Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Священство или царство? Священнослужители могут участвовать в политической борьбе, но шутам и фиглярам не место во власти


О решении священника РПЦ МП Иоанна Охлобыстина, шире известного в качестве актера популярного у российских домохозяек сериала "Интерны", принять участие в президентской гонке не высказался только ленивый. Поэтому о священнике-актере и его политических амбициях мы поговорим попозже, в конце статьи, а пока же остановимся на другой проблеме. Тем более, понять, так хочет он стать президентом или нет, с помощью противоречивых заявлений самого Охлобыстина невозможно.

Тех, кто высказывает недовольство решением о. Охлобыстина, можно условно разделить на две группы: первые, возражая против конкретного "претендента на престол", вместе с тем полагают, что другой, более достойный, с их точки зрения, клирик теоретически вполне мог бы возглавить российскую властную вертикаль. Вторые же, доводя до логического конца принцип про "Богово и кесарево", полагают, что, с религиозной точки зрения, священнику в принципе в политике не место. К этой группе принадлежит, в частности, "протодиакон всея Руси" Андрей Кураев, заявивший в эфире программы "Со своей колокольни", что "если священник или епископ идет в политику, это значит, что он плохой священнослужитель. Он не сумел стать достойным пастырем".

Что касается первой группы, то тут, как говорится, "на вкус и цвет…". Но вот что касается вторых, то здесь можно спорить по существу. Ибо хотя современное руководство РПЦ МП не благословляет своих клириков пользоваться пассивным избирательным правом, это ни в коей мере не канон и не догмат, о чем красноречиво свидетельствует история.

Чтобы не ходить за примерами слишком далеко, обратимся к недолгой истории парламентской демократии дореволюционной России. После Октябрьского манифеста в руководстве тогдашней Русской Церкви тоже были большие сомнения, уместно ли священнослужителям бороться за симпатии избирателей. Тем не менее, уже в первую Думу было избрано шесть православных священнослужителей. В дальнейшем их число неуклонно возрастало: во второй Думе православных клириков было уже тринадцать - одиннадцать попов и два епископа, в третьей - сорок восемь, в четвертой – сорок семь. Интересно, что ни в одной из Дум священники не образовали особой клерикальной фракции или хотя бы парламентского клуба, но каждый раз разбредались по фракциям, причем в первых двух Думах симпатии многих из них были отданы либеральным и даже левым партиям.

Имена большинства думских депутатов-священнослужителей известны сегодня разве что специалистам. Однако были среди них и весьма известные церковные деятели. Так, будущий глава церковного управления в Париже архиепископ Евлогий возглавлял в третьей Думе вероисповедную комиссию; будущий управляющий Северо-Американской епархией Платон был депутатом второй Думы. Не избежал участия в работе законодательной власти и будущий глава "белой" Церкви архиепископ Антоний (Храповицкий) - в 1906 он был избран членом Госсовета от монашествующего духовенства.

"Оскоромились" православные священнослужители и исполнительной властью. В 1938 г. Патриарх всея Румынии Мирон Кристя возглавил правительство своей страны и оставался в этой должности до марта 1939 г. Глава православной Церкви Кипра Архиепископ Макарий несколько раз избирался президентом островного государства. (Что, впрочем, вызвало серьезные разногласия в местном церковном руководстве: в 1973 г. три митрополита Кипрской Церкви приняли решение извергнуть своего предстоятеля из сана, поскольку тот не отказался от должности президента. Однако это деяние митрополитов не было признано предстоятелями иных поместных православных Церквей, соборно объявивших решение митрополитов неканоническим и не имеющим силы.) Соответствующий прецедент можно найти и в русской истории: "собинный друг" царя Алексея Михайловича, Патриарх Никон, носил титул Великого Государя и в отсутствие царя осуществлял управление государством.

Таким образом, либо о. Андрей Кураев не слишком высокого мнения о многих русских и нерусских православных священнослужителях прошлого, либо факт участия священнослужителя в политической борьбе принципиальных возражений вызывать не должен и об их профнепригодности не свидетельствует. Так что с этой стороны никаких претензий к о. Охлобыстину быть не может.

Другое дело, что шутам и фиглярам, хоть в рясе, хоть без, у кормила власти, пожалуй, не место, поскольку плохо от этого будет и государству, и Церкви. Однако это уже совсем другая история.

Евгений Левин,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования