Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Не в Москву. Зачем нужны этнархи


Предстоящий визит в Россию Далай-ламы Тензина Гьяцо все же должен состояться. Официальные представители российского МИДа постарались придать этой новости сугубо частно-конфессиональный оттенок. Лидер тибетского буддизма едет в Россию, но не в Москву. Цель этой поездки – посещение общин, общение с верующими, но, по словам МИДовского представителя А. Яковенко, "пастырский характер ставится под сомнение ажиотажем", в связи с чем российский "форин-эфферс" фактически угрожает отозвать решение о выдаче визы.

Отчего же так не везет буддийскому лидеру? Все дело в его двойном статусе. Все портит двойственность служения – национально-политического и религиозного одновременно. Выражаясь византийско-османским языком, Далай-лама выступает в качестве этнарха. Причем этнарха не просто представляющего интересы своего народа, а претендующего (пусть и косвенно) на политическое руководство Тибетом. А именно такой формат не устраивает Китай, ведь руководство Поднебесной до сих пор не может перейти к активному урегулированию Тибетской проблемы именно из-за своей верности политической традиции времен Мао.

Когда Китай захватывал Тибет - мировая общественность молчала. Когда Турция оккупировала Кипр – возмущались почти одни греки. Когда СССР ввел войска в Афганистан – весь мир осудил агрессора. Когда Ирак сделал то же самое в Кувейте – ООН направила туда "ограниченный контингент". А теперь представим, что МИД РФ отказывает в визе какому-нибудь кипрскому архиепископу или Константинопольскому Патриарху по причине возможных сложностей в отношениях с Северным Кипром или руководством Турции. Маловероятно, правда?

В чем причина? С одной стороны, Далай-лама действительно, как часто пишут, использует свои пастырские поездки для агитации за "тибетское дело". Россия заинтересована в сотрудничестве с Китаем и не хочет с ним ссориться - все же "восточная ось"… С другой – нигде теократическое устройство государства не сохранилось в такой первозданной чистоте, как в Тибете. Поэтому он не может ездить "просто как пастырь", ибо он не просто пастырь по определению. В такой формулировке виден пост-христианский подход – разграничение функций царя и жреца.

На Востоке, особенно в Тибете, ламы стали политическими лидерами именно в силу невозможности тибетских князей договориться друг с другом по политическим вопросам. Представим себе такую ситуацию: переговоры Ющенко и Януковича зашли в тупик, усилия Кучмы не приводят к консенсусу, в стране разгорается противостояние, и тогда все три лидера обращаются к наместнику Киево-Печерской лавры с предложением править страной вместо них. Нечто подобное когда-то произошло в Тибете. Во главе государства оказался монах не столько в силу своих политических способностей, сколько в силу нравственного авторитета буддийского монашества в обществе. Даже крестьянство, в целом более приверженное традиции религии Бон, безусловно признавало авторитет буддийских лам и делегировало им право управления государством. Таким образом, власть в Тибете получила уже в силу своего иерократического характера нравственное измерение. Такая власть по определению должна быть более честной и достойной, чем власть светских владык. И когда китайское государство ликвидировало самостоятельность Тибета, то эта ликвидация былабезнравственной уже потому, что власть коммунистическая аннулировала власть духовную.

Религия в странах несветского формата естественным образом есть часть политики. Государство архаического устройства, каковым был Тибет, могло позволить себе как во внешней, так и во внутренней политике, гораздо больше религиозного оттенка. В странах же многоконфессиональных, и поэтому светских, такой политический язык невозможен. Однако, "политическое бессознательное" многих держав содержит элементы древнего иерократического устройства. В таких странах сочетание религиозной и политической роли национального лидера будет вполне естественным. В подчеркнуто светском государстве, например, в США, политическое настолько дистанцировано от религиозного, что государство позволяет себе просто не замечать совмещения политического и конфессионального в деятельности Далай-ламы, который свободно приезжает в Америку и выступает в Центральном парке Нью-Йорка, встречается с политическими деятелями и даже высказывается за свободу Тибета. И только в некоторых странах, потерявших остатки архаического устройства в бурях инноваций, власти не знают, как им относиться к конфессионально-политическому симбиозу.

Теперь впору вернуться к вопросу о том, какую роль играют религиозные лидеры в политике. Безусловно, и Вселенский Патриарх, и грузинский или армянский Католикосы являются этнархами и выполняют функции не только религиозные, но и политические. Они служат символами архаического прошлого своих народов и представителями народного духа, свидетельствующего нередко против даже той политики, которую проводят власти Греции, Турции или Грузии. Иначе говоря, этнархи нужны как послы народной дипломатии. Поэтому они не должны занимать официальных постов, но сам статус конфессионального и народного лидера должен наделять их политической и нравственной харизмой.

Алексей Муравьев, для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования