Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Свобода совести и переизбранный американский президент: что у Керри на языке, то у Буша на уме?


Многие российские политологи, близкие к власти, равно как и сама власть, в период предвыборной кампании в Соединенных Штатах убеждали широкую общественность в том, что Джордж Буш-младший является наиболее приемлемой для России кандидатурой. Соображения высказывались следующие: 1) Крепость российско-американских отношений сегодня основана на совместной борьбе с международным терроризмом, которую начали президенты Путин и Буш-младший; 2) именно ради этой дружбы Буш-младший будет прощать российским руководителям отступления от демократии, которые они делают "во имя сохранения целостности и безопасности страны". Подобные надежды на переизбранного президента США возлагает лично глава российского государства, который неоднократно с большой симпатией высказывался в поддержку Буша-младшего и фактически поздравил его с переизбранием еще до объявления официальных итогов голосования.

Основной претензией со стороны американских политиков по отношению к России является усиление авторитарных тенденций во власти (после ликвидации свободных выборов губернаторов) и вопросы соблюдения прав человека, в том числе, свободы совести. Во время дебатов кандидатов в президенты США и Буш-младший, и Джон Керри говорили о том, что развитие ситуации в России вызывает у них беспокойство. Хотя, безусловно, и тот, и другой кандидат выражали также готовность сотрудничать с российскими властями в сфере борьбы с террористами. На фоне понимания общих проблем, которые стоят перед двумя крупными державами, казалось бы, более частный вопрос, к примеру, о свободе совести, должен затеряться и отойти на второй план.

Но заявления госдепартамента США о положении с правами верующих в России говорят о том, что интерес к российской ситуации не только не ослабевает, но и возрастает. Для того, чтобы это стало очевидным, достаточно взглянуть на характеристику, которую давали американские эксперты религиозному законодательству в нашей стране в течение последних лет. В 2001 году, когда отношения между Бушем-младшим и Путиным становились все более крепкими и доверительными, в докладе госдепартамента США говорилось о том, что "правительство страны в целом соблюдает закрепленное в конституции право на свободу вероисповедания". Среди положительных тенденций эксперты отметили то, что руководство страны "осудило проявления антисемитизма и открыто призвало к уважению и терпимости по отношению ко всем религиям, существующим в многонациональном российском обществе". В контексте общей поддержки российской политики конкретные замечания были уже мало заметны. Так же, как и в прошлые годы, критике подвергся закон "О свободе совести и о религиозных объединениях" 1997 года, который, по мнению госдепа, по-прежнему ограничивает деятельность "новых для страны религиозных групп" и способствует тому, чтобы местные власти нарушали права религиозных меньшинств.

Показательно, что в 2002 году Россия вошла в ежегодный отчет госдепартамента США, в котором был приведен список стран, квалифицированных как "враги религиозной свободы". Как выразился госсекретарь США Колин Пауэлл, правительства этих стран "презирают международные права и основы приличий…Непростительные покушения на личную свободу и достоинство не могут быть оправданы тем, что совершаются во имя какой-либо культуры, какой-либо веры или какой-либо страны".

Наконец в мае 2004 года появился ежегодный доклад комиссии США по международной религиозной свободе, состоящей из сенаторов и различных экспертов и возглавляемой деканом факультета права университета Джорджа Вашингтона Майклом Янгом.В этом авторитетном и подробном докладе ситуация в России характеризуется жестко - уже безо всяких дипломатических эвфемизмов. В докладе отмечается лишь одна положительная черта политики властей в области религии – она не такая, какой была в Советском Союзе. Сенаторы и ученые снова осуждают действующий закон о религии 1997 года, который, по их мнению, "создает иерархию религиозных организаций и явно ограничивает деятельность малых, новых и иностранных религиозных общин". Кроме того, эксперты выявляют новые опасности для свободы совести, возникшие в России уже в 2004 году. Во-первых, это формирование монополии Московской патриархии на духовную власть в стране. Как отмечается в докладе, "хотя церковь в России отделена от государства, президент Владимир Путин выступил в поддержку законопроекта, направленного на поддержку так называемых традиционных религий, включая вопросы собственности". Во-вторых, в стране нарастает новая волна репрессий против религиозных меньшинств, прежде всего, против христианских церквей. По мнению членов комиссии США по международной религиозной свободе, "под предлогом защиты интересов национальной безопасности" подписанная Владимиром Путиным директива предусматривает "противостояние вредному влиянию иностранных религиозных организаций и миссионеров. Практика показывает, что в первую очередь от этого страдают католики и протестанты, которые сталкиваются в России с противодействием центральных и местных властей".

Изменения в тональности заявлений американского истеблишмента по поводу религиозной свободы в России показывают, что американские политики даже из-за войны в Ираке и борьбы с террористами не собираются отказываться от защиты базовых демократических ценностей. США всегда готовы указать на несоблюдение норм Всеобщей декларации прав человека тем странам, с которыми они сотрудничают.

Совместное участие США и России в борьбе с международным терроризмом только подчеркнет значимость таких вопросов, как права человека и отстаивание свободы вероисповедания. По мнению профессора Университета Джорджа Вашингтона советолога Питера Рэдевэя (выступление по "Голосу Америки" 3 ноября 2004 года), в администрации Буша-младшего все более нарастает понимание того, что в России свертываются демократические начинания, и власти намеренно способствуют ослаблению многих институтов гражданского общества. Как отметил Питер Рэдевэей, политические заявления президента Путина, сделанные им после Беслана, стали знаком для администрации Буша-младшего, что Путин перешел Рубикон и встал на путь диктатуры. В этой ситуации нарушения прав верующих становятся одним из важнейших пунктов критики в адрес российского руководства, так как в России гонениям, чаще всего, подвергаются представители именно христианских Церквей: православных, не принадлежащих к Московской патриархии, католической и протестантских. Для христианской Америки, где значительное число верующих составляют католики и протестанты, ограничение прав их единоверцев будет поводом для того, чтобы предъявить претензии Бушу-младшему: почему он не отстаивает свободу совести в России, с которой легче договориться, чем с Ираком?

Какова же разница в позициях по отношению к России между республиканцем Бушем-младшим и демократом Джоном Керри? Трудно сказать, как бы сложилось сотрудничество США и России в рамках антитеррористической коалиции, если бы победил Керри, который более резко, чем Буш-младший, осуждал авторитарную систему, выстраиваемую российским президентом. Буша-младшего как раз отличает сознательное следование политике "двойных стандартов": США и Россия - союзники в борьбе с терроризмом, но оппоненты в том, что касается характеристики развития демократии и свободы совести в России.

Политическое кредо Буша-младшего можно лучше понять, если вспомнить, что в качестве своего политического идеала он выбрал одного известного исторического персонажа. Еще в феврале 2004 года Буш-младший провозгласил себя и премьер-министра Великобритании Тони Блэра "духовными наследниками Уинстона Черчилля". Трудности, с которыми столкнулись лидеры антииракской коалиции, Буш-младший сравнил с проблемами, с которыми столкнулся Черчилль во время Второй мировой войны и в начале "холодной войны". Однако Буш-младший, как истинный протестант, гордился не тем, что он умеет сотрудничать с разными странами, имеющими различное политическое устройство, а тем, что они с Тони Блэром - "наследники традиций свободы, защитники прав, совести и достоинства каждого человека". Конечно, Буш-младший не стремится перенять традиции английского снобизма, но легко общаться с теми странами, которые не достойны пока войти в лоно христианской демократической цивилизации (в ее американском понимании), президенту США вполне удается. Как метко выразился президент Путин (правда, по другому поводу), "мухи отдельно, котлеты отдельно".

Роман Лункин, для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования