Роман Лункин,
для "Портала-
Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования