Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Университет турецкого православия. Каков смысл возобновления работы школы Константинопольского патриархата на острове Халки?


Открытие Богословской школы на острове Халки в 1844 году в свое время стало очень крупным шагом в направлении освобождения угнетенных христиан Турции — по крайней мере, греков. Султанское правительство, наконец-то, согласилось забыть о неприятностях, причиненных ему этим греческим населением во время войны 1821-29 годов, после которой на политической карте мира возникло новое государство – Греция. В Турции, по-прежнему, находился Константинопольский патриархат, почти вся паства которого оставалась турецкими подданными вплоть до Катастрофы 1923 года (крушение Оттоманской Порты и провозглашение Турецкой республики Ататюрком).

Значение Халкинской школы для церковно-государственных отношений в Турции было всё это время велико и вполне очевидно. Не менее очевидным было ее значение внутри Константинопольского патриархата: она исполняла роль постоянно действующей богословской комиссии при Патриархе.

Что касается образования, то особых высот эта школа не достигала. Ее ведущие специалисты сами обычно получали образование за рубежом, чаще всего, в Германии, у протестантов, а иногда и в России. Ни один выпускник или хотя бы преподаватель этой школы не оставил заметного следа ни в одной из церковных наук, если не считать таким следом публикаций по новейшей истории самого же Константинопольского патриархата.

В начале XX века Школа дважды отметилась в богословской полемике. В 1912-13 гг. по указанию Патриарха Школа составила богословский отзыв на материалы богословской полемики между русскими афонскими монахами относительно Имени Божия. Школа рассмотрела предоставленные ей материалы на русском языке (при этом, не став рассматривать составленную на греческом языке брошюру в защиту имяславия) и вынесла такой вердикт, который должен был оправдать состоявшееся вскоре изгнание с Афона более 700 русских монахов.

Как замечает современный греческий исследователь (К. Папулидис), из профессоров Школы, вынесших обвинительный вердикт против русских имяславцев, только один человек понимал русский язык, но и он едва ли дал себе труд вникать в тонкости богословской полемики. Школа отрабатывала заказ своего патриархата — поскорее "грецизировать" Афон, тогда только что отторгнутый от Турции, но еще не присоединенный к Греции и имевший на тот момент международный статус, который нельзя было бы изменить без нанесения нокаутирующего удара по организации тамошнего русского монашества.

Чуть позже и при том же составе профессуры Школа прославилась составлением не менее эпохального документа – Окружного послания местоблюстителя патриаршего престола митрополита Брусского Дорофея (1920 г.) "ко всем христианским Церквам". Это был первый в истории документ, в котором номинально православный Предстоятель Церкви обращался ко всем ранее отлученным от Церкви сообществам так, как будто и эти сообщества составляют единую христианскую Церковь. С этого послания официально открывается эпоха экуменизма. Главным его содержанием стала программа грядущего административного объединения всех номинальных христиан.

Школа продолжала свое существование и после Катастрофы 1924 года, когда греческого населения в Турции осталось очень мало, и большая часть паствы патриархата превратилась в греческую диаспору. В ту пору о придании ей какого-либо научного значения никто особо и не вспоминал, особенно на фоне расцвета Свято-Сергиевского богословского института в Париже, находившегося в юрисдикции того же патриархата.

С 1920-х годов и вплоть до закрытия в 1971 году Халкинская школа служила, в основном, для передачи фанариотского духа — формирования администрации Константинопольского патриархата, расположенного в стамбульском квартале Фанар.

Состояние школы по-прежнему служило индикатором отношений между Фанаром и правительством Турции, и она стала жертвой этих отношений в 1971 году. Последующие переговоры, при посредничестве США, относительно открытия Школы, которые в 2004 году, увенчались успехом, – это переговоры не столько о перспективах духовного образования в Константинопольском патриархате (эти перспективы давно уже не зависят от Халки), сколько о статусе Фанара в Турции и, что гораздо важнее, Константинопольского патриархата в Pax Americana.

Почти все церковно-политические интересы Константинополя находятся за пределами Турции, поэтому патриархату исключительно важен именно международный авторитет. Что касается турецких дел, то они должны идти так, чтобы не давать конкурентам патриархата, прежде всего, Москве, возможностей указывать на его жалкое положение в своем турецком отечестве. Школа на острове Халки — точнее, ее отсутствие после закрытия в 1971 году, — была символом того, как с патриархатом можно не считаться.

Нынешнее открытие этой Школы также символично. Оно символизирует значение Патриарха Константинопольского как православного Папы в той модели мира, которая сейчас создается стараниями США. Соответствующим образом усиливается его влияние внутри Турции: как всякое американское учреждение, патриархат не может быть подчинен турецкому правительству.

Новая дипломатическая победа Константинопольского патриархата почти совпала по времени с очередной победой в Греции над Архиепископом Афинским, где патриархату удалось с демонстративной жесткостью пресечь попытку выведения из его состава ряда епархий, находящихся на территории Греции. В перспективе — развитие уже начавшейся борьбы с Москвой за передел зон влияния в Западной и Центральной Европе.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования