Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Между партийностью и честностью. О месте православной журналистики


Итак, где же место для православной и вообще конфессиональной журналистики в современном обществе? На этот вопрос возможно дать три ответа.

Первый ответ - последовательно либеральный и, как это ни парадоксально, исторически обусловленный. Согласно этому первому варианту ответа, журналистика призвана "выводить на чистую воду" всех и вся, открывать людям глаза на махинации и неправду светских властей, разоблачать ложь и лицемерие властей церковных. Если вспомнить самое начало русской журналистики, то у истоков ее мы видим могучее движение критиков. Это движение неразрывно связано с идеалами эпохи просвещения, которые предполагали положительные действия правды вообще и правды, выраженной в форме критики, как на власти, так и на Церковь - в частности. Вольтеровская идея исправляющей критики в сочетании с руссоистским оптимистическим взглядом на человека выразилась в создании новой европейской журналистики как силы, прежде всего, критической и оппозиционной. Именно в рамках этого подхода возникло выражение "четвертая власть". Такая журналистика, которую в 18 веке воплотила фигура Николая Ивановича Новикова, а затем в 19 веке - "Отечественные записки", деятельность Белинского и Некрасова, но также и Каткова, должна неизбежно стремиться к тому, чтобы быть наименее зависимой от властных и церковных инстанций. Эта журналистика по определению является глашатаем свободы, именно ее, в первую очередь, стремились запрещать тоталитарные режимы, и именно она, прежде всего, имеется в виду, когда произносится словосочетание "свобода слова". Эта журналистика во многом наследует традиции русской публицистики, критико-реалистической литературы и эссеистики.

Соответственно журналистика не может быть конфессиональной в смысле ленинского определения партийности, но может создаваться людьми, принадлежащими к Церквам и конфессиям. Единственное требование в таком случае будет – свобода мысли, объективность информации и критический настрой.

Второй ответ на этот вопрос предполагает, что только Церковь, в том числе как институция, может выступать в роли просветителя и исправителя нравов. Такой подход неизбежно ведет к признанию только конфессионально ориентированной журналистики, полезной и нужной, в то время как вся светская журналистика, либеральная или консервативная публицистика, не связанная с церковными институциями и не обязанная корпоративной дисциплиной, будет находиться на подозрении. Образцом такого подхода можно назвать речь Патриарха Алексия II на открытии Первого международного фестиваля православных СМИ "Вера и слово". По его мнению, образцом для так называемой "православной журналистики" должны стать узкоцерковные специализированные издания вроде "Журнала Московской Патриархии" или "Московского церковного вестника". Некоторый очевидный аппаратный оттенок в этом подходе, безусловно, есть. Для церковных, как и для светских властей, контролируемая и предсказуемая внутрицерковная пресса, безусловно, предпочтительнее малопредсказуемой и сомнительной независимой, пусть даже и православной. Другое дело, что миссионерский эффект от такой церковной прессы минимален. Если взять те же православные журналы, то гораздо большее влияние оказывают просветительские СМИ вроде "Альфы и Омеги" или информационно-публицистические вроде "Радонежа". Поэтому этот второй ответ грешит уже тем, что сводит понятие "православная журналистика" к понятию "журналистика церковная" и -тем самым – почти полностью уничтожает критический потенциал прессы.

Третий вариант ответа вполне в духе современных реалий жизни считает журналистику не более чем средством пиара, "раскрутки". Такой технологический взгляд на журналистику в определенной степени задан экономическими реалиями современной России. Большинство журналистов, не говоря уже о публике, уверены, что журналисты пишут то, что им говорят владельцы СМИ: "Кто платит, тот и заказывает музыку". Хотя, по нашему мнению, ситуация еще не вполне пришла к такому печальному исходу, однако предпосылки для такой трактовки существуют. Большинство из тех, кто сейчас занимается "православной журналистикой", свято верует в "пиар". Такие люди считают, что журналистика служит для раскрутки и пропаганды тех или иных фигур или корпораций, конфессий и религиозных объединений. Такая журналистика неизбежно вырождается в борьбу одних финансовых потоков с другими. Очевидную порочность такого подхода не стоит и доказывать. Для сторонников такого взгляда на журналистику православные СМИ значат не просто церковные СМИ, но именно такие, которые "проводят линию" в самом примитивном ленинском смысле партийной организации и партийной литературы.

В конечном счете, вопрос о журналистике всегда сводится к вопросу о журналистской совести. Главной проблемой любых СМИ всегда останется необходимость найти такого спонсора, который бы не вмешивался в информационный процесс и не вредил профессионализму прессы. Совершенно очевидно, что все эти пиар-технологии не имеют никакого отношения к собственно журналистике. И православная журналистика, равно как и светская журналистика, всегда будет испытывать нужду в журналисте профессиональном, совестливом и честном. То есть таком, который уважает своего читателя не меньше, чем себя.

Алексей Муравьев, для "Портала-Сredo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования