Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Эксперимент в отдельно взятом экзархате. Назначение викария-помощника митрополиту Филарету (Вахромееву) как удар по автономии Украинской и Белорусской Церквей Московского патриархата


Среди решений прошедшего в Санкт-Петербурге заседания Синода РПЦ МП есть одно, на которое в ряду оправдавшихся и неоправдавшихся перетасовок в высшем эшелоне церковной иерархии мало кто обратил особенное внимание. Один из ведущих иерархов РПЦ МП, постоянный член Синода, глава Белорусской Православной Церкви (в Москве ее предпочитают называть экзархатом) митрополит Филарет (Вахромеев) получил себе в помощь викария с титулом Борисовский. В таком помощнике давно ощущалась нужда, поскольку здоровье стареющего иерарха уже не позволяет ему в нужном объеме нести бремя своего архипастырского служения. Так что с чисто практической точки зрения в этом нет ничего удивительного или заслуживающего особенного внимания.

Но стоит только взглянуть на ситуацию ближе, как в этом назначении легко увидеть некоторые серьезные знаки и даже знамения, имеющие отношение не только собственно к БПЦ МП, но и ко всему Московскому патриархату.

Впрочем, даже в сравнительно недавней истории РПЦ МП мы уже имели пример "мелкого" назначения, сыгравшего впоследствии немалую роль и едва ли ни предзнаменовавшего значительные перемены на карте "канонической территории" Московского патриархата. Имеется в виду роль викарного епископа Киевской епархии Александра (Драбинко), с назначением которого в корне изменилось отношение к вопросу автокефалии в рядах УПЦ МП.

Разумеется, назначение викарного архиерея Минской епархии вряд ли будет столь значительным хотя бы уже в силу значительно меньшей масштабности и роли Беларуси в Московском патриархате. Однако не стоит забывать и о таком известном факте, что Беларусь традиционно во всей советской (и постсоветской) истории играет роль своего рода испытательного полигона для обкатки социально-политических стратегий, которые впоследствии предполагается применить в полном масштабе всего Союза. Именно с этой целью БССР в свое время так настойчиво превращали в "атеистическую республику", пытаясь хотя бы в ее пределах осуществить большевицкую мечту о полном уничтожении религии.

Уже сам текст соответствующего журнала (№ 10) заседания Священного Синода РПЦ МП от 5 марта позволяет сделать некоторые выводы в отношении политики новой высшей администрации Московской патриархии. Даже не столько сделать, сколько убедиться в обоснованности некоторых уже высказанных. Нетрудно было заметить, что Московская патриархия взяла курс на ограничение автономии своих территориальных составляющих. В первую очередь это касается, конечно, Украины. До смерти напуганная июлем 2008 года верхушка РПЦ МП теперь предпочитает перестраховаться, тихой сапой забирая некогда выделенные "автономные" полномочия. И здесь, как видно, большая роль придается чисто символическим жестам. Из такого ряда, например, обращение одного из заместителей главы ОВЦС МП к премьер-министру Украину через голову предстоятеля УПЦ МП. Опять же, если этот демарш не остался незамеченным, то точно такой же шаг со стороны другого заместителя в Беларуси прошел без особого внимания со стороны СМИ. А ведь уже само по себе повторение одной и той же тактики убедительно свидетельствует о ее неслучайности. Подтверждение этой неслучайности мы видим и в постановлении относительно назначения минского викария.

Первое, что разу бросается в глаза — хиротонию нового белорусского епископа решено совершить в Москве. Разве Беларусь, обладающая собственным Синодом, страдает недостатком архиереев, чтобы совершить хиротонию на глазах у непосредственной паствы будущего архипастыря? Давно уже в обычае рукополагать новых белорусских епископов именно в Беларуси. Тем более это было бы естественно в отношении заместителя предстоятеля БПЦ МП. Невозможно же, например, представить себе хиротонию нового викария Киевской епархии в Москве! Да и послужной список архимандрита Вениамина, выпускника белорусских духовных школ и насельника белорусских монастырей, никак не связан с Москвой. Но не поэтому ли как раз и предпринят такой шаг? Важно будущему первоиерарху не забывать о "первоисточнике" церковной власти. Заодно и всей Белорусской Православной Церкви напомнить, что она всего лишь экзархат Московской патриархии.

Но этого мало. Для полноты "смирения" на этот раз полностью отстранен от процесса утверждения иерарха Синод Белорусского экзархата. При этом тут же нарочито приводится справка: "Согласно Уставу Русской Православной Церкви "епархиальные и викарные архиереи Экзархата избираются и назначаются Священным Синодом по представлению Синода Экзархата" (статья 12 главы IX)". Но оказывается, что никакого такого "представления" на самом деле в Петербурге не потребовалось. Достаточно было представления одного экзарха, который действует "от имени" Синода, а потому собственно Синод экзархата оказался вовсе без надобности. Такое игнорирование белорусских иерархов выглядит тем более вызывающим, что вряд ли в этом случае с их стороны встретились бы какие-то препятствия. Просто ради того, чтобы "помнили свое место". А ведь были времена, когда мнение белорусских архиереев было решающим. Так, например, митрополит Филарет очень долго не мог продвинуть во епископы своего секретаря и фаворита Иоанна (Хому). Один из белорусских иерархов даже поклялся, что сей Иоанн не станет епископом, пока он жив. И действительно — ныне епископ Брестский получил долгожданную хиротонию только и сразу же после смерти своего недоброжелателя - авторитетного архиерея. Кстати говоря, тогда (в 2002 г.) тоже сначала в викарные архиереи, с тем же титулом - Борисовский.

Стоит еще отметить, что поставление минского викарного архиерея уже не совсем заурядно хотя бы потому, что само по себе оно исключительно. Как правило, митрополит Филарет обходился без викариев. Первый и практически последний неудачный опыт епископского заместительства при нем имел место еще в 1980 г., когда вся Беларусь имела единственную епархию, а ее архиерей, митрополит Минский и Белорусский Филарет, занимал еще две значительные общецерковные должности - председателя ОВЦС МП и Патриаршего экзарха Западной Европы. Вот тогда в его помощь и был рукоположен с титулом Пинский епископ Афанасий (Кудюк), впоследствии Пермский и Соликамский. В викариях он продержался недолго, поскольку властью с ним не пожелал делиться секретарь Минской епархии протоиерей Михаил Буглаков. Кроме того, епископ Афанасий весьма контрастировал с митрополитом Филаретом своей простотой и доступностью. Так что очень скоро он не только оказался достойным занять самостоятельную кафедру вдали от Беларуси, но и не смог поселиться в родных Жировицах после ухода на покой.

После такого опыта митрополит Филарет предпочел несколько иной путь — расширения епископата не за счет викариев, а за счет создания экзархата. Получившие самостоятельные вотчины архиереи находятся на безопасном расстоянии, но под ощутимым покровом экзарха.

В качестве исключения, да и то на недолгое время, викарным епископом, как мы уже упоминали, был допущен стать только Иоанн (Хома), имевший особое покровительство и доверие со стороны митрополита. Ради него и была создана титулярная Борисовская кафедра, занять которую теперь надлежит Вениамину (Тупеко).

Прошлый епископ Борисовский, став архиереем, фактически просто продолжил выполнять свои секретарские дела, только в архиерейском достоинстве. Место секретаря, конечно, не пустовало, и его занял человек нарочито низшего уровня — только что вышедший из семинарских стен молодой и мало кому известный священник Николай Коржич. Никаких притязаний на власть у него тогда и быть не могло. Ему предстояло служить не более чем секретарем при секретаре. Но неожиданно скоро для митрополичьего фаворита открылась престижная кафедра в Бресте, и молодой секретарь получил непосредственный доступ к рулям церковной власти. Этому способствовало и то печальное обстоятельство, что митрополит Филарет по состоянию своего здоровья все более и более перекладывал на секретаря полномочия не только по делам епархии, но и всего экзархата.

Ныне митрофорный протоиерей Николай Коржич является фактически полновластным правителем, в глаза которого вынуждены заглядывать даже самые маститые столичные настоятели и протоиереи. Митрополит Филарет теперь не только готов утвердить любое его решение, но и сам лично зачастую не может вынести никакого суждения без подсказки секретаря.

Однако, как говорится, не все коту масленица. То ли Николай Коржич слишком уж зарвался, то ли властная рука Москвы решила напомнить о себе, но даже "толерантные" минские протоиереи не выдержали и позволили себе некоторые выпады против Коржича. Дело дошло даже до составления совместной челобитной в церковные верха.

А тут еще близится 75-летие митрополита Филарета, по достижении которого, как известно, он должен подать прошение об уходе на покой. И как там решат его судьбу в Москве — никому неизвестно. Ясно только, что Николай Коржич не может не понимать шаткости своего положения, а потому с его стороны естественно ожидать каких-то защитных действий. Не является ли назначение викария одним из результатов таких действий?

На первый взгляд, такое назначение совсем не в его интересах — ведь это прямая угроза всевластию. Да и, как мы говорили, опыт с викарием тридцатилетней давности оказался неудачным именно из-за столкновения викария с секретарем епархии. Но вот тут как раз самое время обратиться к личности самого кандидата в викарии.

Судя по отзывам о нем, это верующий и благочестивый монах, совершенно чуждый всякого делячества. О таких говорят - "молитвенник". Хотя такая репутация с легкой руки протодиакона Андрея Кураева сейчас далеко не в чести, она позволяет кое-кому надеяться на не слишком большие властные амбиции кандидата, не страдающего, как видно, и честолюбием. В последнее время он выдвигается на ключевые роли: от Минской епархии он представлял монашествующих на Поместном Соборе 2009 г., а потом был назначен наместником в один из ведущих белорусских монастырей. Но, несмотря на это продвижение, о. Вениамин умудряется настолько не выделяться, что для многихбелорусских клириков остается весьма малознакомым.

Кроме того, сам факт, что кандидатура готовилась давно и обстоятельно, говорит за то, что в условиях постоянной опеки митрополита протоиереем Николаем Коржичем такое не могло осуществляться без участия и заинтересованности последнего. В самом деле — в лице викария протоиерей получает, во-первых, надежду на отсрочку увольнения на покой белорусского первоиерарха, а во-вторых, своего представителя среди епископата. При этом находящегося в самых лучших отношениях с Москвой, для которой лояльный иерарх гораздо важнее каких-то местных обиженных протоиереев.

В любом случае, и те, и другие будут апеллировать к центральной церковной власти. А ей того и надо. Таким образом, политика централизации власти в Московском патриархате может не только не встретить сопротивления на местах, но и внезапно обретет там горячую поддержку. А за ней - и бурный процесс разавтономизации. И, возможно, не только в "экспериментальной" Беларуси, но и в "мятежной" Украине.

Людмила Суходольская,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования