Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Берсеневский рудимент. Православная община в самом центре Москвы все еще отстаивает свое «право жить без ИНН»


Почти забытая проблема борьбы "за право жить без ИНН" может неожиданно обрести прежнюю остроту. Московская патриархия ребром поставила вопрос о принятии "проклятого номера" перед последним столичным приходом РПЦ МП, сохранившим свое "цифровое целомудрие" - приходом храма св. Николы на Берсеневке. В минувшее воскресенье на своем расширенном приходском собрании этот приход вновь подтвердил решимость ни при каких обстоятельствах не принимать ИНН, а Патриарх Алексий II тем временем приказал главному бухгалтеру и главному юристу патриархии "решить проблему" мятежного храма.

Пик движения "за право жить без ИНН" в РПЦ МП приходится на 1999-2000 гг., на рубеж веков. Тогда проблемой "обязательной цифровой идентификацией граждан" занимался сам Священный Синод и Богословская комиссия при нем. Конечно, мало кто из штатных церковных богословов пытался решить вопрос по существу. Единственной задачей "богословского анализа" было "усмирение православной общественности", активность которой вокруг вопроса об ИНН была чревата "новым расколом Церкви". Иными словами, Синод и Богословская комиссия искали всего-навсего формулировок, которые могли бы, с одной стороны, успокоить консервативную церковную общественность и, с другой стороны, убедить власть в безусловной лояльности по отношению к ее новой системе цифровой идентификации граждан. Церковное руководство, в принципе, разрешило не принимать ИНН, но одновременно заметило, что эти номера – еще не печать антихриста, поэтому никакой опасности в их принятии нет. Сам Патриарх и все сотрудники патриархии ИНН приняли.

Движение борцов против "электронного концлагеря" пошло на убыль не столько потому, что церковное руководство нашло приемлемые для всех формулировки, сколько потому, что налоговые органы перестали настаивать на принятии всеми гражданами ИНН. Процесс ИННизации, независимо от усилий немногочисленных церковных активистов, забуксовал, поэтому властям оказалось легче пользоваться старой системой налогового учета, чем без конца убеждать граждан взять наконец "проклятые номера". Однако в разных регионах страны сохранились отдельные церковные приходы и монастыри, которые продолжали отказываться принимать ИНН даже на свои юридические лица. Здесь компромисс, подобный ситуации с ИННизацией граждан, был невозможен, потому что учет юридических лиц намного более автоматизирован и систематизирован, чем учет граждан.

Аргументация противников принятия ИНН храмами и монастырями, в общем-то, схожа с аргументацией борцов против индивидуального номера гражданина. Если в случае с гражданином – православным христианином, речь идет о "замене" христианского имени, полученного при Святом Крещении, на "лагерный номер", то в случае с общиной "замене" подлежит "соборное имя" - при чем это, как правило, имя святого или Самого Бога. Более того, в штрих-коде, который почему-то используется при ИННизации как физических, так и юридических лиц, по мнению православных борцов с номерами, закодированы пресловутые три шестерки, а значит, ИННизация – это непосредственная репетиция принятия печати антихриста.

Аргументация священноначалия, требующего принятия ИНН храмами и монастырями, это, по сути, даже и не аргументация, а ультиматум. Церковному руководству, привыкшему всегда и во всем быть лояльным властям и, более того, рассматривающему эту лояльность как первейшее условие своего благополучного состояния, в общем-то, безразлично, есть ли в штрих-коде три шестерки и обладает ли отдельная церковная община "соборным именем" или хотя бы соборным голосом. Вертикаль власти в РПЦ МП выстроена намного жестче, чем знаменитая путинская вертикаль, и такое явление как "мнение общины" здесь просто отсутствует. Все монастыри и храмы "по умолчанию" принадлежат священноначалию (юридически это оформлено как "делегирование" общинами своих имущественных прав централизованной религиозной организации), которое по своему усмотрению пускает в них общины и назначает священников. Если последние пытаются жить по каким-то своим (пусть это даже не "свои", а соборные, канонические) правила, то они считаются посягателями на чужую – священноначальническую – собственность, а посему подлежат выселению из этой собственности. Благо, у церковного руководства более чем достаточно административных и просто силовых способов восстановить свои властные права в любом "взбунтовавшемся" приходе или монастыре, чему есть и масса конкретных примеров.

Пока московский храм на Берсеневке не считает себя "взбунтовавшимся". Он хочет совмещать "каноническую верность" Патриарху Алексию II с принципиальным непослушанием ему лишь по одному, отдельно взятому вопросу. Но в РПЦ МП уже ушла в прошлое модель "единства в многообразии" - ликвидированы как "обновленческие" приходы, так и "оплоты радикализма и монархизма". "Принадлежность к Церкви" теперь выражается не в одном лишь поминовении имени Патриарха, а в безусловном исполнении всех исходящих от этого имени указаний. А значит, чудом уцелевший прямо напротив храма Христа Спасителя рудимент скоротечной "эпохи церковной демократии" скоро прекратит свое существование…


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования