Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Розыскные мероприятия. Облавы в российских мечетях могут осложнить конфессиональные отношения в стране... если мусульмане и государство этого захотят


 В сообщенной сегодня российскими мусульманскими лидерами новости о том, что ФСБ проводит в московских мечетях облавы на возможных террористов, удивляет только одно – то, что это новость. Можно сколько угодно говорить о равенстве людей всех национальностей и вероисповеданий перед законом, - таковое равенство в гражданском обществе действительно должно существовать, - но равенство перед законом не означает равенства перед подозрением. Подозрение на то и существует в числе мыслительных приемов, с помощью которых люди обеспечивают свою безопасность, чтобы фокусировать взгляд, невзирая на формальное равенство, на вполне определенных группах подозреваемых.

Если на теле убитого вырезана перевернутая пятиконечная звезда, то скорее всего убийцу следует искать среди участников черных месс, если убийца оставляет на жертвах записки со словами "Смерть жидам!  За Русь Святую!", то, при всем уважении к религии большинства, убийцу будут искать в церкви, а не в костеле. А в ситуации, когда незадолго до взрыва в московском метро, накануне мусульманского праздника, некий человек обещал милиционерам "устроить праздник", вполне логично, что рано или поздно следователи ФСБ придут в мечети. И это совсем не будет означать, что под тотальным подозрением в терроризме находятся все мусульмане России. Просто как золотоискатель, так и следователь должны знать, какой песок просеивать, чтобы найти самородок. И до тех пор, пока в России будет продолжаться террор, прикрываемый мусульманскими лозунгами, в мечети будут приходить. Тут уж ничего не поделаешь.

То, что террористов пытаются искать в мечетях – понятно. А вот тот факт, что делается (или якобы делается – поскольку ФСБ, покамест, патетически открещивается от обвинений в проведении облав) это в форме массовых проверок, облав и задержаний десятков человек – вызывает вопросы. Весьма сомнительно, что за столько лет работы и противостояния исламскому терроризму ФСБ не создала надежной агентуры в мечетях и не могла бы решать свои вопросы более деликатными и свойственными для спецслужб методами. Массовые облавы – это скорее акция устрашения, а не оперативно-розыскные мероприятия. Их цель не может состоять в том, чтобы найти кого-то конкретного. Это, скорее, способ вынудить "ходить опасно" всех, создать давление на мусульманскую общину в целом.

И логику спецслужб тут тоже можно понять – она примерно такова же, как логика структур, которые борются с наркоторговлей. Нет никакой возможности для того, чтобы не дать каждой конкретной "дозе" дойти до каждого конкретного "наркомана", но можно сделать так, что общее сопротивление среды создавало бы большие трудности на пути прохождения всего пути, и в итоге наркомания оказывается слишком дорогим удовольствием, чтобы стать из широко распространенного действительно массовым. Так и в данном случае – пропагандистам и эмиссарам терроризма и радикального исламизма должно быть просто физически сложнее осуществлять их работу, а у добропорядочного верного мусульманина не должно быть никаких иллюзий относительно криминального положения его возможных собеседников и относительно ожидающего его самого статуса преступника, если его контакты с радикалами станут слишком близкими. Другими словами, акции спецслужб – это давление на ту мусульманскую общественную среду, которую не раз и не два обвиняли в "благоприятствовании терроризму".

Однако в значительной степени от самих религиозных лидеров зависело – проинтерпретировать данное давление как давление на среду или же как давление на конфессию. И они выбрали второе, поставили на кон авторитет конфессии, чтобы ограничить или пресечь давление на сложившееся вокруг нее общество. Определенные основания для этого у лидеров российских мусульман были: "Мы опасаемся, что это войдет в практику, и наших верующих будут без причин задерживать по выходе из мечетей. Люди станут бояться приходить туда", - заявил Равиль Гайнутдин. И это отлучение верующих от мечетей может иметь весьма негативные последствия в виде образования тайных, нелегальных собраний, где пропаганда опасных воззрений может вестись совершенно безнаказанно. Эта опасность тем более велика, если учесть количество мусульман, которые находятся в Москве нелегально – в случае введения практики облав в обиход они действительно перестанут ходить в мечети, не потому, что причастны к терроризму, а потому, что могут быть задержаны как нелегальные мигранты.

Здесь завязывается сложный клубок противоречий, который может быть решен только вместе правоохранительными органами и лояльным закону мусульманским духовенством. Но прибегать при этом к риторике "такое-то действие российских властей является вызовом мусульманской общине", то есть конфессионализировать конфликт, - в высшей степени рискованно. Очевидно ведь, что в текущей конституционной и политической ситуации российские власти никогда не посмеют даже мысленно выйти за порог религиозной толерантности по отношению к мусульманам, как бы близко они к этому порогу не подходили. А вот в ситуации, когда будет заявлено, что такой порог "уже перейден", делать дальнейшие шаги в усугублении конфликта будет проще обеим сторонам. Выгодна ли эскалация конфликта российским мусульманам? Это очень сомнительно.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования