Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Пробный шар Патриарха: Охлобыстин как «оговорка по Фрейду»


Итак, свершилось. Священник (?) Иван Охлобыстин наконец сделал то, чем грозился с рекламных щитов последние месяцы и на что угробил 20 миллионов кровных рублей. Взошел на белую пирамиду посредине Большой спортивной арены "Лужников" и под проливным дождем, ударяя в гонг, прокричал свою "Доктрину 77".

Четыре больших экрана транслировали то, что не было видно издалека не особенно многочисленным зрителям, рассеявшимся по обширным трибунам стадиона, - лицо не столько "шута горохового", как с горькой иронией величал себя сам Охлобыстин, сколько безумца, обуянного манией величия. Он комкал и бросал себе под ноги прочитанные листы, он был в истерике. Она обесценивала все сказанное, в том числе и цитаты из отцов Церкви, и итоговую "любовь", слова о которой воспринимаются хорошо, когда сказаны спокойно, а еще лучше  – если шепотом, благо микрофоны и динамики работали что надо и могли передать любой обертон. Так нет же, отец Иоанн выбрал единственную ноту – надсадную, без полутонов.

Зачем – непонятно. Почти всю доктрину "Империума" он изложил в дружеском тоне на пресс-конференции в "Интерфаксе" коллегам-журналистам, и, несмотря на одиозность большинства ее положений, тогда хотелось что-то обсуждать и задавать какие-то вопросы. Казалось, литератор Охлобыстин имел в виду нечто, с чем можно было бы согласиться, но вот только выразился не совсем точно. На стадионе же всем предстал фанатик, не терпящий никаких возражений. Невольно напрашивались аналогии с Адольфом Алоизовичем. Правда, в отличие от Гитлера, толпа была не ахти, ничем не воодушевлялась, хихикала и хохотала, единства реакций не наблюдалось, и не очень-то работали методы нейролингвистического программирования, о которых Иван Иванович заявлял в открытую и которые не вязались с понятием "литературный вечер" (а именно так было официально названо означенное действо).

Когда часы в нижнем правом углу двух верхних экранов, на которых метался крупным планом "национально-патриотический аристократ", закончили отсчитывать 77 минут, Охлобыстин в очередной раз ударил в гонг и вопросил: "Вы хотите, чтобы я продолжал?!!" В ответ ему донеслось дружное: "Да!!!" Но было ли оно настоящим? Действительно ли он загипнотизировал аудиторию, или это была всего лишь вовремя пущенная фонограмма, точно так же рассчитанная заранее, как и дождь, который не пришлось искусственно лить на Охлобыстина только по погодным обстоятельствам? (Техника-то была наготове). Насчет искусственного дождя Иван Иванович обмолвился уже на пресс-конференции, о фонограмме же стыдливо умолчал.

В любом случае, дополнительные двадцать минут монолога у него никто не стал оспаривать, приготовившись, видимо, к худшему. Ведь некоторые недобросовестные журналисты размножили ошибочную "новость" о том, что чтение "Доктрины" будет продолжаться якобы 6,5 часов. На самом-то деле Охлобыстин сказал на пресс-конференции, что как раз не станет излагать ее в течение этого времени, чтобы никого не утомить, хотя именно столько требуется, чтобы изложить все максимально полно.

А может, какое-то количество зрителей действительно хотели поддержать любимого артиста, кумира из "миссионерского" телесериала "Интерны" (где миссионерскими являются лишь некоторые позы), чтобы не совсем одиноко было ему там, наверху? В какие-то моменты Охлобыстин вызывал жалость. Не ту негативную жалость к несостоявшемуся диктатору, которому не дано "завести" толпу. Жалость появлялась хорошая, тихая – особенно тогда, когда выяснилось, что стоять не на стуле перед домашними гостями – друзьями родителей, читая заученный скучный стишок, а вот так, на пирамиде, перед огромным стадионом, было его давней детской мечтой. Что ж, мечта осуществилась, комплекс неполноценности снят. Не зря ведь Охлобыстин изучал психологов – Эриксона, Фрейда. Он взобрался на самый верх и проорал: "Я не стесняюсь повторять, что я русский человек, потому что не стыжусь этого!" Насколько бурными и продолжительными были аплодисменты, невозможно было расслышать из-за громкой музыки, завершавшей действо. Теперь Иван Иванович может с чистым сердцем продолжать свои литературные чтения на более уместной "площадке" - во МХАТе.

Если, конечно, сумеет верно оценить эффект пшика, произведенный его выступлением. Если поймет, что мало кому интересны разговоры о величии армии и о том, что русский народ оживает только в эпохи глобальных войн. Все это россияне слышали не один десяток лет, и Георгиевские ленточки надевают они на 9 мая лишь как дань ностальгической традиции, не более того. Ведь признается же сам Охлобыстин: "А где русские? Нас нет!" Откуда же, из какой точки он собирается возрождать русских, если их нет? Неужели из армии? Или он считает, что такая армия делает человека "русским"?

Не хочется вникать во все эти полубредовые умопостроения, не хочется и размашисто развенчивать их. Охлобыстин не такой уж страшный, он ведь говорит и о дружбе с другими народами, населяющими Россию, о том, что с ними надо "по-новому договариваться", и что они к этому "готовы". Говорит и о том, что любит идеалистов, какую бы религию они ни исповедовали. Ну и пускай любит, в конце концов! В его словах можно найти и здоровое зерно. Если очень захотеть. Но надо ли? И если надо – то кому?

И тут встает вопрос о самом главном в его пространном монологе. Отец Иоанн Охлобыстин хочет стать президентом России! И не слышно единодушного осуждения этого намерения священника РПЦ МП со стороны всегда к тому готового священноначалия Московского патриархата. Одни, как отец Всеволод Чаплин, тоже кандидат на роль "шута горохового" со своими чересчур светскими инициативами, резко против. Кто-то - осторожно поддерживает. Но самое главное – молчит Патриарх Кирилл. Не красноречиво ли это молчание?

Уже давно муссируются слухи о президентских амбициях этого Патриарха. Так, может быть, Охлобыстин – это его пробный шар, предтеча? Хочет посмотреть святейший, как народ отреагирует. Подобно Жириновскому, выдвигает на президентских выборах пока не себя, а Малышкина. Чтобы, если опозорится, то можно было бы сказать: "Я не я, и лошадь не моя". А вдруг наберет хоть какой-нибудь достаточный для самоуважения Церкви процент голосов? Тогда-то достойно будет попробовать в следующий раз и Самому.

Идея кажется бредовой на первый взгляд. Но ведь в "предвыборной программе" Охлобыстина наряду с "возрождением армии" на главном месте стоит идея "Русского мира". Став президентом России, отец Иоанн продлит свой срок до 14-летнего и, лелея в сердце мечту о монаршем престоле в недалеком будущем (кстати, его пирамиду в Лужниках окружали именно черно-желто-белые монархические знамена), пока собирается возглавить некое новое духовно-государственное образование, которое бы объединило русских, украинцев и белорусов. А ту же самую идею продвигает и Патриарх! Он делает это пока на "духовной территории", а территорию политическую дозволяет прощупывать своему шуту. Авось прокатит?

Так Путин в самом начале своего правления пробовал гражданское общество на прочность своими "пацанскими" шуточками и шокирующими чекистскими инициативами. В итоге через 10 лет его правления почти не осталось ни свободы слова, ни свободы выборов. Выступление Охлобыстина вполне может оказаться такой же "пробой на прочность". К чему это приведет – покажет время.

Жаль, что не сами россияне. Они уже не смогут. Не они решают свою судьбу и читают ее знаки. Иначе бы в горестные дни траура по хоккеистам "Локомотива" они бы просто не пришли в "Лужники" на бьющегося в истерике "шута-попа" Охлобыстина.

Феликс Шведовский,

"Портал-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования