Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

От секуляризма к корыстолюбию. Мешают ли финансовые потоки православной духовности?


Среди негативных качеств современного православного духовенства глава РПЦ МП Патриарх Алексий II впервые назвал "усиливающуюся коммерциализацию многих сторон приходской жизни". На проходившем 15 декабря в храме Христа Спасителя Епархиальном собрании клириков г. Москвы Алексий II прямо говорил об "оскудении молитвенной настроенности, духовного горения перед Богом у части духовенства".

Противоречивость позиций церковного руководства в его отношении к деньгам заключается в том, что МП не отказывается от своего стремления к обогащению, осуждая за то же самое секулярное общество и его граждан. Очевидность "двойного стандарта" в отношении к приобретению прибыли и иных материальных ценностей в рамках Церкви подтверждается более ранними заявлениями Патриарха, прямо противоположными сегодняшнему. В сентябре 2000 года Алексий II назвал "беспочвенными" обвинения Церкви в коммерциализации. Однако наряду с этим предстоятель отметил, что "добровольные взносы епархий и приходов не могут обеспечить реализацию той широкомасштабной программы, которую осуществляет Церковь. Для этих целей необходимо создать прочную материальную базу" (ИТАР-ТАСС / Православие 2000, Екатеринбург, 26 сентября 2000).

Внутри Московской патриархии сосуществуют нищие деревенские приходы и богатые кафедральные соборы. Кроме того, служат в Церкви молодые и старые священники с семьями, которые еле сводят концы с концами, а также семейные священнические кланы, определяющие хозяйственную жизнь целых епархий.

В постсоветский период православные приходы, на которых служат предприимчивые священники, получали помощь от российского бизнеса (в России это естественно). Прихожане сотен, а может быть и тысяч приходов по всей стране видят то, как священники ездят в бани и рестораны с "новыми русскими". А потом вместе с батюшкой радуются вновь возведенному куполу или починенной крыше храма.

После 15 лет церковного капитализма, оставившего глубокий след и в душах прихожан, и в сознании светского общества, Патриарх Алексий II сделал большой шаг вперед. Ранее подобное заявление могло появиться только в "антицерковной" прессе, а теперь проблема, хотя бы в общем виде, была озвучена на уровне священноначалия: "Материальная заинтересованность все чаще выходит на первое место, заслоняя и убивая собой все живое и духовное. Нередко храмы, подобно коммерческим фирмам торгуют "церковными услугами". Глава РПЦ МП говорит о том, что деятельность священников "не должна быть назойливым вымогательством денег", а поэтому совершение любых таинств должно быть бесплатным.

Выступление Патриарха на московском Епархиальном собрании определяет только лишь один рубеж, который может ограничить стремление настоятеля церкви, его эконома или матушки и т.д., заработать деньги. Таким рубежом является совершение таинств. Для того, чтобы понять принципиальную позицию Московской патриархии по отношению к зарабатыванию денег, обратимся к яркой идеологической статье одного из известных церковных журналистов диакона Андрея Кураева "Откуда у Церкви деньги?" (http://www.kuraev.ru/dengi.html). Прежде всего, Кураев оправдывает сам факт того, что Церковь должна и имеет полное право брать деньги с прихожан, так как "это плата за то, что мы живем в условиях, весьма отличных от той культурно-бытовой среды, в которой складывались устои православной жизни". Идеалом православной среды в представлении Кураева является заведомо фантомная картина традиционной крестьянской общины, видимо, где-то в Византии. Что касается современных российских крестьян, то они неохотно отдают деньги на нужды храмов, то ли из-за того, что они сильно атеизированы, то ли из-за того, что батюшки чаще посещают дома "новых" богатых односельчан.

Проблема взимания платы за таинства, а не только за свечки, книги, освящения и т.д., рассматривается диаконом Андреем Кураевым с точки зрения церковной целесообразности. С одной стороны, причастие и крещение в большинстве случаев совершаются бесплатно, однако на деле пришедшему в храм человеку все равно придется заплатить, к примеру, формально он даст только на хор. По словам Кураева, "если у человека нет возможности внести надлежащую жертву за крестины, венчание или погребение – по церковным правилам священник обязан согласиться на совершенно безвозмездный труд (труднее будет уговорить хор)".

Оправдание нынешней системы материального обеспечения Церкви о. Андрей Кураев находит в советском времени. В рамках идеологии, которую исповедует Кураев и значительная часть священноначалия, отсутствие прямого притока прибыли за различные церковные услуги со стороны прихожан – это наследие советского периода. Кураев предлагает развивать церковную "экономику" следующим образом: прихожане знакомят с батюшкой чиновников, представителей банковских структур, крупного и среднего бизнеса, и "убеждают помочь".

Если исходить из марксистского мировоззрения, то Кураев, да и Патриарх Алексий II, в своих статьях и заявлениях описали схему (финансовых схем, впрочем, может быть много) сращивания церковного и монополистического капитала. С этой точки зрения выступление предстоятеля РПЦ МП на Епархиальном собрании московского духовенства следует рассматривать совершенно под иным углом. Слова Алексия II о коммерциализации церковной жизни это стремление сделать более прозрачным для священноначалия и более упорядоченным приходской и епархиальный бизнес в регионах и в столице. Слова Патриарха – это надежда на то, что православное духовенство, так же как и светский бизнес, будет соблюдать "Свод нравственных принципов и правил в хозяйствовании", принятый Межрелигиозным советом СНГ.

Роман Лункин, для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования