Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Арафат умер. Да здравствует...?


Умер лидер арабов-палестинцев Ясир Арафат. Это новость, которая в силу ряда всем известных причин, новостью в строгом смысле и не является. Просто поставлена точка в несколько затянувшейся для всего мира фразе, которая одновременно становится точкой отсчета размышлений о том, кем был Ясир Арафат, и что будет дальше...

Не будем в деталях пересказывать биографию почившего лидера. Отметим только то, что Арафат не был террористом, когда в 50-60-х годах его движение делало ставку именно на террор. Арафат не был марксистом или "сторонником социалистической ориентации", когда в 70-80 годы зачастил в столицы тогдашнего коммунистического мира, где его благосклонно принимали, называли товарищем, и уж наверняка не отказывали в помощи. Арафат не был, что называется "патентованным" миротворцем, хотя подписал в 1993 году соглашения в Осло, ставшие венцом его карьеры и принесшие ему лавры лауреата Нобелевской премии мира. Арафат, несмотря на присутствие в его жизни таких символов религии ислама как намаз, фамилии-псевдонима (гора Арафат - священное место возле Мекки, где совершаются самые главные обряды мусульманского паломничества - хаджа), был человеком в большей степени внешней (ритуальной) веры. Если говорить точнее, он был секулярным человеком.

Арафат был в первую очередь политиком, при этом лидером, четко угадывающим менталитет и настроения своего народа. Именно это и никакое другое обстоятельство позволяло ему оставаться ключевой фигурой палестинского национального движения, несмотря на все разнообразие и политическую разновекторность последнего. Собственно на сохранение единства палестинцев и блокирование каких-либо кризисных ситуаций в последние годы работал не столько лично Арафат, сколько его имидж престарелого раиса (араба-вождя, предводителя).

Ведь ситуация в образованном после соглашений в Осло полугосударственном образовании под названием "Палестинская автономия", была далека от идеальной, и решения ее многочисленных проблем отнюдь не намечалось. По имеющейся информации в руки палестинской администрации тогда было отдано лишь около 18% территорий, захваченных в результате "Шестидневной войны" 1967 года. В автономии сформировался режим авторитарной власти "раиса" и его ближайшего окружения. Вот это самое "и" в результате привело к тому, что в автономии, наряду с беспрецедентным экономическим застоем и бедностью, царят воровство, коррупция и всевластие силовиков. Автору этих строк пришлось в 1997 г. лицезреть в Восточном Иерусалиме и на Западном Берегу Иордана особняки палестинских генералов и чиновников, а рядом...! Ну, в общем, это надо видеть и сравнивать.

В строительстве национальной государственности Арафат и его соратники, по взглядам всегда бывшие более близкими арабским "националистам-социалистам" нежели "исламистам-шариатистам", пошли по классической советской схеме - "всем сестрам по серьгам". Огромное количество людей в автономии задействовано на работе с мизерной зарплатой, и к тому же, по сути своей, мало нужной и дублирующей друг друга. Пышным цветом расцвело чиновничество и силовики. Так, по данным аналитиков, в системе только одного министерства автономии начитывалось 16 000....столоначальников. Доля силовиков, пожалуй, тоже одна из самых высоких в мире -1 полицейский на 60 граждан. Только совсем недавно разношерстые "службы безопасности" удалось объединить под более-менее единым руководством. Причем в назначении на это руководство, под давлением общественного мнения было отказано генералу Мусе Арафату - брату раиса.

Экономика в автономии тоже существовала. В лице личного друга Арафата ливанского бизнесмена Мухаммада Башира. По сути дела, именно последним формировались и распределялись финансовые потоки автономии, а также, по некоторым данным, личный спецфонд раиса, куда, в частности, шла и часть налоговых поступлений. Размеры этого спецфонда оцениваются по-разному, вплоть до 6 млрд. долларов. Источники поступлений в казну разные - преимущественно европейская и мусульманская финансовая помощь. Ну, а источники распределения...

Вот только некоторые, может быть, достаточно разрозненные факты. Так, например, финансовые структуры Евросоюза активно критиковались за то, что в период с 2001 по 2003 год ЕС переводил в Палестинскую автономию без надлежащего финансового контроля по 12 млн. долларов ежемесячно. В начале 1997 года внутренний палестинский аудит выявил, что из 880 миллионного бюджета автономии 359 млн. долларов исчезли неизвестно куда.

В свое время немецкая радиостанция ARD сообщила, что в сентябре 2001 Арафат положил на свой личный счет в одном из каирских банков 5,1 млн. долларов, и в этой сумме, по мнению немецкого радио, может быть заложена и иностранная помощь. При этом, как утверждают даже в кругах, враждебных палестинскому лидеру, лично Арафат не был никогда коррумпирован. Однако близость к "раису" очень часто была источником коррупции. Ведь коррупция в подобных обществах - это не только возможность получения денег, но также и близость к власти и истэблишменту. При этом 70% палестинцев живут ниже официальной черты бедности. Прямо хочется воскликнуть, несколько перефразировав поэта - это все нам родное и близкое...

Выше мы рассуждали о том, что было создано вокруг покойного вождя арабов-палестинцев. А теперь о том, кто это делал, и как эти деятели и их перспективы могут быть расценены после кончины Абу Аммара ("партийная" кличка Арафата).

Эти люди - премьер-министры страны: нынешний - Ахмед Курейи и бывший - Махмуд Аббас, еще Салим Зануун - глава парламента, еще Фарук Каддуми (названный было преемником Арафата,но теперь его имя почему-то исчезло с информационной авансцены).

Буквально в момент написания этих строк пришло сообщение, что председателем исполкома Организации Освобождения Палестины стал бывший премьер Махмуд Аббас, который вероятно разделит власть с другими сподвижниками покойного лидера. Общее у все этих людей то, что все они, принадлежа к арафатовской партии ФАТХ, являются людьми скорее секулярных, нежели религиозных взглядов.

Именно эти люди во время пребывания Арафата в изгнании составили своего рода кумовско-номенклатурную группировку, которую условно можно назвать "тунисской" (по аналогии с отечественными "днепропетровской" или, скажем, "питерской"). В отношении них можно уверенно утверждать, что предстоит взаимная борьба за власть и весьма неуверенно, что они долго удержат в руках эту власти. Ведь, повторимся, крайне немаловажно то обстоятельство, что Арафат и его движение были взращены и обрели силу в результате мощных вливаний из советско-коммунистической системы. Этой системы уже нет. А захочет ли Запад оказывать реальную поддержку людям вчерашнего дня - очень большой вопрос.

А вот перспектива политической исламизации палестинского движения достаточно отчетлива. Из энциклопедически банального положения о том, что большинство арабов Палестины исповедуют ислам, и это положение возникло задолго до рождения покойного Арафата, следует то, что исламский фактор имеет высокий шанс стать ведущей политической альтернативой в постарафатовской Палестине.

Этот процесс активно идет в последние два десятилетия. По некоторым данным исламисты, составляют приблизительно около 20-35% вовлеченных в политическую активность палестинцев, а в структурах Организации освобождения Палестины (ООП) (это конфедерация различных националистических организаций, объединенная под сенью авторитета Арафата) исламски ориентированные политики составляют до 40%.

Наиболее влиятельные мусульманские организации это ХАМАС (наиболее влиятелен и в силовом, и в политическом, и в религиозном отношении), "Исламский джихад" (отмечен, прежде всего, как силовая структура, может блокироваться с теми силами, которые стоят "левее" покойного лидера") и "Бригады мучеников аль-Аксы" (структура, также преимущественно силовая). Всех их отличает оппозиционность к режиму покойного раиса, которая, впрочем, никогда не выливалась в жесткую конфронтацию.

Аналитики отмечают, что в последней интифаде, начавшейся в 2000 году все более слышными становились исламские религиозные лозунги и принципы. Именно со стороны мусульманских политических сил, прежде всего ХАМАС, раздавалась критика коррупции в окружении Арафата.

Отметим еще один момент, может, напрямую не связанный с общим контекстом, но весьма важный. Именно в последнюю интифаду, наряду с антиеврейскими, усилились также антихристианские настроения среди арабов-мусульман (маленькая справка - всего христиан в автономии около 40 тысяч, больше всего их на Западном берегу Иордана; в секторе Газа, ключевом для палестинцев - они меньшинство), выразившиеся, в частности, и в отдельных случаях погромов. Впрочем, не следует спешить, и определять подобные факты как межрелигиозные столкновения. Дело в том, что арабы-христиане в Палестине, как правило, более образованы, более удачливы в делах, имеют больше возможностей для мобильности и миграций, что вызывает естественную человеческую зависть. А это качество определяется не религиозными взглядами.

Вернемся, однако, к ведущей исламской политической силе Палестины - ХАМАС. Даже самый беглый анализ информационных ресурсов, так или иначе связанных с ХАМАС, дает основание полагать, что у этой организации есть свой лидер-символ - покойный шейх Ясин, вполне сопоставимый по масштабности личности с Арафатом, есть довольно неплохо разработанная политическая доктрина, опирающаяся как на принципы ислама, так и учитывающая историко-политические реалии Палестины. К тому же идеология ХАМАС, в отличие от политики Арафата и его окружения, не содержит никаких намеков на компромисс с "cионистским Израилем", который по прежнему остается врагом № 1.

Это очень импонирует широким массам палестинцев. Важно также и то обстоятельство, что даже после убийства шейха Ясина и его преемника доктора Рантисси, все равно остались люди, могущие стать сильными, не лишенными харизмы лидерами. Один из них - принципиальный мусульманский политик, блестящий интеллектуал и поэт Халед Мишааль. А вот у наследников Арафата с этой самой "харизмой", что так важно на востоке, несколько туговато.

А ведь реальной политической силой, заинтересованной в том, чтобы установить положение дел в Палестине в свою пользу, сегодня являются шариатские княжества богатой нефтью Аравии. И именно они могут получить реальные экономические и финансовые рычаги влияния на ситуацию в постарафатовской Палестине. Какие силы они будут поддерживать - ясно всем.

Так что перспектива политической исламизации Палестины представляется наиболее вероятным процессом развития событий после кончины Ясира Арафата. Хотя нам, в отличие, скажем, от Гидрометеоцентра, не хотелось бы делать категоричных прогнозов, а то они в результате так и не исполнятся. И потому в заглавии статьи после слов "да здравствует" мы ставим всего лишь вопросительный знак.

Валерий Емельянов,
для Портала-Credo.
Ru


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования