Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Небесное боярство. Религия как Опасная Зона


Сегодняшняя новостная лента преполнилась сообщениями об убийствах священников, дьяконов, проповедников. Почему происходят такие злодеяния? В чем тут знамение?

Основатели большинства мировых религий многократно предупреждали своих последователей, что следование заветам веры, жизнь по религиозным убеждениям представляют собою некоторый вызов миру, который стремится сохранить состояние энтропии, общего хаотического безверия. Состояние того "нормального пофигизма", которое отличает человека без убеждений от человека с убеждениями.

И Моисей, и Будда Гаутама, и Исус Христос и Мухаммад прекрасно понимали, что, вводя нормы религиозной жизни, они ставят своих последователей в противоречие с тем миром и обществом, откуда они пришли. Будда вынужден был уйти от преследований своего учения "на страну далече", так что буддизм стал основной религией совсем не в Индии, а в Бирме, Тибете и Китае. И Мухаммад понимал, что его последователей будут сперва гнать и убивать.

Но только христианство привило особое отношение к смерти, особенно насильственной. Ученики Христовы разошлись по всей Римской Империи, прославив многие, часто довольно дикие, закоулки ее своим мученичеством. Их Учитель (раввуни, как они называли Его), говорил им, что "вас убьют и проклянут, и всякий, кто станет убивать вас, будет думать, что он приносит службу Господу". Кровь мучеников, в конце концов, стала элементом агиотопографии – там, где она пролилась, вставали храмы и часовни, "мартирии", как называли их греки. На мученических "памятях" строится церковный календарь.

Когда эпоха гонений и первомученичества закончилась, Отцы Церкви сформулировали принцип, согласно которому каждый человек должен быть мучеником, "свидетелем" - ведь по-гречески это слово носит именно такое значение. И хотя в славянском языке акцент стоит на "мучении", "страдании", эта "сема", внутренняя форма слова, связывающая его с видением, с уверением посредством зрения иными твоей смерти явственно присутствует в слове. Тот же смысл и в арабском "шахид", которое заимствовано, по-видимому, из арамейского "сахед", мученик. Впрочем, уже Мухаммад, направляя свою умму на войну с ханифами, думал о свидетельстве в особом специфическом смысле, не вполне согласуемом с христианским пониманием.

То, что священники, пастыри, пасторы, наставники и проповедники погибают в наше время с пугающей частотою, свидетельствует совсем не о том, что вера их столь сильна, что делается ненавистной миру. В частности, может, оно и так. Но взятые в целом, эти факты свидетельствуют как раз об обратном. Мир, взяв в оборот церковные организации, "жительствует", то есть люди, призванные стать духовными, становятся частенько еще более материальными, чем те, кто о духовном просто не знает. Священников и проповедников разбойники и грабители убивают за богатство. Мы мало слышим о чудесах обращения разбойников, не желают они теперь и отпускать своих жертв, даже ограбив их.

Да и сами убитые чаще погибают "за имения". Огонь духовный, заставлявший людей, принимая духовный путь, бросать дом и очаг, отрекаться мирского звания и богатств, редко опаляет души. И мир, конечно, не остается в стороне - священники, дьяконы и проповедники гибнут от рук душегубов.

Но проповедники и пастыри, которых жестоко убивают злодеи, умирают все же не просто так. Они умирают, являя своей смертью все же некое свидетельство. Это свидетельство о чудовищном падении нашего мира и о необходимости для верующих людей стремиться не к "счастию мирскому", а к "претерпеванию скорбей", иначе говоря, к жизни трудной и исполненной бед и страданий. Таков все-таки сознательно выбранный путь верующего человека – как говорил некий страдалец одной страждущей боярыне, лишенной всего, даже еды и готовящейся к страшной смерти: "Полна, - побоярила: надобе попасть в небесное боярство!"

Миссионер всегда находится под первым ударом. Можно вспомнить и об эфиопских мучениках из Баракнахи в 6 в., живших в лесу и питавшихся травой, которых жители ночью убили просто за то, что они подвизались вблизи их деревни. Можно вспомнить иноков Аркадия и Константина Шамарских, чудотворцев. Они жили в пустыньке в нескольких километрах от станции Шамары под Екатеринбургом. Эти два старообрядческих священноинока пали от руки злодея-душегуба, который надеялся поживиться их имуществом. Но он был обманут – у иноков была лишь голая землянка. А убитые были прославлены и место их убиения стало местом народного паломничества.

В этой связи стоит обратить внимание как на специальное поминовение всех убитых миссионеров, проведенное недавно Папой Римским, так и намечаемый режиссером В. Хотиненко фильм о страданиях ранних христиан, которых убивали не за деньги, не за имения, а за их убеждения, за веру. Вставая на путь духовный, любой человек, а тем паче пастырь, должен понимать, что он выходит на минное поле, входит в Зону, где всякий его шаг есть свидетельство.

Алексей Муравьев,
для  "Портала-Credo.Ru"
 


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования