Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Бедный Павел! Путин - не первый русский правитель, который хотел бы вместе с Папой объединить христианский мир


Вскоре после ареста Михаила Ходорковского агрессивные политики и политологи, провозгласившие лозунг: "Путина надо валить", начали подыскивать российскому президенту аналогию в российской истории. Делалось это и раньше, но безуспешно. А тут, после начала репрессий, когда Путин только что не на плац-параде скомандовал российским олигархам: "Полк. Кругом. В Сибирь шагом марш...", подыскалась услужливая, но не слишком приятная аналогия — император Павел Петрович. Государь своенравный, деспотичный, чудаковатый, — Гамлет на троне, с благородной рыцарской душой, не могший однако поладить с дворянской элитой, но увлекавшийся зато смелыми прожектами. Фигура противоречивая и трагическая — особенно с учетом печального финала на шарфе Платона Зубова. Собственно ради шарфа аналогию-то и протащили. А тут, как на грех, на экраны выходит фильм о Павле с великолепным Виктором Сухоруковым. Самое время освежить в памяти.

И вот, как ни парадоксально, Путин сам стал понемногу подтверждать аналогию. Например — впервые со времен Павла Петровича - с российского "трона" прозвучал отчетливый призыв к единству Христианского мира, обращенный, прежде всего, к Ватикану. Заявление настолько сенсационное, что странно, что оно до сих пор не стало предметом широкого обсуждения и комментирования религиозной общественностью. То ли его не восприняли всерьез, то ли его не "расчитали" еще как следует.

"Моя личная позиция заключается в том, что мы все должны способствовать объединению христианского мира независимо от каких-то нюансов, которые делят христианский мир на различные церкви и конфессии. Сейчас христиан в мире насчитывается миллиард восемьсот миллионов примерно. Это то, что лежит в основе европейской культуры и европейской идентичности. Я уверен, что и вы знаете - тенденции демографические, они не могут особенно радовать христианский мир.

Повторяю: мне кажется, что все мы должны способствовать объединению христианского мира. Поэтому свою задачу вижу не в том, чтобы обеспечить приезд папы в Россию, а в том, чтобы способствовать вот этим шагам по объединению. Естественно, это будет возможно только в случае договоренности между церквами.

Для России это важно еще потому, что, на мой взгляд, это все-таки дополнительный шаг по интеграции России в международное, в западное сообщество. Но мы хотим интегрироваться в западное сообщество, не теряя своего собственного лица, своей культуры, своей веры и своей идентичности, о которой я уже говорил применительно к Европе в целом. И поэтому здесь действовать нужно очень аккуратно, по известному врачебному принципу: не навреди".

Заявление любопытное по своей политической логике. Путин, фактически, "играет на повышение" в отношениях с Ватиканом. Вместо скромной цели "визит Папы в Россию", он выдвигает значительно более масштабную — Объединение Церквей, единство Христианского мира. Вместо узко-конфессиональной цели Ватиканской политики — обозначить свое присутствие в России и наметить вектор католической экспансии, вызывающей такое недовольство у Русской Православной Церкви и законные опасения у Российского государства, Путин предлагает проект масштаба несравнимого даже с "удвоением ВВП" — объединение всего Христианского Мира несмотря на "нюансы".

Эти "нюансы", безусловно, вызовут возмущение в среде православных традиционалистов, которым радикальная экуменическая риторика Путина как нож по сердцу. Для верующих трудно согласиться с позицией, что церкви разделяют нюансы, а необходимость защиты русского Православия объясняется исключительно необходимостью защиты культурной "идентичности" России в рамках "христианской идентичности" Запада. Однако необходимо понять, что несмотря на "первое лицо" Путин не несет отсебятины — он прибегает к стандартной риторике первых лиц российского государства Петербургского периода. Для послепетровской эпохи - Православная Россия тоже была всего лишь своеобычным регионом в рамках Христианской Европы. Отсюда и идеология Священного союза у императора Александра Павловича, и масштабный мистический проект воссоздания Христианской Империи под властью Российского Императора и Римского Папы у Павла Петровича. Создается вообще очень странное впечатление, что Путин в каком-то смысле превратил "конфессиональную ориентацию" России в предмет политического торга. Ведь заявления о единении перед лицом демографического кризиса (читай - исламской угрозы) прозвучали из уст Путина совсем вскоре после его поездки на саммит ОИК и манифестации России как "почти мусульманской" страны. Беда, однако, в том, что в отличие от времен Князя Владимира, единственной страной в мире, ради которой стоит "заигрывать" с Православием, является Россия, а вот является ли она объектом интереса российской внешней политики - вопрос, как бы это сказать, — непростой.

Трудно сказать — является ли выраженная Путиным готовность поддержать Объединение Церквей спорадическим жестом, или же как и в случае с "исламской линией" последует громкое продолжение. Идет ли речь об очередной дипломатической уловке в отношениях с Ватиканом или же Путин делает заявку на то, что Россия готова выступить чуть ли не лидером "объединенного Христианства". И если второе, насколько интенсивным окажется давление на Православную Церковь в сторону ее большей "экуменизации", вопреки наметившейся противоположной "низовой" тенденции? И как далеко зайдет аналогия Путина с Павлом Петровичем? Тот ведь, во всех своих смелых проектах, с мнением Церкви все же считался. И в православном предании вошел в истории не как "самодур", а как местночтимый в Санкт-Петербурге святой император...


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования