Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

От запрета на буквы - к запрету на смысл. Депутат Бичельдей хочет запретить даже упоминание об "альтернативном Православии"


Из Священного Писания известно, что первым занятием Адама было словесное творчество - присвоение имен и названий окружавшим его предметам. Некоторые современные российские законодатели, спустя много тысячелетий после Адама, хотят, наконец, ввести в строгие законодательные рамки неуемное человеческое "словотворчество"; указать гражданам, где заканчиваются их права как "словесных тварей" и начинаются обязанности как "граждан Российской Федерации".

Госдуму предыдущего состава весьма волновала проблема "упорядочения конфессионального пространства", что привело к появлению закона об условной свободе совести 1997 года. Нынешняя дума в последние месяцы сосредоточила своё внимание на проблемах языкознания. Начав с политически окрашенной борьбы против "языкового сепаратизма", депутаты-руссисты решили вторгнуться в сферу научной терминологии, где, как известно, русский язык уважается "в недостаточной степени" (само слово "термин" - яркий тому пример!).

Желание запретить "татарским экстремистам" переход на латиницу, за которым прочитывается их желание быть ближе к Европе и дальше от Москвы, оказалось сильнее здравого смысла -
дума предписала всем народам России, имеющим свои территориальные образования, пользоваться кириллицей,
только кириллицей! Для некоторых народов вопрос встал ребром - либо изобретать велосипед, то есть собственный алфавит, либо вообще перейти на русский язык. Наиболее показателен пример великого еврейского народа, который имеет на территории России собственный субъект - Еврейскую автономную область. Оба употребительных еврейских языка - иврит и идиш - существовали много веков, но доселе не имели кириллической графики.

Нелепо также и то, что вопрос о графике разных народов, проживающих на территории России, решается в рамках закона "О государственном языке". Если таковым в России является русский, то какое имеет значение графика чукотского? Проще вообще запретить использование негосударственных языков в официальной сфере...

Однако, не успели утихнуть страсти вокруг графики языков российских народов, как появился новый проект закона "О русском языке", главным своим острием направленный против иноязычных заимствований. Проект, внесенный видным русским патриотом Каадыр-оол Бичельдеем, представляет прямую опасность для отечественной науки, в частности - религиоведения (названьице, между прочим, русское только наполовину).

Возьмем один лишь пример. Есть в научном обиходе, хоть и сравнительно новый, но уже вполне устоявшийся термин "альтернативное Православие". Он, как выясняется, вызывает крайнее раздражение у некоторых, чрезвычайно лояльных РПЦ МП, но продолжающих оставаться "светскими", представителей академической науки. Некоторые даже усматривают в "альтернативном Правлславии" недопустимое "кощунство" над памятью тысяч замученных страдальцев за веру православную.

Обычно же термином "альтернативное Православие" пользуются для обозначения всего спектра современных течений, относящихся к православному вероисповеданию, но юрисдикционно не связанных с Русской Православной Церковью Московского
патриархата - квазигосударственной Церковью. Таковых течений очень много, они малочисленны и весьма непохожи друг на друга. Трудно найти другой, столь же емкий, корректный и идеологически нейтральный, термин для обозначения этого явления. Начнём с того, что он предельно ёмко выражает суть описываемого феномена (посудите сами, целое предложение понадобилось, чтобы дать дефиницию). Используемое в названии
максимальное обобщение также учитывает отсутствие раз и навсегда установленных границ внутри течения (несмотря на оформившиеся юрисдикции, их границы крайне подвижны) и в то же самое время фиксирует его строгую противоположность "официальному Православию". В каком-то смысле состояние
"альтернативного Православия" сегодня напоминает диссидентское движение на рубеже 60-х и 70-х с его единством дискуссионного пространства, в рамках которого находили себе место, меняли взгляды, но при этом уживались: правые и левые, православные и сионисты, правозащитники и те, кто весьма скептически относился к ценностям демократии. Кроме этого, термин "альтернативное
Православие" намекает, что российское законодательство строится всё же на принципах признания государством свободных гражданских ассоциаций, но никак не наследственной вероисповедной принадлежности.

Впрочем, достоинства сугубо научного термина - ничто в сравнении с желанием депутатов и воцерковленных апологетов от разных наук, - в том числе и религиоведения, - "правильно" и "по закону" изъясняться по-русски. Каадыр-оол Бичельдей совершенно официально предупредил (видимо, его на то уполномочили "свыше"), что никаких послаблений в использовании иностранных слов для чиновников не будет: в неофициальном пространстве ими пользоваться можно, а, вот, в высоких сферах - ни при каких
обстоятельствах.

А то, чего на официальном языке назвать нельзя, лишено права на официальное существование. Поднадоевшая церковным чиновникам проблема "альтернативщины" решается номинативно - без шума и пыли...

Михаил Жеребятьев


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования