Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Автокефальная война. Российско-украинский конфликт загнал Патриарха РПЦ МП в безвыходное положение, и автокефалия Украинской Церкви теперь неизбежна


Идут первые дни Великого поста, и воцерковленные россияне и украинцы, как это и принято в наших национально-церковных традициях, стараются проводить эти дни в строгом воздержании и особо продолжительных покаянных молитвах. По идее, строгое воздержание должно распространяться не только на пищу и питие – это лишь внешнее подспорье. Прежде всего, его жертвой должны стать злые помыслы, страсти, обиды, искушения – все то, что на современном языке назвали бы негативной информацией и – особенно – ее негативным восприятием. Однако политические бесы устроили так, что даже на самых строгих постников именно в эти, первые дни Великого поста нынешнего года обрушился небывалый поток негативной информации. Да что там "информации"! Обрушилось такое, что, используя привычный в устах нынешнего главы РПЦ МП термин, уничтожает самый "культурный код Святой Руси".

А как иначе? Этот код, насколько мы помним, состоит в том, что православная вера является основой нашей национальной самобытности и государственности. И российской, и украинской – в равной степени. Возрождая эту основу, священники Московского патриархата, по благословению своего начальства, активно шли в войска, проповедуя там некую смесь христианства и земного (языческого?) патриотизма, а главное – призывая, не колеблясь, отдавать свои жизни за Родину. Так священники Московского патриархата поступали и поступают и в российской, и в украинской армии. Теперь православный президент Владимир Путин, которого мы периодически видим молящимся и даже участвующим в церковных таинствах, просит санкции Совета Федерации РФ на, по сути, военное вторжение на территорию Украины. В ответ Украина, сколь немощной ни была бы ее армия, вынуждена защищаться. Правда, все говорят, что до "горячей" войны не дойдет – не должно дойти, - но оцените всю деликатность пастырской миссии священников одного и того же Московского патриархата в "христолюбивых" частях по разные стороны российско-украинского фронта!

Несколько сюрреалистически выглядят на соседних полосах большинства газет в эти дни обсуждение нюансов постной диеты и подсчет потерь, которые уже принесла украинская революция и которые имеет принести российско-украинский вооруженный конфликт. Мы что же, должны в эти дни молиться о победоносном российском оружии, освященном батюшками, которое будет убивать украинских солдат, благословенных теми же батюшками, и при этом – в перерывах между этой странной молитвой – благоговейно вкушать черный сухарик, простую воду и "немного смокв"? Простите, это уже даже не фарисейство, а какая-то религия антихриста!

Коль скоро действия политиков в первые дни Великого поста довели до того, что вот-вот может политься российская и украинская кровь, то не должен ли в таких условиях пост быть сосредоточен на том, чтобы эта кровь не полилась? Не должно ли пастырям с каноном Андрея Критского в руках выйти на боевые позиции, в приграничье, и там молиться и служить, насколько возможно, разводя православных бойцов, разглядывающих друг друга в оптические прицелы? Не на этот ли случай вдоль российско-украинской границы было возрождено и заново построено сотни храмов? Кстати, на киевском Майдане и в Севастополе такая тактика себя хорошо зарекомендовала и помогла избежать какого-то количества жертв.

Но ведь что-то подсказывает большинству из нас, что Церковь Московского патриархата – ни Русская, ни Украинская – никак не смогут повлиять на эту братоубийственную войну. Это "что-то" – опыт последних десятилетий, имеющий мощное теоретическое обоснование, известное в определенных кругах как "сергианство". Идеология тотального церковного приспособленчества задумана и составлена так, что именно в самый критический, острый момент общественной жизни Церковь, руководимая такой идеологией, оказывается беспомощна. Она никого не ведет за собой, а едва поспевает вслед за политической толпой. Из свежих иллюстраций такого "сергианского" поведения – взаимоотношения УПЦ МП и Януковича. Еще несколько дней назад свергнутый правитель считал эту Церковь своей, осыпал ее благами и преференциями, а она в ответ – устами наместника Киево-Печерской лавры митрополита Павла (Лебидя) – сравнивала Януковича со Христом, а его свержение – с голгофским распятием. Теперь, правда, мы пока не слышим Павла (Лебидя), но слышим припасенного для таких случаев не менее высокопоставленного иерарха УПЦ МП – Александра (Драбинко), - который предлагает своей Церкви не спешить с отлучением Януковича. В "сергианстве" так: твой церковный статус зависит от твоего общественно-политического положения, а прописанным в Уставе Московского патриархата "долгом печалования" - в частности, за горе-политиков, оказавшихся в положении Януковича, - этот патриархат пока ни разу не воспользовался.

Но сложнее всего положение Патриарха Кирилла (Гундяева) – всея Великия, Малыя и Белыя Руси, собирателя "Русского мира". Стоило ли ему столько лет этот мир собирать, чтобы сегодня две основных его части стояли на грани настоящей войны? И это уже не шуточки, типа благословений российских олимпийских сборных, которые после этого проигрывали. Именно Патриарх Кирилл позиционировал себя в качестве уникального в современном мире деятеля, стоящего поверх российско-украинской (и некоторых других) границ, одинаково близкого как своей российской, так и украинской пастве (которой, кстати, чисто статистически почти столько же, сколько и российской). При этом престол его располагается все-таки в Москве, где Патриарх несколько неосмотрительно (никто от него в такой степени этого не требовал) впал в чрезмерную лояльность московскому политическому режиму. В его собственной персоне возникает жесточайший конфликт интересов, который, одновременно, несет миру очевидный ответ на не вполне понятный ранее вопрос об украинской автокефалии. Если Украина и Россия настолько состоявшиеся государства, что могут друг с другом воевать, или, по крайней мере, принимать соответствующие политические решения, то у них не может быть одной Поместной Церкви. В случае российско-грузинской войны все было понятно: главы автокефальных православных Церквей обеих стран благословляли свои армии, но при этом прилагали миротворческие усилия. Теперь Кирилл, который как бы в равной степени Патриарх России и Украины, должен так же благословить обе армии, чтобы получить право на миротворчество? Ведь если ты благословляешь только одну армию, в твое миротворчество никто не поверит.

Священнослужители РПЦ МП рангом пониже Патриарха открыто говорят, что Украина как единое целое не сохранится, ее границы должны измениться в пользу России. Не будем оценивать, насколько это возможно в современных геополитических условиях. Но отдают ли себе эти клирики отчет в том, что любое изменение границ означает автоматическое решение вопроса об украинской автокефалии? Патриарху, открыто поддержавшему в войне одну сторону, другая сторона подчиняться уже не сможет, при всей ее благонамеренности.

Ксения Дорошенко,
для "Портала-Credo.Ru"

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!

Денежным переводом:

Или с помощью "Яндекс-денег":


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования