Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Под сталинской звездой. Сколько-нибудь внятной полемики о Сталине в РПЦ МП не получилось, но проблема «священство выше царства» обозначилась вполне четко


"Тема сталинизма в России – самая болезненная, как нераскаянный грех", - этой фразой начиналась наша статья о летнем обострении сталинской темы в России "Сталин vs Гитлер. Голосуем сердцем", опубликованная "Порталом-Credo.Ru" более месяца назад. Ею же хочется начать и итоговую. Само же обострение, как мы помним, началось с инициированной президентом Медведевым накануне Дня победы кампании против "фальсификаторов истории". Потом были вызвавшие недоумение слова Патриарха Кирилла о том, что великая война стала "наказанием за грех богоотступничества ... и издевательство над Церковью", и резкие антисталинские выпады архиепископа Илариона (Алфеева), вызвавшие негодование консерваторов и восторг либералов.

Все, как всегда, разрешил август – собиратель плодов…

Накануне, 29 июля, выступая в прямом эфире украинской телекомпании "Интер", Кирилл (Гундяев), осудив репрессивные режимы Сталина и Гитлера, заметил-таки, что нацизм и сталинизм "нельзя ставить на одну доску", дезавуировав таким образом слова архиепископа Илариона (поставившего два режима именно что на одну доску), и дав понять особенно восторженным публицистам, что ни о каком демарше РПЦ МП против власти речь не идет.

Но до конца красноречиво намерения Патриарха раскрылись уже в середине августа, когда в ходе визита на российский Север Кирилл предложил создать на Соловках общенациональный центр по изучению гонений на Церковь в XX веке. Этот шаг (который внимательные наблюдатели тут же расценили как стремление РПЦ МП формировать государственную идеологию России) ясно явил главную мысль и магистральное направление Патриарха – мощно позиционировать Церковь Московской патриархии как мученицу, пострадавшую от тоталитарной власти, а не как ее порождение.

Это стратегическое решение - действительно сильный ход. Во-первых, Патриарх обретает таким образом определенную позицию силы в своих отношениях с властью, возможность влиять на власть, играя на ее чувстве вины, а во-вторых, под ореолом святости мучеников (и под мощным пиаром) можно похоронить многие неудобные вопросы, связанные с сотрудничеством иерархии РПЦ МП с НКВД-КГБ, явным отречением от мучеников, восхвалениями Сталина и проч. (разумеется, избежав при этом всякого покаяния).

В свете этих намерений раздражение Патриарха на церковных сталинистов становится хорошо понятным. (Борьба с ультраконсервативным крылом в РПЦ МП была, как мы помним, и главной интригой прошлого церковного года, прошедшего под знаком мятежного епископа Диомида, как раз и обвинявшего иерархию в тотальном сергианстве, и, в конце концов, анафематствовавшего ее.) Что же до Илариона, то он, если и виновен, то лишь в слишком восторженном схватывании непосредственных флюидов мысли Патриарха и слишком эмоциональном их выражении (и в прошлом году его беспрецедентные нападки на епископа Диомида стали последней каплей, после которой последовали его срыв и анафемы).

Но главное – этот Патриарх слишком верит в свою "особую роль" в истории! Очевидно его желание (и главное – способность) стать не просто выразителем курса, но идеологическим кормчим власти (да что там - эпохи!), самому возглавить ее генеральную линию. Так что все еще впереди, Кирилл только-только пробует силы (и Патриарх Никон много чего высказывал на первых порах "собинному другу" Алексею Михайловичу).

Итак, намерения Патриарха понятны. Каковы же намерения власти?

Инициированную Медведевым кампанию против "фальсификаторов истории", с которой началась эта цепь бесконечных скандалов и недоумений, объективно можно объяснить желанием власти удержать единство общества, находящегося в состоянии нескончаемой гражданской войны. До сих пор единственным символическим основанием такого единства остается Великая победа, вернее, миф о ней, сотканный из правды и вымысла… Власть в данном случае следует нормальному инстинкту самосохранения (чувствуя, что если это основание пошатнется, то все пойдет в разнос). Но поскольку во власти и в обществе нет ни подлинного осознания случившегося в ХХ веке, ни, как следствие, – покаяния, все оборачивается лишь обострением хронических болезней русской государственности: духи антизападничества (как единственного реального основания нашего единства) и сталинизма (как единственно знакомого и понятного нам "эффективного менеджмента") немедленно вызываются из глубин нашей ментальности, лишь только почва начинает уходить из-под ног…

Все в России происходит как бы само собой, подвластное не разуму, но общему настроению и чувству. И в сегодняшней ползучей сталинизации в народе, Церкви, власти, все же, думается, больше растерянности и паники, чем сознательного выбора и расчета. Примирить "белых" и "красных", несмотря на все ритуальные захоронения и объединения, до сих пор не получилось. И вот, страшась, с одной стороны, процессов распада, а с другой – собственной маргинализации в глазах мирового сообщества, кремлевская власть продолжает качаться на метафизической качели между симпатиями к сталинскому "эффективному менеджменту" и своим моральным реноме…

И в поисках твердых оснований пытается опереться на Церковь. Но… находит здесь лишь то же кривое отражение самой себя. Ибо Церковь в России всегда была отражением государства, жадно ловя всякое выражение его "лика" - в образе татарского хана ли, московского царя, коммунистического тирана или демократического президента… И вот, вместе с "генеральной линией" (и без того зыбкой) колеблется сегодня и Патриарх, являя при том редкий случай сильного и уверенного в себе лидера (преисполненного, к тому же, беспрецедентных амбиций). В словах Патриарха, вызвавших столько кривотолков, ничего, собственно, "криминального" и не было, кроме подчеркивания и акцентирования церковного, религиозного фактора в войне и победе - "краеугольном камне" нашего единства.

Кстати, если августовский патриарший визит на российский Север начался с Соловков, то завершился он не менее символично на судостроительном оборонном (!) заводе "Севмаш" в Северодвинске. Осмотрев стратегический подводный ракетоносец (!) "Дмитрий Донской" (тот самый, с борта которого был совершен неудачный запуск ракеты "Булава"), Патриарх выступил перед корабелами и моряками с речью, в которой в частности сказал: "Не надо стыдиться ходить в храмы, учить православию своих детей. Тогда нам будет, что защищать своими ракетоносцами". Многие оценили вкус этой фразы, изящно сплавляющей государство и Церковь в единый стратегический союз. Традиционные русско-православные ценности как высший смысл, по необходимости защищаемые ракетоносцами!

Итак, что выше - священство или царство? (Вернее – кто сегодня главнее?) Метаисторический спор в подобном формате в нашей истории решался по-настоящему лишь однажды – во времена Патриарха Никона и "тишайшего царя" Алексия. И кончился он, как мы помним, крушением Никона, эсхатологическим срывом староверов (духовный антихрист, последние времена!), церковным расколом и гибелью средневековой Руси.

И сегодня мы видим ту же предгрозовую зыбкость во всем. Год, прошедший с памятного всем епископа Диомида и его анафем, переформатировал не только церковную, но и властную "вертикаль". Если Путин надеялся получить в лице Медведева соответствующего времени и послушного себе преемника, то неожиданно оказался перед реальностью нового сильного игрока, под влияние которого попал его протеже. Человек постсоветский и либеральный по воспитанию, но несамостоятельный и не имеющий собственного лица, Медведев, пытаясь найти свой "президентский почерк", ищет опору в духовно близком себе Патриархе - большом специалисте в бюрократических манипуляциях, но столь же, кажется, беспомощном в реальной жизни.

Единственным членом властной "триады", действительно способным держать в руках руль государственного корабля и имеющим реальный опыт выхода из кризиса, остается Путин - человек совершенно советский по духу и воспитанию. Учитывая рост просталинских настроений в народе (навстречу которым интуитивно движется власть), борьбу внутривластных групп, исчерпанность не только стабилизационного фонда, но и творческих энергий власти, ситуацию следует признать весьма зыбкой, симптоматичной и чреватой…

Ясно одно: настоящие причины вновь подступающего к нам хаоса и внутренней тревоги власти – не козни мифических "фальсификаторов", а наши родные бесконечные компромиссы, ложь и умолчания, отсутствие покаяния. Причем покаяния не видно не только во власти, Церкви и народе, но и в среде самих либералов, в большой степени ответственных за хаос и бандитский беспредел 90-х. Завороженная собственными мифами (в творении которых отличилась не меньше консервативной), впадая то в сверхэмоциональную критику, то в чрезмерные восторги, "либеральная мысль" лишь еще более затуманивает наше "ментальное поле", в котором почти уже не осталось трезвых голосов и здравого смысла. Это всеобщее "затмение разума" все чаще заставляет вспоминать предреволюционные годы: мрачного Распутина у слабеющего трона, и истерику думских "властителей дискурса", вызывающих демонов революции (в то время как черносотенные советники власти не устают нашептывать ей о "кознях революционеров"), при все более поднимающемся в народе градусе гнева и ненависти.

Уверенности в том, что общие усилия будут не напрасны, и мы опять окажемся вскоре готовы "кафку сделать былью", мягко говоря, не становится меньше. И нет, увы, чудотворцев среди нынешних властителей России, а Патриарх остается всего лишь "великим политиком". И нет, увы, покаяния. Следовательно, нет и исцеления. Следовательно, остаются актуальными выводы и апокалиптические пророчества о. Петра (Мещеринова). Увы…

А последним торжественным аккордом, завершившим это знаменательное лето, стало поистине сюрреалистическое отпевание Патриархом Кириллом великого гимнотворца Сергея Михалкова в храме Христа Спасителя, сопровождавшееся проявившимися в те же дни как "мене-текел-фарес" словами им же составленного первого советского гимна на стене станции метро "Курская":

Нас вырастил Сталин на верность народу

На труд и на подвиги нас вдохновил…

Владимир Можегов,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования