Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Время возводить стены


Государство Израиль приступило к строительству сооружения, которое ехидные журналисты уже прозвали "Великой Израильской Стеной". Стена призвана оградить "коренные" израильские территории от находников-шахидов с палестинских территорий.

Этот факт отраден прежде всего с его символической стороны. Новейшее время проходило под знаком эволюции от формулы "наши перегородки до неба не достигают" до формулы "мира без границ" (без границ не только конфессиональных и государственных, но и нравственных). "Стена" была ненавистным символом для идеологов всесмешения. О "еще одном кирпиче в стене" пели "Пинк флойд" в своем знаковом для 1970-80-х фильме "The Wall". Берлинскую стену разрушали торжественно, видя в ее гибели символ разрушения не только "железного занавеса", но и идеи, концепта, непроницаемой "границы на замке". Казалось, век стен закончился, начался век даже и не мостов, а надежных подводных и подземных туннелей…

И вот, вслед за гибелью двух великих башен, в мир вновь возвращается стена, не только реальная, из железобетона, но и символическая. Конечно, будет она поменьше Великой Китайской, но поболее Берлинской. В функционально-смысловом отношении это нечто среднее между двумя знаменитыми стенами -- с одной стороны, попытка разделить еще сильнее то, что разделило противостояние эпохи "холодной войны", с другой —отчаянное стремление приостановить наступление варварского террористического безумия, захлестывающего мир. Противостояние терроризму заставило мир вспомнить о том факте, что добро и зло  — это отнюдь не относительные категории, и что оливковая ветвь — не лучшее оружие в противостоянии реальным проявлениям зла. Между людьми выявились перегородки, которые доходят до неба и которые на небе едва ли не прочнее, чем на земле.

Думаю, что и сами израильтяне понимают, что речь идет больше о символе безопасности, чем о ее действительном гаранте. Политически вопрос об уместности этого сооружения — довольно спорный. Палестинцы уже заявили, что стена — это "расистский план" и пообещали бороться против нее всеми силами. Какие именно силы будут задействованы — стало ясно уже сегодня, когда в Иерусалиме произошел редкий даже для шахидской беспощадности теракт, унесший жизни 14 и ранивший около 40 человек. Симптоматично, что ответственность за преступление взяли на себя сразу несколько палестинских террористических организаций -- хвастаться преступлением давно стало на Ближнем Востоке "хорошей привычкой".

Но не смирятся не только палестинцы. Непримиримыми останутся и правые сионисты, указывающие на то, что за оградой "стены" остаются десятки еврейских поселений на оккупированных территориях, которые их жители отнюдь не намерены возвращать назад арабам. Ариэль Шарон, еще недавно казавшийся крайним ястребом, теперь представляется многим предателем (повторяя, как и предсказывали ранее наблюдатели, политическую эволюцию своего европейского предшественника генерала де Голля).

Сомнительно и то, что стена принесет стопроцентную безопасность, — её могло бы дать только полное экономическое разделение Израиля и палестинских территорий, отказ израильтян от использования дешевой арабской рабочей силы (а шахиды с палестинских земель приходят в Израиль именно как рабочие). Созданный в свое время как мононациональное государство, Израиль после 1967 года оказался в положении "малой империи", так и не сумев справиться с этим положением. С одной стороны — использование возможностей, которые предоставляло наличие в стране большого количества "второсортного" населения, трудно было отвергнуть, с другой — изменить национал-демократическую идеологию на имперскую (дававшую палестинцам предельное место внутри Израиля, сохраняя приоритет евреев) оказалось для израильских политиков невозможным. В результате — экономическое и социальное сцепление двух народов столь же крепко, сколь сильна их взаимная политическая и культурная ненависть. Слиться двум народам в единый государственный организм невозможно, разделиться – еще более невозможно.

Единственная реальная сила, которая могла бы поддерживать мир на этих территориях, — это внешняя по отношению к враждующим сторонам Империя. Однако османов (при которых статус Святых Мест в Палестине, был, кстати сказать, обеспечен наиболее прочно) вытеснили англичане, англичан фактически выжили американцы, а американская имперская политика основана на дополнении принципа "империя — это мир" принципом "мир — это война и конфликт". Политические контуры Pax Americana менее всего предусматривают возможность реальных мирных решений (а не управляемых конфликтов малой интенсивности). До тех пор, пока американский имперский порядок не сменится каким-то другим, Палестина будет оставаться очагом постоянного конфликта.

Шанс на лучшую участь для Святой Земли был упущен историей в 1916-1917 годах. Еще с середины прошлого века там шла мирная, ненавязчивая и ненасильственная, но вполне ощутимая русская колонизация. Русские церковные миссии, Православное Палестинское общество,  русские паломники были весомым фактором в жизни Палестины рубежа XIX и ХХ веков. Когда началась Первая мировая война, в России многие надеялись, что по ее результатам в руках Российской Империи окажутся не только Константинополь, но и Иерусалим.

Митрополит Антоний (Храповицкий) восклицал тогда: "На настоящую войну наш народ взирает, как на освобождение христианства от ига еретиков и магометан, а конечную цель ее видит в освобождении Священного Царьграда с церковью св. Софии и Иерусалима с Господним Гробом. Все это живо интересует не только солдат наших, но, пожалуй, еще в большей степени жителей и жительниц русской и малороссийской деревни, прихожан и прихожанок, наших читателей. Последние, особенно последние, мыслят себя в известных обязательных отношениях к Святой Земле и, побывав там, рекомендуют себя самым почетным из доступных им титулов: "Я иерусалимка"… Не должно препятствовать поселению там русских земледельцев и ремесленников, очищая для них и пустыни и магометанские поселения, которые, впрочем, и сами начнут быстро пустеть под русским владением. Если это будет сделано, то не пройдет и десяти лет, как вся Палестина и Сирия обратятся во Владимирскую или Харьковскую губернии. Народ наш так и ринется поселяться в страну, где жил Спаситель. Там будет уже место для чисто русской культуры, русской речи, для русской торговли и промышленности. Пустынная местность вновь процветет, как "земля, текущая медом и млеком", а всякий русский христианин сочтет долгом не раз в своей жизни отправиться на поклонение Живоносному Гробу; даже наши баре и барыни постепенно забудут о карлсбадах и парижах и будут знать Иерусалим, Вифлеем, Назарет...". 

Увы, вместо этой идиллии Россию ждала впереди гражданская война и годы разрухи. А часть русской собственности в Палестине, доставшуюся Советскому Союзу, Хрущев обменял… на апельсины. Сегодня российское государство и особенно РПЦ МП проявляют определенный интерес к палестинской собственности, и пытаются добиться ее перехода в руки государства или Церкви. Считается, что это удобней сделать с помощью Арафата и его вооруженных сил, поскольку Израиль, в общем и целом, выступает за сохранение status quo. Сколько бы не шумела околоправославная "общественность" о том, что государство Израиль есть приуготовление царства антихриста, реально сегодняшний Израиль — это охранитель хотя бы минимального порядка на Святой Земле, сила, защищающая ее от натиска отнюдь не "средневекового" варварства, уже успевшего протоптать своими сапогами тела православных священников и монахов. Новая "великая стена" не принесет "мира Иерусалиму", но может быть в Святом Городе станет чуть меньше войны, а мир остается задачей других, более благоприятных времен мировой истории, если таковые еще наступят.

 Егор Холмогоров, портал "Credo.Ru"

[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования