Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Примирение через историю. Пути выхода из кризиса в Косово подсказывают примеры из истории балканских народов


С самого начала было ясно, что косовский конфликт не завершится капитуляцией Сербии и вводом "ограниченного контингента" КФОР. И то, что как теория, так и практика современных локальных конфликтов неизбежно приведет к перетеканию его в стадию перманентной ненависти, тоже ясно было. Даже про религиозное обоснование – и то ясней ясного: ни сербы, ни албанцы не сражаются "за веру". Но для косовских сербов (как и для многих народов) приверженность национальной религии – православию является одной из главных черт национальной идентичности.

Албанцы, воспринимающие исход Косовской войны как свою однозначную победу, методично и жестко добиваются своей цели – "рассербить" Косово, вытеснить всех сербов с его территории и снести, разрушить все, что напоминает об их присутствии. Албанцы поджигают сербские монастыри и дома, стараются сделать жизнь последних сербов невыносимой, ибо чувствуют за спиной некоторую нравственную поддержку европейского общественного мнения – дескать, вот, их притесняли, а теперь и они тоже. Получается замкнутый круг этнической вражды и насилия, повторяющего насилие.

С точки зрения стороннего аналитика, религиозная вражда в Косове есть одна из форм этнического антагонизма, замешанного на этнических же процессах, происходивших на Балканах накануне и в процессе Турецкого завоевания, во время туркократии и в процессе развала Порты. И коммунистическое правительство И.Б. Тито мало что добавило в этот кипящий котел. Разрешить балканский узел можно только определившись по отношению к истории туркократии и ergo главной твердыне евроислама – Турции. Понятно, что посткемалистская Турция – уже совершенно другое государство, но тип этнического взаимодействия, основанный на существовании миллетов (этно-конфессиональных единиц) по-прежнему жив и реализуется в поведении народов.

В политическом смысле, политический ислам был и остается врагом европейской государственности. Никакого другого варианта кроме радикальной и твердой редукции турецкого участия в европейской политике нельзя видеть для последовательного христианского политика. Однако нынешняя Европа (не говоря уже об остальном мире) территория постхристианская, то есть такая, на которой "христианская политика" присутствует только как терпимая альтернатива, никогда не определяющая Realpolitik европейских держав. Бессилия европейцев, прячущихся за спину американского дядюшки, неспособность России заметно влиять на ситуацию, заставляют и США вырабатывать в меру своего понимания понятную и четкую политику "беспристрастной демократии и равных для всех прав". Только вот в условиях Европы, определяемой историческими координатами, эта политика превращается в молот, бьющий во имя демократических принципов по головам жителей бывшей Югославии.

Религиозное измерение сербско-косоварского конфликта находится настолько вне призмы "урегулирования на демократических принципах", что даже вечное присутствие сил КФОР на территории Косова не сможет гарантировать умиротворения. Этот конфликт только подогрет неловкими и неумелыми попытками иностранного вмешательства. На Балканах за сгоревшими церквями уже пылают мечети. И это в определенном смысле неизбежно. При невозможности прямого контр-действия народный гнев работает по принципу обобщения. А вектор этого обобщения задан спецификой упоминавшегося выше исторического и этнического процесса.

Существует ли "мирный" выход из противостояния? Все зависит от того, что понимать под словом "мирный". Если имеется в виду минимизация жертв и упование на время, то да. Надо усилить контингент КФОР и переориентировать его на защиту сербского меньшинства и культовых строений, памятников сербской старины. Но этот способ – малоэффективный и бесперспективен в долгосрочном плане. Другой способ связан с пониманием мира как завоевания, как того ценного дара, ради которого наши предки проливали свою кровь и который мы как потомки должны хранить. Иначе говоря, с ориентированностью на историю. Но тут есть главная сложность – этот способ предполагает "управляемый конфликт" с программируемыми жертвами (пусть и небольшими) и активное участие тех стран и народов, которые исторически и культурно ближе сербам и косоварам. Не в последнюю очередь по конфессиональным признакам. Другое дело – что у этих стран, как правило, ослабленных развалом социалистического лагеря, нет ни сил, ни должного авторитета для такого действия. И значит, если оно и будет, то рискует вылиться в еще одну эскалацию взаимного неконтролируемого насилия. Однако (заметим походя), конфликты, замешанные на истории и возникшие в определенных исторических обстоятельствах, можно разобрать и ликвидировать только с учетом этих обстоятельств и их логики. А логика эта, как мы уже говорили, состоит в противостоянии христианской европейской государственности византийского круга и агрессивной исламско-турецкой модели "замирения народов". В рамках этого способа необходимо будет думать о дистанцировании сил, исторически связанных с латинским Западом (и, прежде всего, США и НАТО), от участия в процессе замирения.

Третий путь – в условиях современного упадка христианства почти маловероятный – это путь вступления Православной Церкви в конфликт в качестве духовной силы, могущей теоретически встать между враждующими и явить им пример христианского прощения и долготерпения. Православные священники станут заботиться, скажем, о бездомных, нищих, детях, не взирая на их этническую или конфессиональную принадлежность. В долгосрочной перспективе и при мудром руководстве такое действие может привести к качественному скачку – конфликт утеряет религиозную подпитку. Но здесь есть главное препятствие. В силу исторических обстоятельств сербское православие столь сильно этнизировалось, а Сербская Церковь столь сильно отождествилась с византийско-сербской политикой, что духовным лидерам и простым людям придется в буквальном смысле переделывать себя, чтобы выйти из этнической парадигмы. Последние призывы Патриарха Павле к враждующим сторонам позволяют, впрочем, надеяться, что общий "управляемый" религиозный подъем возможен.

Каков бы ни был исход, ситуация требует немедленного перехода к сознательной политике. Не к популярной некогда "борьбе за мир", а к шагам, могущим реально изменить расклад сил и ситуацию вокруг Косова. Европейскую историю переписать и развернуть не удастся. Придется иметь дело с такою историей, какая она есть. И при желании духовная власть может сделать здесь больше, чем кажется.

Алексей Муравьев, для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования