Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

"Теория искупления". Подобно митрополиту Никодиму (Ротову), проповедовавшему "богословие Революции", его ученик, Патриарх Кирилл, разработал "богословие Победы"


Конец 1960-х – начало 1970-х гг., Ленинградские духовные школы РПЦ МП. Душой всего учебного процесса, идейным вождем "ленинградской школы богословия" является митрополит Никодим (Ротов). Его религиозный идеал – Римско-Католическая Церковь, иерархом которой и считал себя постоянный член Священного Синода РПЦ МП, умерший, как известно, на руках Римского Папы. Католическое богословие насквозь пронизывает "ленинградскую школу", насколько это только возможно в советских условиях. Студенты ЛДАиС слушают лекции католических преподавателей, читают католические книги, активно участвуют в экуменической деятельности. Все это происходит под бдительным присмотром КГБ в условиях почти тотальной в позднем СССР двойной морали. В этих же условиях формируется личность и мировоззрение Кирилла – не просто студента Ленинградской академии, но и ближайшего ученика, личного секретаря митрополита Никодима.

Зная все это, глупо удивляться прямолинейно "латинской" методологии богословского мышления нынешнего Патриарха РПЦ МП. Однако ее проекция на современные политические реалии дает удивительные результаты. Но - обо всем по порядку.

После сворачивания советского обновленчества в 1930-е гг. несколько десятилетий РПЦ МП не бралась за теоретическое оправдание советского строя и коммунистической идеи "с христианской точки зрения", богословскими методами. Возродивший патриархию в новом образе в 1943 г. И.В. Сталин отводил ей нишу ритуального института внутри страны и орудия советской политики вовне. Потребовалась смена поколений, прежде чем в 1960-е гг. митрополит Никодим приступил вновь к тому предмету, который так живо занимал умы обновленческих богословов. Причем подтолкнула его к этому волна либеральных реформ в великой Римской Церкви, ну и, может быть, желание расширить социальную нишу патриархии внутри советской системы. Провозглашенное либеральными католическими мыслителями "богословие освобождения" митрополит Никодим попытался преобразовать в "богословие революции", в том числе Октябрьской.

Предпосылки богословской, если ее так можно назвать, системы митрополита Никодима другой его верный соратник протопресвитер Виталий Боровой формулировал так: "В последние десятилетия, когда в философском, научном и богословском мышлении произошли глубокие изменения, своего рода революции, в результате антропоцентрического взгляда на космос, эволюционной концепции универса и нового переосмысливания всей истории человечества, — только после этого появилась возможность разработки богословия развития и революции". Митрополита Никодима явно тяготила традиционная православная духовность с ее ориентацией на монашество. Вслед за популярными в те годы атеистическими брошюрками, утверждавшими, что эта духовность придумана для того, чтобы эксплуататоры держали в повиновении эксплуатируемые классы, Никодим писал: "С ранних времен апологеты незыблемости несправедливых социальных отношений начали склонять мысли христиан к полному отчуждению от мира с целью отвлечь их от жгучих социальных проблем, от борьбы за переустройство общества на началах справедливости. Под длительным влиянием такой псевдохристианской проповеди воспитывались и вырастали целые поколения узких фанатиков с изуродованными представлениями о христианстве" (ЖМП, 1963, № 1, с. 40).

Католический метод интерпретации советской истории Патриарх Кирилл демонстрирует посредством довольно вульгарной (даже с католической точки зрения) концепции искупления как выкупа. Но если классическое католическое богословие применяет подобный "юридистский" концепт, да и то с множеством оговорок, к единственному Событию земной истории, то Кирилл провозглашает повторяемость, множественность искупительных актов. "Всенародной искупительной жертвой" называет он в своей проповеди 9 мая гибель десятков миллионов советских людей в результате и во время Второй мировой войны.

По отношению к искупительной жертве Христа "юридистскую" доктрину можно сформулировать примерно так. Своим грехопадением и его последствиями человечество так оскорбило Божественную справедливость, что для ее удовлетворения требовалась максимально возможная жертва, превышающая возможности всего человечества. Христос, таким образом, "выкупил" Своей жертвой людей из плена греха. Здесь, правда, возникает серьезное недоумение. Отец лжи и греха – диавол, значит, люди, находящиеся в плену греха, в конечном счете, пленены диаволом. Выкуп же положено платить тому, кто захватил пленников, а не тому, кто желает их освободить. Но ведь неблагочестиво говорить, что Христос принес Себя в жертву на Кресте диаволу!

В подобное противоречие впадает со своим "множественным искуплением" и Патриарх Кирилл. По его логике, народ России сильно прогневал Творца, оскорбил Его справедливость своими атеистическими грехами в 1920-30-е гг. Оскорбленное Божественное правосудие не может простить столь великие грехи "просто так", бесплатно. Народ обязан выкупать себя у Творца. А какую цену требует Творец за этот выкуп? Естественно, цену крови многих миллионов людей, ведь еще в языческих ритуалах умилостивить богов можно были лишь жертвоприношениями, в особо важных случаях – человеческими. До этого пункта Патриарх Кирилл остается вполне в рамках архаичной, языческой логики отношений людей с кармически детерминированным Творцом.

А вот дальше возникает некоторая путаница. Кто же, собственно, приносит народ России в умилостивительную жертву жаждущему компенсации Творцу? Гитлер и немецко-фашистские захватчики? Но они никак не похожи на священников Бога Вышнего, совершающих искупительное жертвоприношение. Сталин? Но, по логике Патриарха, он, как главный виновник или, по крайней мере, как самый активный участник грехов 1930-х максимальным образом нуждается в искуплении и должен сам быть в первую очередь принесен в жертву. Остается лишь один вариант ответа – народ России, не сговариваясь и даже не осознавая этого, принес себя в искупительную жертву, отдав в качестве выкупа оскорбленному абсолюту (даже и особо не веруя в него) жизни миллионов своих сынов, после чего оставшиеся миллионы оказались искупленными и зажили светло и счастливо, уже без прежних грехов.

Все это не слишком похоже на православное понимание отношений человека с Творцом, когда Он отдает всего Себя человеку, дарует ему обожение, не требуя в обмен кровавых жертв и "выкупов". Искупление, если уж использовать этот католический по преимуществу термин, уже произошло на Кресте, и никаких дополнений не требуется. Достаточно уверовать и принять Крещение (или покаяться), чтобы воссоединиться с Богом, не нужно приносить в жертву Ему других людей, зачастую ни в чем не повинных. Представление о Боге как о Существе, нуждающемся в подобных жертвах и, после их получения, дарующем всяческие земные блага оставшимся в живых, мягко говоря, богохульно и должно быть признано антихристианским. Оно и общественно опасно, особенно когда проповедуется со столь высокой кафедры и во всеуслышание. Ведь если брать такую "божественную логику" за эталон морали и путь жизни каждого человека, то можно довольно быстро перерезать друг друга, и довольно зверским образом.

Патриарх Кирилл, написавший особый молебный чин на 9 мая по образцу молебна о победе 1812 г., не смог найти в Евангелии фрагмент, оправдывающий его "теорию искупления". В результате нарезки стихов из 98-го и 99-го зачал Евангелия от Матфея получился такой текст: "Рече Господь Своим учеником: услышати имате брани и слышания бранем. Зрите, не ужасайтеся, подобает бо всем сим быти, но не тогда есть кончина. Востанет бо язык на язык и царство на царство, и будут глади и пагубы, и труси по местом. Вся же сия начало болезнем. Будет бо тогда скорбь велия, якова же не была от начала мира доселе, ниже имать быти. И аще не быша прекратилися дние оны, не бы убо спаслася всяка плоть. Избранных же ради прекратятся дние оны". То есть, получается, что не потому прекратилась война, что Бога удовлетворили многомиллионные жертвы, а потому что остались в мире "избранные" - христиане, не отступившие от Своего Господа.

В своей проповеди на 9 мая Патриарх Кирилл фактически призвал народ России, в массе своей признающий свое преемство с народом советским и даже гордящийся этим, не приносить покаяния в кровавом прошлом, ибо оно уже искуплено: "Мы знаем, что происходило в народе нашем после кровавых событий начала XX века. Сколько же было неправды, зла и человеческих страданий! Но Господь смыл эту неправду и это зло кровью нашей, кровью отцов наших". Вместо покаяния в невинно пролитой крови святых ради начала жизни народа, государства "с чистого листа" - призыв: "Мы должны проникнуться особым пониманием искупительного значения Великой Отечественной войны — это и есть религиозное понимание". А возможно ли исправление российской жизни, истерзанной тотальной коррупцией, агрессией, жестокостью на фоне ритуально-формальной "религиозности", без покаяния и обращения? Пусть в условиях светского государства и нельзя говорить о всенародном покаянии как акте религиозно-конфессиональном, но покаяние в тех формах, в каких, скажем, его понес народ Германии, очевидно необходимо для преображения российского государства и начала его строительства на моральных, правовых началах. Призывая отказаться от этого покаяния и поверить, что мы все "искупили" кровью своих дедов в 1941-45 гг., можно лишь усугубить болезни нынешнего российского государства и общества, приблизив их политический распад. В интересах ли народа России подобная перспектива?..

Сравнивая двух тиранов – Гитлера и Сталина, - Патриарх Кирилл отдает предпочтение последнему: "Когда какие-то доморощенные историки говорят нам, что здесь, у нас, зло было не меньшее, чем там, они дальше носа своего не видят и за своим весьма примитивным и греховным анализом не видят Божественной перспективы". По мысли Кирилла, Россия вполне возродилась в 1945 г., из-за чего мы и должны каким-то особым торжественным образом общецерковно праздновать 9 мая.

Но давайте применим патриаршую логику к событиям российской истории после 1945-го. Десятки тысяч православных людей, в том числе епископов и священников, продолжали томиться в тюрьмах НКВД-МГБ и после 1945 г., многие там и погибли. Это сильно отличается от "грехов" 1937-38 гг.? В 1961 г. достигли своего апогея новые антирелигиозные гонения, во время которых были закрыты, осквернены и разрушены тысячи храмов, предавались кощунственному поруганию многие святыни? Это сильно отличается от "грехов" 1920-х гг.? Наконец, распад Советского Союза и последовавшие за ним события – разгоны мирных демонстраций, локальные войны, нищета и безнадежность жизни миллионов людей, коррупция и бандитизм у власти, что продолжается и поныне, - это сильно отличается от "голодоморных" итогов "великого октября"? Так что же, Ваше святейшество, получается, наш народ опять должен принести искупительную жертву? Грехов ведь за 65 лет накопилось почти столько же, сколько за 1920-30-е гг. Сколько миллионов жизней нужно пожертвовать сейчас?

Александр Солдатов,
"Портал-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования