Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Сергий премудрый нам путь озарил… Образ митрополита Сергия (Страгородского) незримо присутствует на нынешних переговорах РПЦ МП и РПЦЗ(Л)


 Сразу после величественной литургии на Бутовском полигоне НКВД, где лежат останки тысяч замученных в 1937-38 гг. людей, Патриарх Алексий II с группой архипастырей отправился в Богоявленский кафедральный собор в Елохове. 15 мая как раз отмечалось 60-летие со дня "блаженной кончины" Патриарха Сергия (Страгородского), все же вошедшего в церковную историю с титулом митрополита, ибо, с одной стороны, именно в митрополичьем сане им были совершены самые спорные и самые "исторические" деяния, а с другой стороны, процедура его спешного избрания в Патриархи была настолько сомнительной, что новый сан за ним не признали даже многие "сергиане" (чаще всего в этой связи указывают на епископа Афанасия (Сахарова), который не признал Патриарха Сергия, но потом признал Алексия I, избранного на каком-никаком, но Поместном Соборе).

Образ "мудрого старца", которого многие считают основателем современной Московской патриархии, или, по крайней мере, учредителем ее нынешней администрации, был одной из центральных тем первосвятительского слова, с которым преемник Сергия по Патриаршему престолу – Алексий II – обратился к главе РПЦЗ(Л) и прочим молившимся на Бутовском полигоне. Патриарх Алексий II повторил идеологему, утвержденную Юбилейным Архиерейским Собором РПЦ МП 2000 года – все Новомученики, независимо от их отношения к курсу митрополита Сергия (даже если они его анафематствовали), в равной степени предстоят Престолу Божию, и это их молитвами ныне так бурно возрождается Святая Русь. Действительно, поскольку упомянутое возрождение практически целиком происходит в лоне или под омофором РПЦ МП, то ее возглавителю трудно было бы допустить, что "сергиане" своим способом приспособления к "новым историческим условиям" советской власти не угодили Богу и не стали, таким образом, родоначальниками нынешнего возрождения.
Этим словам Патриарха покорно внимал митрополит Лавр, считающийся преемником того самого митрополита Антония (Храповицкого) – первого возглавителя РПЦЗ, - который жестко осудил "предательство Сергия" и прервал общение с его сторонниками-"сергианами", и того самого митрополита Анастасия (Грибановского), который возглавил Собор зарубежных архипастырей, канонически обосновавший незаконность патриаршества Сергия и всех его преемников. "Сергианство", собственно, было и остается первым и главным обоснованием канонической самостоятельности РПЦЗ, в частности – обоснованием того, что митрополит Лавр является митрополитом и первоиерархом, с которым можно вести какие-то переговоры.

Однако митрополит Лавр, в отличие от своих предшественников, не требует больше от РПЦ МП разрыва с "сергианством", отречения от Сергия, от той преемственности высшей церковной власти, которая восходит к нему, а точнее – к той, скажем мягко, светской власти, которая решила сделать его Патриархом. Напротив, митрополит Лавр ощутил потребность собственного привития к этому древу, насажденному Сергием, почему и приехал в Россию, и смиренно, более того – доброжелательно, воспринял обращенное к нему поучение Алексия II о ключевой роли Патриарха Сергия в церковной истории ХХ столетия.

Не одна сотня томов была написана деятелями РПЦЗ о Сергии и его ошибочном курсе.

Ошибочность эта доказывалась и с канонических, и с церковно-исторических, и с нравственных, и с богословских, и с политических позиций, даже с позиций здравого смысла. Порой пафос обличений "сергианства" в писаниях зарубежных отцов возвышался до пророческого гласа, предрекающего плачевную судьбу Русского Православия и близость конца времен. Даже в конце 1990-х годов, когда РПЦЗ определенно решила "сближаться" с РПЦ МП, еще не дерзая, впрочем, назвать ее "матерью-Церковью", "сергианство" лежало неким неудобным препятствием на этом новом пути. Конечно, РПЦЗ уже не требовала покаяния в нем, но напряженно ждала, как бы "сергианство" само "рассосалось" и перестало быть проблемой на пути к воссоединению. Ожидание было настолько напряженным, что отказ от "сергианства" Архиерейский Собор РПЦЗ 2000 года поспешил увидеть в одной-единственной фразе "Основ социальной концепции" РПЦ МП. Той самой, где говорилось о возможности "гражданского неповиновения". Сейчас представители РПЦЗ частенько напоминают, что первым "падение сергианства" узрел именно российский архиерей – епископ Ишимский Евтихий (Курочкин), который и доказал Собору, что эту фразу концепции надо понимать именно как отказ от "сергианства". Тот доклад епископа Евтихия, собственно, был декларацией о "неусмотрении препятствий к воссоединению" - именно его надо считать отправной точкой нынешнего процесса, а не встречу Путина с Лавром в сентябре прошлого года. Епископ Евтихий, чье положение было особенно уязвимым потому, что он был "параллельным" архиереем РПЦЗ на "канонической территории" РПЦ МП, обеспечил себе безболезненное будущее после воссоединения. Чего не скажешь о втором "российском преосвященном" РПЦЗ - епископе Агафангеле, которого дружно ругают официальные российские церковные СМИ и церковно-общественные "союзы"…

Но вернемся к проблеме "сергианства". Епископ Евтихий предложил решить ее эффектным страусиным жестом – "мы ее больше просто не замечаем, нам вполне достаточно одной фразы из социальной концепции". Но Патриарх Алексий II, стремясь расставить все точки над "i" и избавить процесс воссоединения от ненужных недоговоренностей, все-таки аккуратно извлек эту страусиную голову на свет Божий и напомнил ей, что воссоединение будет происходить без всяких уступок, вместе с "сергианством" и со всем остальным "историческим наследием" Русской Церкви. И если еще совсем недавно архиепископ Марк (Арндт) мог ссылаться на то, что в 30-60-е гг. были одни исторические условия, неизбежно порождавшие разделения, а сейчас условия изменились, то теперь ему придется говорить о "переоценке" роли "Святейшего Патриарха Сергия" в новейшей церковной истории, признавая, что "фатальную ошибку", приведшую к разделению, совершила именно РПЦЗ, а не "сергиане". Так, без каких-либо пышных церемоний на Красной площади и даже без накрывания голов епитрахилью, покаяние в своей "исторической неправде" приносит именно РПЦЗ; РПЦ МП же торжествует свою безусловную правду, которая присутствует даже в самых "темных" уголках ее истории и канонического статуса.

Вот что сказал Патриарх Алексий II над гробом Патриарха Сергия в назидание приехавшим приобщаться к Святой Руси "зарубежникам": "Cегодня исполнилось 60 лет со дня кончины приснопамятного Святейшего Патриарха Сергия. На время служения этого архипастыря пришлись самые тяжелые годы богоборчества, когда нужно было сохранить Церковь Русскую… В те страшные годы репрессий и гонений больше было печалей. В 1937 году и те, которые разделяли позицию Митрополита Сергия, и те, которые не соглашались с ней, пострадали за веру Христову, за принадлежность к Русской Православной Церкви… Мы отдаем дань уважения и благодарной памяти Святейшему Патриарху Сергию за то, что он в тяжелейших и труднейших условиях бытия Церкви в 30-е годы XX века вел корабль церковный и сохранил Церковь Русскую среди треволнений бурного житейского моря". Итак, уважаемое Русское Зарубежье, добро пожаловать именно на этот корабль, ибо именно его плавучесть оказалась наивысшей и проверенной временем!

На следующий день, 16 мая, выступая перед студентами Московской духовной академии, протоиерей Николай Артемов – один из идеологов воссоединения – скажет, что общим фундаментом для обеих частей Русской Церкви являются Новомученики. Не только те, которых в 1930 году в своем знаменитом интервью митрополит Сергий назвал "политическими преступниками", но и те, которые согласились с такой хулой на своих собратьев. Воссоединение требует переосмысления подвига Новомучеников, его релятивизации. То, что многие Новомученики погибли за один отказ от подписания Сергиевой "декларации", теперь не имеет значения; то, что Сергий незаконно осудил их и запретил в служении – тоже. Это тогда, в 30-е годы, были правые и неправые, были исповедники и предатели. Если сейчас они все предстоят Престолу Божию, то так ли вообще важна эта разница между правдой и неправдой, о которой свидетельствовала Церковь 20 веков? Важна ли разница между грехом и святостью, между верностью и предательством? Теперь ведь на дворе XXI век…


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования