Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Беглопоповский бунт. Если старообрядцы ссорятся, то у них на это веские причины


Как известно, характерными чертами старообрядчества являются свободомыслие и внутрицерковная свобода. Приверженцы старых обрядов, начиная с самого раскола XVII века, противопоставляли себя официальным властям и государственной идеологии. Образ Святой Руси в представлении старообрядцев был более патриархальным и мистичным и, естественно, был полностью лишен любых помпезных имперских черт, свойственных, к примеру, идеологии православного монархизма. Отношения между священноначалием и мирянами в старообрядчестве формировались также в противовес никонианскому православию. В отличие от государственной Церкви, миряне-старообрядцы принимали деятельное участие в выборах своих приходских священников и духовных наставников, открыто обсуждали церковные и богословские проблемы.

В современном постсоветском обществе различные старообрядческие течения и согласия стремятся защитить не только свою культурную оригинальность. В наиболее острой форме вопрос о сохранении собственной идентичности в нынешнем российском обществе встал в рамках сравнительно небольшого по численности (не более 100 приходов по стране) старообрядческого поповского согласия – Новозыбковской патриархии (с центром в городе Новозыбкове Брянской области). Изменения, которые претерпевает старообрядчество в современном обществе, стали поводом для раскола в этой юрисдикции. Во главе отшедшей от Патриарха группы, а по сути нового старообрядческого течения, стал епископ Курский Аполлинарий (Дубинин), яркий идеолог, выступающий в защиту старообрядчества с прямотой и темпераментом, достойным протопопа Аввакума.

Неизбежность произошедшего конфликта и его идейная подоплека были заложены в самой истории Новозыбковской Церкви. Ее иерархия и церковные структуры сформировались в 20-30-е гг. ХХ века - в тяжелые для всех верующих годы советской власти. История Новозыбковской архиепископии (патриархией она стала только в 2002 году) свидетельствует о том, что ее отцы-основатели из беглопоповцев стремились восстановить иерархию своей Церкви, не боясь церковного либерализма обращенных в старообрядчество епископов.

Весь епископат Древлеправославной патриархии ведет свою преемственность от двух архиереев РПЦ - архиепископа Саратовского и Петровского Николы (Позднева) и епископа Свердловского Стефана (Расторгуева), присоединившихся к Церкви "старообрядцев-беглопоповцев, приемлющих священство от Греко-российской Церкви", соответственно в 1923 году и в 1929 году.

Исторически так сложилось, что новозыбковская иерархия не имела особых претензий к советской власти. По большей части новозыбковцы обвиняли в гонениях на старую веру царских чиновников дореволюционного времени. Что касается советского периода, то в это время церковные структуры, хотя и испытывали на себе репрессии 30-х гг., смогли сохранить и упрочить свое положение, особенно в послевоенный период. Подобное лояльное отношение к советской власти стало причиной скрытой, а иногда и открытой ностальгии новозыбковцев по советскому времени.

В частности, новозыбковцам не нравится "современная атмосфера распущенности и западное влияние на молодое поколение". Для них лучше периодические гонения атеистического режима, чем свобода нравов и выбора, которую несет с собой демократия. Именно поэтому многие новозыбковцы на президентских выборах 1996 года голосовали за коммуниста Геннадия Зюганова. Священники Древлеправославной патриархии из Сибири о. Андрей Марченко и о. Александр Чукаленко, например, отмечали в интервью автору, что принципом взаимодействия с властями у новозыбковцев в советскую эпоху было "Бога бойся, царя чти".

Новозыбковские священнослужители уверены, что при царской власти старообрядцы в большей степени подвергались гонениям, чем в советскую эпоху. Новое демократическое время в России они определяют так: "Раньше была богоборческая власть, а теперь пришли демонократы. В новой политике Церковь оказалась не готова для борьбы с влиянием западных антиправославных культов. И Церкви тяжело. С коммунистами же знали, кто враг, а кто друг четко". В этом смысле о. Андрей и о. Александр подчеркивают схожесть своих взглядов с никонианской Московской патриархией: обеспокоенность оттоком людей в различные секты и их влиянием на общество, угрозой окатоличивания России, а также распространением "западного" протестантизма. Мировоззрение новозыбковцев скорее ближе к антикультовой деятельности никониан, чем к спокойному отношению большинства старообрядцев других согласий.

Терпимость по отношению к советской власти еще более сближала общественные взгляды новозыбковского руководства с идеологией Московской патриархии. В том числе и этот фактор стал основанием для многолетнего сотрудничества новозыбковцев с никонианской Церковью. После снятия Московской патриархией в 1971 году "клятв" со старых обрядов (признания их равноспасительными для никониан) тогдашний новозыбковский архиепископ Павел (Машинин) направил в Патриархию телеграмму с выражением "радости", что послужило причиной перехода одной из курских общин Архиепископии в белокриницкую юрисдикцию (прочие старообрядческие течения восприняли снятие "клятв" в 1971 г. демонстративно индифферентно). Известны также случаи перехода в белокриницкое согласие тех новозыбковцев, которые были недовольны чрезмерными контактами архиепископа Геннадия с Московской патриархией в 80-х гг.

Необходимо также отметить, что, принимая священнослужителей, переходящих от никониан, новозыбковцы признают и благодатность Московской патриархии. Главное для новозыбковских старообрядцев, чтобы человек был крещен погружательным способом, а не с помощью обливания или же окропления водой. Кроме того, новозыбковцы неофициально читают "никонианскую" литературу, а многие священнослужители Архиепископии, и в том числе нынешний патриарх Александр (Калинин), учились в Московской Духовной Академии.

Перестроечные годы привлекли в Церковь волну новообращенных. Они искали в старообрядчестве исконный православный путь, духовность, основанную на древних традициях. Одна из основных черт старой веры – свободомыслие и демократичность полностью совпадали с устремлениями российской интеллигенции начала 90-х гг. В старообрядчество обращались те, кто искал веры, не связанной с государственным православием (а Московская патриархия всегда искала тесного контакта с властями всех уровней), а также с тоталитаристской идеологией российской власти. Неофиты, пришедшие из "мира" в новозыбковскую иерархию, встретили там нетипичные для старообрядчества в целом конформистские черты. Консерватизм Архиепископии был связан с сохранением порядков и представлений советского времени, а не с той древней культурой, к которой жаждали причаститься неофиты.

Идеологом нового свободного старообрядчества в Новозыбковской архиепископии стал священник (а позже епископ) из числа обращенных в начале 90-х гг. Аполлинарий (в миру Александр Григорьевич Дубинин), кандидат химических наук (1974), доцент МХТИ им. Менделеева (специалист по электрохимии органических веществ), член Нью-йоркской академии наук (1997), настоятель общины в Курске. Отец Аполлинарий столкнулся с авторитаризмом и конформизмом руководства Церкви, возглавляемой архиепископом Александром (Калининым).

В конце 1999 – начале 2000 года в отец Аполлинарий выдвинул против священноначалия Древлеправославной Церкви обвинения в тесном сотрудничестве с белокриницкими старообрядцами, в признании троеперстия равноспасительным двоеперстию, а также уличил новозыбковское руководство в применении тоталитарных методов управления Церковью. Тогда же Аполлинарию удалось привлечь на свою сторону еп. Тульчинского Евмения, окормляющего 5 приходов в Румынии. Помимо этого, Аполлинарий нашел поддержку в Краснодарском крае в Приморск-Ахтарске и на хуторе Ново-Покровском. На соборе Архиепископии 7-9 Мая 2000 года все примкнувшие к расколу были лишены священного сана без права восстановления в нем. В 2000- 2001 гг. сторонники архиеп. Александра (Калинина) предпринимали четыре попытки силой отнять курский храм у сторонников Аполлинария, но им не удалось преодолеть сопротивление курского прихода. Были отлучены также миряне из курского прихода, которые помогали о. Аполлинарию. В результате в 2000 году Аполлинарий и его сторонники окончательно отделились от Архиепископии. В июне 2001 г. епископ Евмений единолично рукоположил Аполлинария во епископа Курского. С этого времени епископ Курский Аполлинарий (Дубинин) фактически возглавляет новую ветвь поповского старообрядчества.

Главный противник владыки Аполлинария - Патриарх Александр (Калинин) настаивал (в интервью автору в 2002 году) на том, что все обвинения о. Аполлинария в адрес новозыбковского священноначалия ложны. По крайней мере, как отметил Патриарх Александр, недостоверны обвинения в сотрудничестве с РПСЦ. Еще в 2001 году тогда еще архиепископ Александр (Калинин) обвинил РПСЦ в "прозелитической" деятельности, то есть в склонении священнослужителей Новозбыковской архиепископии к переходу в белокриницкую Церковь. Основным обвинением владыки Александра в отношении РПСЦ было то, что белокриницкие стараются выступать "перед внешним миром" от лица всего старообрядчества и нетерпимо относятся к "господствующим конфессиям", то есть к Московской патриархии (Благовест-инфо, № 18 (291), 3-7 мая 2001 года). Новозыбковцы по-прежнему отрицают законность рукоположения белокриницкой иерархии, а белокриницкие новозыбковской.

По отношению лично к главе Курской ветви старообрядчества Патриарх Александр занял чрезвычайно жесткую позицию. По словам владыки Александра, Аполлинария давно надо было лишить сана за неповиновение церковному начальству, которому он 7 лет обещал бросить свою светскую работу в институте, но так и не бросил ее. По мнению Патриарха Александра, Аполлинарий остался "светским" человеком, интеллигентом, который не может поступиться своей гордыней. Все выдвигаемые о. Аполлинарием причины ухода из юрисдикции Новозыбкова, по словам Патриарха Александра, - только предлог, чтобы уйти и создать свою Церковь. С точки зрения Александра, расколы и запрещения сопутствовали церковной жизни всегда, и это не свидетельствует о кризисе в Новозыбковской Церкви.

Вместе с тем, сформированное к 2003 году мировоззрение Курской архиепископии полностью отразило идейные поиски, которые имели место в Новозыбковской Церкви. Для многих приходов отделение от Новозыбкова стало не только освобождением от чрезмерной опеки церковного руководства, но, главным образом, попыткой осознать себя в современном обществе и воплотить в жизнь свои социальные и культурные инициативы.

Освященный Собор Древлеправославной Церкви, проходивший 11-14 ноября 2003 года в Курске, определил основные принципиальные положения идеологии новой Церкви и ее отличия от новозыбковской.

Курский Собор заявил об основном для нового направления принципе – соборного управления Церковью. При формировании административной структуры епископии члены собора исходили из коллегиальности в принятии церковных решений. За соборные постановления голосовали как епископы, так и священники и диаконы. Главой – архиепископом – был избран еп. Евмений. Как подчеркнул еп. Аполлинарий, он является архиепископом лишь в духовном смысле для того, чтобы избежать "цезаропапизма". На соборе было утверждено положение об автономности Курской епископии и епископии Тульчинской и всея Румынии, при верховном духовном окормлении Церкви епископом Евмением.

Новозыбковская же Церковь, по мнению Аполлинария, утратила свою соборность под жестким руководством Александра. Введение в марте 2002 года патриаршества и возведение архиепископа Александра (Калинина) в сан Патриарха Московского и всея Руси, повторяющего титул никонианского первоиерарха, дало еще один повод Курской ветви обвинить верхушку Новозыбковской иерархии в "цезаропапизме" и чрезмерных личных амбициях. Как отметил епископ Аполлинарий в интервью автору, при Александре Новозыбковская архиепископия по своей идеологии и отношению к властям и обществу стала постепенно сближаться с Московской патриархией.

Стремление встать на один уровень с никонианской Церковью в старообрядческом мире прослеживается в высказываниях руководства Новозыбковской иерархией. Приняв наименование Церкви, которое пересекается с титулом никонианского Патриарха, новозыбковцы, по словам Патриарха Александра (Калинина), ни в коей мере не хотят претендовать на паству Московской патриархии: "Мы правопреемники дораскольничей Церкви, поэтому мы именно восстановили патриаршество в нашей Церкви, и мы имеем на это не меньше прав, чем никониане" (в 2002 году архиепископ Александр стал Патриархом Московским и всея Руси).

Вопрос о расхождениях между новозыбковцами и Курской епископией и либеральном отношении к соблюдению обрядов был также поднят на соборе 2003 года. Дело в том, что на соборные заседания были допущены представители Древлеправославной патриархии, которые, наряду с личными выпадами в адрес еп. Аполлинария, предложили присоединиться обратно к Новозыбкову. Ольга Васильевна Фазылова, выступавшая от имени руководства Патриархии, отметила, что имущественные претензии имеются только к курскому приходу. Во время дискуссии оказалось, что две юрисдикции по-прежнему разделяет вопрос об отношении к Русской Православной Церкви. По мнению представителей Патриархии, различия никониан с новозыбковцами сводится только к обрядам, а в догматике они полностью идентичны. В противовес этому мнению, сторонники Аполлинария полагают, что существуют также и догматические спорные вопросы между старообрядцами и никонианами. Игнорирование этих дискуссионных моментов и лояльное отношение Патриарха Александра к Московской патриархии привело к тому, что "благочестивые обряды" на приходах, подчиненных Новозыбкову, не соблюдаются (например, практикуются терпимое отношение к брадобритию и венчания старообрядцев с инославными).

Несмотря на столь критичное отношение к нынешней Древлеправославной патриархии куряне считают себя духовными преемниками Новозыбковской иерархии, которая сложилась в 20-х гг. Собор 2003 года проводился согласно с порядком, принятым на соборе 1924 года в Николо-Рогожском храме Москвы под председательством одного из основателей Церкви архиепископа Николы Позднева. Что касается современных новозыбковцев из Древлеправославной патриархии, то их аполлинарианцы считают поврежденными в вере, хотя и признают действенность их таинств. Участники курского собора 2003 года подтвердили ранее принятое решение о приеме "новозыбковских" мирян только через миропомазание и проклятие никонианской ереси. В решении было отмечено, что сделано это из-за "повсеместно распространившихся никонианских еретических мнений и отчасти богослужебной практики". Евхаристическое общение с Новозыбковской патриархией было прервано в силу ее идентичности с никонианами. Священноначалие Курской архиепископии фактически заявило о том, что "они умывают руки", ведь по словам владыки Аполлинария, со стороны Патриархии "никакой доброй воли и здравого смысла проявлено не было".

Стремление резко противопоставить себя новозыбковцам, а также "дружественным" им никонианам, заставило владыку Аполлинария и его последователей осудить не только лояльное отношение Древлеправославной патриархии к Московской патриархии, но и сервильную позицию Новозыбкова перед лицом власти – как в советский период, так и в настоящее время.

Демонстрацией новой идеологии Курской архиепископии стало провозглашение святыми мучениками идейных и духовных оппозиционеров власти. В 2003 году Курская архиепископия канонизировала одного из главных оппонентов Ивана Грозного митрополита Московского и всея Руси Макария, диссиденток времен царя Алексея Михайловича боярыню Феодосию Морозову и княгиню Евдокию Урусову, а также новых соловецких мучеников, принявших смерть при большевиках.

Кроме того, в ранг святых были возведены пострадавшие за веру от советской власти новозыбковские епископы Стефан (Расторгуев), Пансофий (Иевлев), священники Иосиф (Дюкарев), Андрей (Камсков) и другие. Одни были канонизированы за "удержание древлеправославных устоев", другие за то, что сохранили веру во время сталинских гонений. По словам владыки Аполлинария, мучеников советского времени ранее нельзя было прославить, так как новозыбковское руководство не придавало их канонизации никакого значения. Будучи созданной при советской власти, новозыбковская иерархия не решалась заявлять о своей антисоветской позиции во всеуслышание.

В настоящее время приоритетом для руководства Курской архиепископии является организация религиозного образования на приходах. Повсеместно создаются воскресные школы и духовные центры дошкольного воспитания. Особая гордость Курской иерархии – школа на хуторе Новопокровский, где прихожанами являются казаки-некрасовцы. По словам еп. Аполлинария, некрасовцы активно ходят в церковь и во всем помогают приходу: "Казаки, воспитанные на старообрядческой почве, не будут рассуждать, как никонианское казачество – не ходить в храм и не верить толком".

Другим образовательным центром курян с ноября 2003 года стала духовная школа "Истоки Православия" в Петербурге. Она была открыта инициативной группой крещеных и оглашенных, которые только начинают создание своего древлеправославного прихода. Благодаря активной миссионерской деятельности еп. Аполлинария, в частности, создана группа старообрядцев в Париже (в 2003 году во французской столице была освящена молельная комната).

В истории раскола Новозыбковской Церкви, безусловно, присутствуют личные амбиции церковных лидеров – яркого представителя светской и церковной интеллигенции епископа Аполлинария (Дубинина) и церковного политика, наследного главы Новозыбковской иерархии Патриарха Александра (Калинина). Вместе с тем, за любым расколом, помимо личных симпатий и антипатий, стоят социальные и исторические причины.

Сторонники епископа Аполлинария старались преодолеть советское прошлое Новозыбковской архиепископии, сделать свою Церковь наиболее соответствующей старообрядческому духу внутрицерковной свободы, свободы от диктата начальства и подчинения только вероучительным и обрядовым принципам. Неосторожные шаги в сторону Московской патриархии были восприняты владыкой Аполлинарием и его сторонниками и как предательство основных принципов староверия, и как попытка новозыбковского руководства продолжить линию на сотрудничество с властью и никонианами так, как это было в советские годы. В этом смысле деятельность Аполлинария можно считать работой над обусловленными историческими причинами ошибками Новозыбкова.

Рождение курской ветви старообрядчества стало одним из тех церковных расколов, которые были вызваны вырвавшимся на поверхность древним духом старой веры. И верующие, обращенные в постсоветский период, и старообрядцы с давними семейными традициями, ставшие основателями нового согласия в Курске, проявили себя как православные русские люди, ищущие духовной и идейной свободы.

Роман Лункин, для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования