Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Наша жизнь как теракт. Почему терроризм в России стал "духовным деланием"?


Сегодня ранним утром я ехал в Москву из пригорода. По радио звучал дрожащий голос ведущего, сообщавший все новые подробности первого теракта, на станции "Лубянка". По шоссе справа в сторону Москвы двигалась бесконечная колонна автобусов без опознавательных знаков, но с людьми в военной форме внутри. После того, как я въехал в столицу России, радио сообщило о втором теракте, а еще минут через 20 – о третьем (последняя информация, правда, не подтвердилась). А когда я вышел на улицу, то увидел напряженные и хмурые лица людей, какие я хорошо запомнил 13 сентября 1999 года, в день второго взрыва жилого дома в Москве. В Россию зримым образом вернулись страх и подозрительность, которые, впрочем, до конца так и не отпустили наш народ после падения тоталитарной системы.

"Теракт" - не такое уж непривычное слово для большинства россиян. По крайней мере раз в месяц события с таким названием происходят где-то на Северном Кавказе. У многомиллионной телеаудитории, вроде бы, выработался иммунитет к этому слову. Однако, когда начали взрываться станции московской подземки, иммунитет дал сбой. Это теракты особого рода – символические, за ними стоит что-то очень важное, какой-то "мессадж". Хотя предполагаемые террористы и не выдвигают никаких конкретных требований.

Конечно, нельзя говорить о том, что постоянная гибель людей на Кавказе "не очень важна". Но так мобилизующе на общество способны действовать только взрывы, подобные уничтожению жилых домов с людьми осенью 99-го. Они радикально встряхнули общество, задав тон новой политической эпохе, где на смену благодушным разговорам о свободе, правах человека и "среднем классе" пришел угрюмый "прагматизм", отдающий советским люмпенским страхом – "не высовывайся, куда тебе, маленькому человеку, тягаться с Системой".

Автор этих строк, как и, уверен, миллионы россиян, пережили сегодня психологическое "дежавю", вернувшись в угрюмо-кровавую осень 1999 года, за которой наступили серые и беспросветные "нулевые", когда ядовитые испарения монополизированной нефтегазовой трубы придушили слабые ростки российского гражданского общества и всяческих свобод, в том числе религиозных. Ясно, что это "дежавю" именно психологическое, время глубинной интеллектуальной рефлексии новой исторической параллели еще не пришло. Но эффект правдоподобия параллели придает то, что вчера, как и 11 лет назад, в воздухе едва заметно пахло весной. Говорили о модернизации, президент обличил "застой" и тотальную коррупцию, правилом хорошего тона стало открыто ругать "ментов" - самую разложившуюся часть властной машины (во всяком случае, с точки зрения рядового обывателя, особенно если он за рулем). И вот – как отрезало! Общество ждет очередная "подморозка", оно увидело, что оно рано расслабилось, и есть только один человек, способный найти и уничтожить террористов… Не то же ли было в 1999-м?

Нет, я не буду писать "NNN взрывает Россию" или "Приказ отдал N". Неважно, как зовут этого человека и в какой организации он работает. Я хочу понять "духовность" этого человека, духовность homo soveticus после "воцерковления" (будь то "исламского" или "православного").

После взрывного сентября 1999 года "выдавливать из себя совка" стало немодно. Это важное и спасительное духовное делание пропаганда объявила "пережитком лихих 90-х". Модным и поощряемым властью "духовным деланием" стало не покаяние, а гордость. Объяснялась эта "смена парадигм" по-разному: от "нам не в чем каяться" до "мы уже много накаялись, пора вставать с колен". Так или иначе, неизжитый советский монстр, не вытравленный до конца покаянием и люстрацией как его неизбежной епитимией, с наглой ухмылкой и тюремной татуировкой на устах, громко хлопнув дверью лагерного сортира, действительно встал с колен и выпрямился в свой полный, хоть и невысокий, рост. Послушное стадо, сбившееся в страхе быть взорванным в собственной квартире, поверило в спасителя, отдав ему все. Более того, оно испытало комфорт, что теперь не надо каяться, а надо гордиться, а все решения принимает, как встарь, "отец народа". Надо только жить тихо, "не высовываться".

И воскресли советские инстинкты, услужливо, привычным жестом благословляемые советской же Церковью. Народ, 80 % которого относит себя к православию, требует смертной казни – "расстрелять как бешеных собак…". Наш благочестивый и "христолюбивый" народ голосует за Сталина как "имя России", считая, что именно такой параноик-упырь "нам и нужен", потому что иначе "мужик шалить начинает". Новая все еще демократическая Россия стала бурно ностальгировать по временам, "когда нас боялся весь мир", и принимать запредельные "военные доктрины" с правом нанесения первого ядерного удара. Да, живем невесело и грязновато, мрем от водки, но если что, взорвем весь мир своими боеголовками. Тут же краснощекий батюшка поддакнул – не просто боеголовками, а освященными, под молитвенным покровом преподобного Серафима Саровского.

Весь этот постмодернистский морок позволяет благословить какие угодно средства, которые нужны кому-то для "спасения России". Если наш главный герой - Сталин и мы признаем его право уничтожить миллион-другой простого народца, пусть и частично невинно, если нам позарез нужна смертная казнь, если нас надо держать в узде и мы признаем право власти на жестокость, уважая грубую силу, то является ли пролитие крови столь уж запрещенным средством в великом деле консолидации страны?

Конечно, на месте сегодняшних взрывов в московском метро обнаружен привычный персонаж (в виде трупов) – девушки-шахидки. Анализируя исламские учения о мучениках и соответствующие исторические прецеденты, российские СМИ программируют общество на новый всплеск исламофобии. Девушкам и женщинам в хиджабах лучше ближайшие месяцы вообще не выходить на улицы городов за пределами "мусульманских регионов" страны. Под горячую руку могут попасть и слишком благочестиво одетые православные, которым мы советуем сразу по выходе из храмов снимать платочки и прятать подальше четки (а мужчинам – вероятно, не отпускать длинных бород). Любые внешние проявления радикальной, истовой религиозности, и так не очень поощрявшиеся российским обществом, теперь и вовсе будут представлять угрозу для своих носителей.

Но вернемся к самим "бомбистам". Очевидно, все согласны с тем, что без какой-то высокой, абсолютной идеи, ради которой человек готов отдать жизнь, подобные теракты невозможны. В силу своей абсолютности, какой бы она ни была по форме, эта идея должна быть признана религиозной. И идея всемирного халифата, в этом контексте, столь же религиозна, как и идея "великой и неделимой" Российской империи. И за ту, и за другую идею в истории были положены миллионы жизней – как своих, так и вражеских. У носителей идеи, особенно если они облечены властью, всегда найдется множество духовных наставников, готовых оправдать столь радикальный подход к "решению проблемы" "от Писания" и на исторических прецедентах. Так что человек, отдававший приказ осуществить сегодняшние теракты в Москве, мог быть "вполне благочестив" в рамках своей "системной" религии – неважно, изложена ли она исламистскими или какими-то иными терминами. Именно о такой "системной" религии говорил Христос, обличая высших иерархов государственной Церкви Своего народа: "Отец ваш – диавол, и вы похоти отца вашего творите". Земная, "системная" религия оправдывает беззаконие, исходя из "прагматических" соображений, поэтому "ныне Царство Мое не от мира сего".

А жить в стране, которая отказалась от покаяния, от "пересмотра истории", которая воспевает своих величайших злодеев и гордится их преступлениями, - это жить в состоянии перманентного теракта. И если честный человек сознательно делает такой выбор, им вправе рано или поздно заинтересоваться центр "Э", как заинтересовался он епископом Григорием (Лурье), ничего экстремистского не совершившим. Конечно, если только этот честный человек прежде не окажется случайным жильцом дома на улице Гурьянова или пассажиром "красной ветки" московского метро…

Александр Солдатов,
"Портал-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования