Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Принципат Августа. Главный религиозный урок «18 брюмера 2011»: передача высшего государственного поста РФ произошла без символического участия РПЦ МП


Владимир Путин – фактический творец российской политической системы постсоветского образца - отказался (по крайней мере, на предстоящие 6 лет) от роли русского Дэн Сяопина. Таков общий политический итог правления "тандемократии" 2008-2011 гг.

Собственно, для религиозной сферы актуальными - как сейчас, так и на ближайшие 6 лет - будут два вопроса. Первый: какое влияние пролонгация полномочий российского президента № 2 окажет на состояние религиозной жизни в России? Второй: что изменится с положением аффилированной во власть крупнейшей религиозной организации страны - РПЦ МП?

Совместными усилиями оба представителя тандема – и нынешний президент Д. Медведев, и действующий пока премьер В. Путин, - завершили к середине 2011-го формирование модели первенствующей титульной Церкви РФ. В качестве просто "титульной Церкви" ("одной из") РПЦ МП была главным образом держателем символического капитала, живым символом истории и культуры, наследия прошлых поколений, которое как-то добавляет легитимности действующей власти.

При этом сама созданная усилиями российских властей модель государственно-конфессионального взаимодействия оказалась придаточной по отношению к действующей светской власти. Её существование никак не подкрепляется ни конституционными нормами светского государства, ни историческими реалиями (поскольку в российском прошлом, в отличие от восточноевропейского, нет бесспорных точек, на которые можно было опереться в процессе клерикализации).

К тому же, процесс государственной клерикализации постсоветской России "сверху" никогда не имел широкой общественной поддержки. Напротив, как выяснилось в ходе практического осуществления путинской реституции, инициативы власти вызывают неприятие номинально православного большинства россиян.

Над созданием российской модели патриархийно-государственной кооперации потрудились оба представителя правительствующего тандема. За три с небольшим года было сделано больше, чем за все предшествующие постсоветские годы. Заслуги Медведева - ограниченное по времени присутствие ОПК в программах общеобразовательных школ, армейские капелланы, гарантированное попадание структур РПЦ МП в число социально ориентированных организаций, финансируемых государством. Путин, по существу, запустил механизм адресной реституции, основным получателем которой стала "титульная Церковь" РФ.

Однако парадоксальность нынешней ситуации состоит в том, что тандем именно в качестве политического режима совершенно не нуждается в легитимирующих возможностях РПЦ МП. Оба раза передача власти внутри тандема (что в декабре 2007-го, что в сентябре 2011-го) происходила в режиме закрытых консультаций 3-5 человек высших государственных чиновников. В отличие от своего предшественника, который все-таки присутствовал при передаче дел от Бориса Ельцина Владимиру Путину, нынешний предстоятель РПЦ МП не может похвастаться символически значимой ролью в таком важном процессе. Поэтому функционерам "титульной Церкви" остаётся лишь повторять общие слова одобрения высшей мудрости, проявленной лучшими в мире правителями.  

Любопытно и другое. Выключение россиян (в качестве граждан) из процесса принятия политических решений на протяжении 2010-11 гг. уже привело к полному уходу людей из общественной в частную жизнь. Соответственно, их перестали интересовать "общественные" формы религиозной практики, типа строительства или возрождения храмов, массовых паломничеств и т.д. "Общественная" религия стала уделом практически неверующих чиновников, а вера "обычных людей" ушла в сферу их сокровенной частной жизни.

Начавшийся процесс после "второго пришествия" Путина будет только набирать обороты. В таких условиях поднятие градуса публичной религиозности даже с применением сил и средств государства (да к тому же по "остаточному принципу") остаётся делом крайне проблематичным. У людей своя жизнь, у власти своя. Можно ли соединить несоединимое?

Вряд ли стоит ожидать улучшения участи других конфессий и юрисдикций, особенно так называемых "нетрадиционнных". Но и неофитства Путина, иногда проявлявшегося во время его первого срока, тоже ожидать не следует. Представление о "традиционных" и "нетрадиционных" внутренне соответствует неоимперскому видению места России в мире, утвердившемуся при Путине. Какая же может империя, если в ней нет "внутренних врагов"?

Поэтому среди конфессий должны быть "свои в доску", те, от которых никуда уже не деться, нравятся они кому-то или нет. А дальше по списку: "шакалящие у посольств" западных государств и совсем уж "пятая колонна экстремизма"… Зато наступает самое время "легитимистских" НРД, типа матушки Фотинии или единоросса, предложившего создать культ Путина. Кажется, по поводу последнего предложения никто в РПЦ МП ничего так и не сказал.

Михаил Жеребятьев,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования