Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Что будет после митрополита Владимира? Украинскому обществу уже никак не объяснить, почему Церковь должна оставаться в подчинении Москвы


Митрополит Владимир не имел четкой стратегии. Все было подчинено одной цели: выжить. С одной стороны, нужно было выжить УПЦ МП в независимой Украине. С другой стороны, УПЦ должна была выжить в РПЦ. Уже взаимоисключающие задачи. Однако он сумел.

А тактика его заключалась в простой житейской мудрости: можешь что-то не делать – не делай. Всякое решение принималось им лично и Синодом лишь тогда, когда оно не просто дозрело, а перезрело. Потому он мог позволить себе роскошь принятия решений консенсусом. Если же что-то очень нужное для Церкви не было общеочевидным для членов Синода, то митрополит Владимир прибегал к пакетным договоренностям.

После такой стратегии и тактики крайне трудно найти новый стиль правления УПЦ МП. В этом смысле следующему митрополиту Киевскому не позавидуешь. Плохое забывают, хорошее помнят. Уже сейчас мягкость митрополита предстает в ореоле святости. Всем уже кажется, что это был добрый дедушка, одаривавший всех и неумевший быть строгим. Потому не лишним будет напомнить, что существует и другая сторона медали.

Один из епископов УПЦ МП, прибывших на именины Патриарха Московского, забыл часть облачения. Митрополит подзывает его. И вот немощной на вид старец вдруг преображается и твердо говорит: "Что это такое? Как можно было так собирать облачения, чтобы собрать не все? Думаете, мы не знаем, что Вы пьете? Да мы знаем все!" - и дальше идет подробнейший перечень того, где за последние полгода архиерей был замечен выпившим, в какие попадал скандалы, какие еще допускал ошибки. За невероятной мягкостью характера стоял отточенный ум, прекрасная память, острое политическое чутье.

Но в целом митрополит Владимир при подборе новых епископов и их продвижении скорее плыл по течению, чем выстраивал стратегическую игру. В этом смысле он значительно проигрывал по сравнению с Патриархом Филаретом, который практически каждого претендента на епископство испытывал в качестве личного секретаря и ошибался редко и мало – отсюда выверенное новое поколение епископата УПЦ КП. Митрополит Владимир доверялся людям, надеялся на лучшее, верил в возможность исправления. А когда становилось ясно, что нужно менять человека, то или душа прикипала к нему, или же находились высокопоставленные защитники. Отсюда – противоречивый характер кадрового состава УПЦ МП, в котором прекрасные пастыри, о каких УПЦ КП или УАПЦ могут только мечтать, соседствуют с одиозными персонажами светской хроники.

После выборов 13 августа УПЦ пройдётся пройти через внутреннее преображение, поскольку как феодальная вольница с минимальной властью центра УПЦ уже не сможет далее существовать. Она не только проигрывает борьбу за влияние в обществе, но и постоянно рискует стать "кормом" для все более агрессивной УПЦ КП. Чтобы даже просто выжить, УПЦ нужно приобрести гораздо большее внутреннее единство и наладить принципиально более активную общецерковную жизнь: сегодня последняя существует только в сферах информационной и молодежной политики, с трудом налаживается в капелланской и образовательной сферах.

Кроме внутренней мобилизации, при которой сильный центр поможет выживать сильным уже сегодня регионам, нужна еще и внешняя мобилизация. Не может годами УПЦ только реагировать на действия УПЦ КП и УГКЦ, не навязывая собственной повести дня. Кто не наступает, тот отступает. Таковы суровые реалии сегодняшней Украины. Однако и наступать, и обороняться нужно будет в "украинской" Украине, окончательно разочаровавшейся в "русском мире" как идее и реальности. Для сохранения связи УПЦ с Москвой сохраняется крайне узкий коридор:

- сохранение фактической полной самостоятельности УПЦ;

- обращение РПЦ МП к остальным православным Церквам с просьбой внести УПЦ в диптихи как автономную Церковь;

- предоставление УПЦ права самостоятельно окормлять украинскую диаспору.

Будут созданы эти условия или нет, но сохранить УПЦ может только такой менеджер, который способен на решительные действия в сложной ситуации непрекращающегося кризиса. При этом для Москвы важно, чтобы это был архиерей, с которым не только можно договориться, но который еще и выполняет данные им обещания. Кроме того, это должен быть человек, элементарно способный выполнить обещанное.

С другой стороны, украинское общество все больше требует достижения единства украинского православия любой ценой. Патриарх Филарет пытается сыграть на этих настроениях: РПЦ МП и лично Патриарх Кирилл в информационном зеркале УПЦ КП предстают воплощением зла и главной угрозы всему украинскому, единство с которыми – грех больший, чем нарушение канонов. Ответные попытки РПЦ МП нагнетать истерию вокруг якобы зловредной для Украины и православия деятельности Ватикана, УГКЦ и УПЦ КП не имеют никакого воздействия на украинское общество. Наоборот, эти выпады укрепляют неприятие обществом РПЦ МП и РФ, ненавидящих все украинское. УПЦ постоянно доказывает, что она - плоть от плоти и дух от духа украинского общества, отражает его внутреннее разнообразие, не мешающее ни толерантности, ни единству. Но проводить политику "двойного гражданства" УПЦ – в Украине и в РПЦ МП - все более сложно. Доверие к проукраинской риторике исчерпывается даже внутри УПЦ, наиболее активные проукраинские священники переходят в УПЦ КП, и – что самое опасное для мифологии РПЦ МП – убедительно говорят о благодатности УПЦ КП, переживаемой ими опытно после перехода. Столкновение с подобным опытом в начале 90-х на Правобережной Украине закончилось расставанием с Московским патриархатом значительных масс верующих.

Внутренняя слабость УПЦ, невозможность поворота к русофильству без утраты симпатий верующих, общества и политикума, - все это заставляет руководство УПЦ снова и снова выбирать стратегию митрополита Владимира: переждать. Но рано или поздно кто-то начнет радикально действовать: или какие-то партии внутри УПЦ, или руководство РПЦ МП, или украинское общество, для которого сохранение связи УПЦ с Москвой – не более чем рудимент советской империи.

Нужно заметить, что это в России связь с государством является условием выживания и развития в Церкви. В Украине же главной для сохранения церковной жизни и структур является связь с обществом. В начале 1990-х УПЦ, а в 2010-м УПЦ КП выжили благодаря опоре на массы верующих, которые действовали как типичное гражданское общество. Сегодня не только для украинского государства, но и для общества в целом абсолютно непонятно почему должна сохраняться связь с Москвой. Необходимость или хотя бы допустимость такой связи уже невозможно доказывать. Трудно представимо чтобы сегодня кто-то в Украине говорил о необходимости подчинения украинской армии Москве из-за каких-то "традиций" или "сложившейся ситуации". Так же невозможно говорить о необходимости сохранения такого рудимента советской или имперской действительности как подчинение Церкви Москве. Поссорились даже русские и украинские баптисты, которые были единым целым в сотни раз более, чем русское и украинское православие.

Ясно, что сегодня внутреннего единства на самом деле нет, и уже никогда не будет. И даже взвешенная позиция Патриарха Кирилла ситуации не спасает, поскольку и его заявления об УГКЦ и УПЦ КП, и, тем более, многочисленные слова и дела его окружения и парацерковных организаций, свидетельствуют о глубочайшем непонимании Москвой Украины. Также и московская традиция ориентации на правильную иерархию с правильными канонами в Украине перестает работать. Епископ теперь скорее угроза для кармана и чистоты сердца священника и прихожанина. Ненависть к системе нарастает прямо пропорционально прорастанию украинских традиций общинной жизни. Храмы все меньше могут быть местами оказания услуг, а становятся домом для общин и внутрицерковных движений. То, что в Украине еще нет церковного бунта снизу, обусловлено только человечностью целого ряда епископов УПЦ, которые хотят и могут быть лидерами для церковного общества и пребывают в диалоге с обществом гражданским. Первичность именно связи с обществом, вторичность связи с государством вообще не понятна для России. Руководство РПЦ МП работает только с государством и бизнес-элитой, все остальные для него – обрабатываемая лозунгами масса. Такой подход не сработал в Украине.

Сегодня существует конфликт не украинского и русского национализмов. С одной стороны – христианская открытость, с другой – фундаменталистская закрытость. С одной стороны – киевский универсализм, с другой – русская отчужденность от всего мира. С одной стороны – пространство внутренней и внешней свободы, с другой – зашоренность и запуганность. Всякая попытка переделать украинское православие на московский лад закончится тем большим историческим поражением, чем более масштабным будет это предприятие.

Осознание специфики украинской ситуации приходит постепенно. Осторожные попытки Патриарха Кирилла заступиться за Украину, половинчатые заявления, которые можно трактовать и проукраински, и проросийски – хороший знак понимания невозможности в Украине что-либо переломить по мановению волшебной палочки. А ведь еще в 2009-м казалось, что Украина – это такая же постсоветская страна, как Россия, в крайнем случае – как Беларусь. Казалось не только Патриарху, но и донецким политикам, которые гарантировали простоту движения с Востока на Запад Украины любых идей и любого влияния. Но не получилось. Потому что Украина – на несколько порядков сложнее, чем думали и в окружении Патриарха, и в окружении Януковича.

Теперь пришло время решиться начать с чистого листа. И лучше иметь большую союзническую православную Церковь в Украине, чем вечную рану раскола. Мало того, важнейшая задача, до сих пор не осознанная в РПЦ МП, – чтобы единая Православная Церковь в Украине возникала на основе УПЦ, а не альтернативных юрисдикций.

Так или иначе, необходимый набор качеств для будущего предстоятеля очевиден:

- умеренно проукраинская позиция (пророссийский предстоятель может только радикально уменьшить УПЦ);

- договороспособность с РПЦ МП при любых возможных изменениях ("беспредельщики" и их ставленники могут развалить всю систему мирового православия);

- способность на продуцирование общей повестки дня для украинского общества, которая включала бы в себя будущее примирение с русским народом (по типу франко-немецкого примирения);

- умение достигать лидерства в глазах как православных Украины, так и всего украинского общества (что неимоверно трудно на фоне громадного кредита доверия украинцев к УПЦ КП и лично Патриарху Филарету, стремительного роста авторитета УГКЦ и лично Патриарха Святослава).

Епископов, способных решить все эти задачи или хотя бы их большую часть, – очень мало среди претендентов. Но они есть. И именно против них сегодня развернута настоящая информационная война в Украине. Они защитили митрополита Владимира в последние годы – но их обвиняют в попытках отстранения предстоятеля от власти. Они сохранили УПЦ от всякого рода авантюр, но их обвиняют в соучастии с преступным режимом. Они не боролись и не борются за власть, но их обвиняют во властолюбии. Фальсификации документов, распространение ложных взаимоисключающих сведений, попытки создать видимость наличия политической поддержки у беспредельщиков и их выдвиженцев. Развернулась настоящая война против Синода УПЦ МП под лозунгом необходимости прихода к власти "второго эшелона" епископата и отстранения всего сегодняшнего руководства УПЦ. По мнению идеологов этой войны, если волной лжи и обвинениями в крайней пророссийскости убрать митрополитов Антония и Онуфрия, то УПЦ можно будет взять под контроль без труда, поскольку на остальных "найдется настоящий компромат".

Очевидно, что весь этот штурм и натиск заранее обречен на неудачу, выгоден только конкурентам УПЦ МП – и они его с удовольствием поддержали. Устранение вируса хаоса и возврат к действительной повестке дня для Украины, УПЦ и РПЦ МП, необходим и это произойдет, причем довольно скоро. Историческое время уплотнилось, церковные деятели не всегда это чувствуют, но принимать решения придётся. Какими они будут – увидим…

Юрий Черноморец,
доктор философских наук,
для "Портала-Credo.Ru"

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!

Денежным переводом:

Или с помощью "Яндекс-денег":


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования