Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Древние традиции против русского сценария. Почему в Китае запрещают «западных миссионеров»


Между Китаем и Россией гораздо больше общего, чем кажется на первый взгляд. И нынешние кульбиты китайского руководства, пытающегося приструнить религиозную жизнь, невозможно понять только как рецидив маоизма. В конце концов, даже и маоизм был сложным явлением, не просто выражением марксизма, но реакцией всего китайского народа на накопившийся груз противоречий между традиционным общественным укладом и процессами модернизации.

Уже в начале 20 века христианские миссии в Китае пережили настоящий расцвет. Протестантские, католические и православные проповедники говорили о том, что революция произвела культурную расчистку, которая позволит осуществить более эффективную миссию. В этой ситуации, хотя численное превосходство было именно за католиками, в определенном смысле духовное лидерство принадлежало протестантам и православным.

Православные миссионеры прошлого отмечали, что китайцы во многих местах отдают предпочтение православной вере перед католичеством и протестантством, однако они же признавали, что их Церковь выступила на поприще проповеди в Китае с большим опозданием. Впрочем, коренным недостатком православной проповеди в Поднебесной был ее культурный характер. Православные, как и католические, миссионеры старались обойтись без особенного "отуземливания" (бэньсэхуа) христианства, в то время как именно протестанты встали на этот путь уже давно.

Католические миссионеры считали, что христианизация китайцев имеет своей целью спасение именно западной формы христианства. Так, миссионер P.Брод писал: "Способны ли народы Азии только к усвоению западной культуры или же они будут в состоянии сделать новые и драгоценные вклады в нашу цивилизацию, или лучше— в будущую синкретическую и мировую цивилизацию?" Эта фраза во многом проясняет суть конфликта. Католическим миссионерам представлялись только два возможных пути: озападнивание китайцев-христиан и глобалистическая утрата ими своего национального и культурного своеобразия. Последний идеал есть, в общем, экуменическая программа. Именно ее стали потихонечку использовать протестанты в 20 веке. Однако им не был свойственен культурный экспансионизм, что позволило им сделать проповедь христианства настолько общей, что она стала совместима с традиционными представлениями китайцев. Так, известные протестантские пасторы китайского происхождения, как, например, Лу Чженсян, говорили о том, что они и христиане, и конфуцианцы одновременно. Тут можно сказать, что конфуцианство не есть, строго говоря, религиозные убеждения, а система нравственных принципов.Однако практически то же самое можно сказать и о буддизме. Но в китайской культуре и конфуцианство, и буддизм совместились с народными религиозными представлениями языческого характера.

Именно этот языческий характер отталкивал православных миссионеров, чуравшихся как конфуцианства, так и буддизма. В 1909 г. на страницах выходившего в Пекине "Китайского благовестника" появились статьи протоиерея И.Восторгова, сетовавшего на то, что "граф Толстой в России только и знает, что ссылается на китайских мудрецов Конфуция и Лаоцзы, а многое достойное внимания, преимущественно перед христианством, видит и в религии Фо, т.е. в китайском буддизме", при этом "целые мнимо-ученые книги силятся доказать, что Христос если не ниже, то не выше языческих мудрецов", в итоге "невольно и с ужасом помышляешь, что не христианские народы теперь оказывают влияние на языческий Восток, как это было прежде, а наоборот…" По сути протоиерей Восторгов (кстати, замученный большевиками в России) говорил о трагедии русской культуры, которая так и не смогла преодолеть двоеверие - до конца стать христианской. Двоеверие в среде интеллигенции проявляется именно в поисках духовности за пределами собственной русской православной традиции. Соответственно увлечение русского человека восточными верованиями или западными формами христианства есть свидетельство слабости православной проповеди. И с точки зрения традиционалиста чувство протеста против миссионеров "извне" более чем законно. Вопрос тольтко в том, как сделать миссионерство "изнутри"...

Вернемся, однако, в Китай. Православные миссионеры, отказавшиеся от инкультурации и взявшие курс, подобно католикам, на русификацию "конвертов", провалили все дело китайской духовной миссии. Именно такая позиция миссионеров, вкупе с печальными обстоятельствами Культурной революции, привела к полному исчезновению китайского православия. Китайское руководство с полным правом рассматривало христианских миссионеров как чуждый и угрожающий традиционному укладу элемент.

Однако из разгрома христианства хунвейбинами урок извлекли именно католики, создавшие более инкультурированную форму национального христианства, опиравшуюся на ценности народной культуры. Но католическое дело губит его административно-юридический характер. Теоретики миссии говорили о том, что китайцам присуще "отсутствие духовности и формализм", что в переводе на нормальный язык обозначает"приверженность" к чину, обряду и форме веры при достаточно индифферентном отношении к самому содержанию веры. Именно эта черта и роднит китайскую цивилизацию с русской.

Покуда православные миссионеры будут рассматривать массу традиционных китайских верующих, конфуцианцев или буддистов, как "любопытствующих язычников", никакого серьезного прогресса духовной миссии в Китае не будет. Китайцы станут повторять циклическую схему русской православной миссионерской истории: долгое и трудное усвоение формальной стороны веры и богослужения, сохранение двоеверия, нарастание культурной раздвоенности "конвертов" и, в конце концов, бунт и отказ от христианства. На место христианских миссионеров традиционного склада приходят проповедники "простых истин" и именно они завладевают умами людей, отказавшихся от формальной парадигмы. Кто это "новые проповедники" - протестанты, муниты или марксоидно-атеистические мистики уже не важно.

Поэтому не стоит удивляться попыткам китайского руководства уменьшить до абсолютного минимума влияния христианских миссионеров. Пока православные решают, как им быть с язычниками, а католики – с подчинением Ватикану, протестанты становятся все более влиятельной силой на религиозном горизонте Китая.Политика же – это умение сохранять равновесие сил. Поэтому новые законодательные меры пекинских властей направлены на то, чтобы сохранить статус-кво.

Игнатий Алексеев,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования