Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Что сказал муфтий? Высказывания главы мусульман Северной Осетии Али-хаджи Евтеева, будучи вырванными из контекста, послужили основанием для прокурорской проверки


Русские, обратившиеся к исламу, как известно, пользуются особым вниманием в информационном пространстве нашей необъятной Родины. Как-то уж очень закономерно, что именно выходцы из нетрадиционно мусульманской среды в глазах акул пера и телекамеры становятся носителями фундаментализма, экстремизма и всяких прочих "измов", которые с чьей-то заботливой подачи и определяют лицо ислама в России. И уж не приведи Бог такому вот "русскому мусульманину" подняться до уровня лидера в мусульманской среде, стать публичной фигурой. Вот тут-то к нему уже проявляют интерес не медиа, а органы очень даже компетентные. В памяти еще свежа история с пятигорским имамом Антоном (Абдуллой) Степаненко. Теперь в фокусе внимания оказался единственный русский мусульманин, ставший региональным муфтием, уроженец Осетии Али-Хаджи (Сергей) Евтеев.

Получивший каноническое мусульманское образование в Египте и Саудовской Аравии, живущий и работающий (это подчеркнем) в традиционной мусульманской среде, а не в кругу столичных интеллектуалов с их интересом к левому радикализму и экзотическому суфизму, муфтий Евтеев в один прекрасный день взял, да и рассказал корреспондентке, прямо и просто, о своем личном духовном пути и о проблемах, имеющихся в Осетии, где он руководит местным духовным управлением мусульман. Но, по сложившейся традиции, такие откровения в России ни к чему, кроме прокурорской проверки, не приводят. Так и в данном случае прокуратура заинтересовалась признаками экстремизма в обширном интервью Евтеева. Подозрение вызвало то, что муфтий, оказывается, был очень радикален, ездил на учебу к Хаттабу, а своим учителями называет лиц, известных как лидеры радикальных джамаатов. Также вызвала подозрение поддержка вооруженного джихада, позитивное отношение к созданию халифата, ну и еще заявление о том, что "эта страна, это государство мало что сделали, чтобы я любил эту страну". Понятно какая будет реакция, если в прокуратуре сидит чиновник, запрограммированный на то, чтобы "тащить и не пущать". Если же там сидит юрист, то думаю, он может ознакомиться с полным содержанием материала и сделать вполне объективные выводы.

Что же "такого" сказал муфтий Евтеев? Оставим в стороне спор алан между собою о том, что было и является определяющим для осетинского народа – христианство или ислам. В этом вопросе необходимы дополнительные и глубокие исследования. Ведь мы имеем дело с культурным пограничьем, а здесь невозможно сделать порой однозначный вывод в пользу той или иной религиозно-культурной идентичности.

Али-хаджи рассказывает, что был очень радикален. Подчеркнем слово "был" и отметим, что далее он подробно объясняет, почему среди "учителей" оказались радикалы. Потому что других просто не было в тогдашней ситуации на Северном Кавказе. И тем самым он еще раз аргументирует свою позицию, высказанную, кстати, и на встрече с президентом Медведевым, о необходимости адекватного мусульманского просвещения. О чем говорят многие умеренные и лояльные деятели, и в чем государство наше их активно обещает поддерживать. Муфтий также прав, когда говорит, что в массе своей мусульмане в большей степени, чем православные, склонны к изучению своей религии. По одной объективной причине – в православном христианстве есть вероучительный толковательный и богослужебный институт – Церковь. А в исламе каждый мусульманин, простите за, может быть, не очень корректное сравнение, - сам себе Церковь.

Муфтий, если верить сообщению, признает вооруженный джихад как одну из 14 ступеней джихада и говорит, что таким способом можно заработать вечное блаженство. Эта фраза действительно звучит диссонансом, может быть, и с существующим законодательством, но только будучи вырванной из контекста. Ибо рядом есть слова: "…да, мусульманин имеет право защищать свой дом, свою честь и свою религию". Таким образом, перед нами вполне адекватное кораническое понимание вооруженного джихада как способа обороны и самозащиты. Нравится это кому-то или не нравится, но вооруженная защита, сражение с врагом, вторгшимся на твою землю, - это религиозная и вполне понятная обязанность каждого мусульманина, зафиксированная в аятах Священного Писания - Корана. Думается, наиболее глубоко понятной она будет в эти дни 65-летнего юбилея окончания вооруженного джихада многонационального советского народа.

Предоставим далее слово Али-хаджи: "Насчет халифата: "Cплю и вижу как мусульмане живут в исламском государстве". Что ж, вполне естественное и законное желание, или пусть даже мечта, любого верующего человека жить в социуме, построенном на принципах его религии. Автор этих строк, честно говоря, тоже иногда видит себя в шариатском государстве, которое, если оно построено с соблюдением всех коранических принципов, вполне соответствует духовным потребностям последователей всех аврамических исповеданий. Но, возвращаясь к интервью муфтия,  заметим, что далее следуют такие слова: "Как прийти к такому государству. У меня другой путь, чем у тех, кто в лесу… Я вижу его таким, каким он был у пророка Мухаммада. Он говорил о своей религии, пришли люди и позвали его к себе…" Таким образом, перед нами опять же адекватное традиционному понимание того, как может быть создано исламское общество и государство – через ненасильственную проповедь, путь серединности и умеренности, и главное - по воле Аллаха и ничьей более. И такую точку зрения разделяют все мусульмане, будь они в политических своих взглядах либералами или же ультраконсерваторами. А кстати, почему у нас прокуратура в порядке проверки не заинтересуется "православными политиками", предлагающими построение православно-русского государства на основах, являющихся настоящим экстремумом по отношению к конституционному принципу светского государства.

И, наконец, вот еще одна важная цитата из интервью муфтия Евтеева, которая также наверняка окажется в фокусе внимания кого надо: "Если я призываю кого-то любить людей или нашу страну – я открыто говорю, что делаю не потому, что я патриот моей родины. Эта страна, это государство, это правительство очень мало сделали для того, чтобы я любил эту страну. Я вырос в девяностые – что я видел? Моя позиция связана именно с моей религиозностью. Из боязни перед наказанием Всевышнего я не имею права причинять вред там, где я живу, обманывать людей, с которыми живу, какой бы они конфессии не принадлежали, я не имею права убивать невинных. Много чего я не имею права делать из того, что делают люди, прикрываясь исламскими лозунгами. Это запрещено, это харам, это по разряду великих грехов проходит". В этих словах, как представляется, выражена вполне здравая гражданская позиция верующего человека, мусульманина. Действительно, в каком из Писаний есть четкое указание на то, что обязанностью верующего человека является любовь к стране и государству? Это их право, а не обязанность. Двойная заповедь Библии говорит о любви к Богу и ближнему. В исламе есть хадис с высказыванием пророка Мухаммада: "Любовь к отечеству - часть твоей веры". Однако все мы прекрасно понимаем, что понятия "родина - отечество" и "страна - государство" не совсем тождественны. С последним мы имеем гражданско-правовые взаимоотношения, основанные на законодательстве, а также моральных принципах нашей веры, о чем недвусмысленно и сказал осетинский муфтий. А вот любовь к государству и правительству, извините, но это девиация. Извращение то есть.

На данном этапе из всей этой истории, которой может быть суждено дальше раскручиваться, а может и нет, можно сделать один вывод. Наши правоохранительные органы, да и общественное мнение зачастую тоже реагируют рефлективно и поверхностно, но при этом и негативно. В данном случае мы имеем, к сожалению, до боли знакомую ситуацию: услышаны слова "джихад", "шариат", "халифат" - и на них тут же следует реакция в виде прокурорской проверки. А ведь вопрос религии вообще, и современного ислама в России в частности, слишком глубок и одновременно тонок и деликатен для того, чтобы его решить с помощью чиновничьего рвения, помноженного на поверхностную рефлексию. Так можно не решить проблему, но лишь усугубить ее. И об этом, кстати, тоже говорится в интервью русского муфтия Осетии Али-Хаджи Евтеева.

Валерий Емельянов,
для "Портала-
Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования