Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Подпольные и поверхностные. Олимпийские торжества в Пекине едва ли помогут китайским верующим. А вот по окончании Олимпиады их ждут новые испытания


Президент США Джордж Буш обратился к Пекину с просьбой организовать во время своего пребывания на олимпийских торжествах в Пекине посещение богослужения "подпольной" Церкви. Китайские власти ответили, что о таких богослужениях информацией не располагают, и что им известны только "надпольные" Церкви.

Эта иероглифическая игра – черточка вверху, черточка внизу – в полной мере отражает тоталитарные интенции, до сих пор доминирующие в религиозной политике китайских властей.

Ближе всего к подобному языку стоят формы, созданные в период расцвета идеологии нацизма. Немецкий писатель Петер Хандке рассказывает, что в 1938-м воры, выпущенные на свободу, "и вновь попавшиеся, изобличали себя, утверждая, будто купили спорные товары в магазинах, которых, поскольку они принадлежали евреям, вообще больше не существовало" (выделено в оригинале – Н.В.). Так и в этой истории: пекинские бонзы и не знают, что какие-то незарегистрированные христиане подвергаются преследованиям и арестовываются китайской милицией, поскольку этих религиозных общин формально "не существует".

Нынешний Китай никоим образом нельзя считать однозначно тоталитарной или даже авторитарной страной. В Чжунго, Поднебесной империи, во всех отношениях включенной в мировую экономику с ее разнообразием политических устремлений, проявляются самые противоречивые тенденции общественного развития. Однако по отношению к верующим, как и во времена Мао, действуют правила тоталитарного порядка. Господствующая компартия с ее гипервлиятельной верхушкой относит верующих к людям "второго сорта", испытывающим определенные заблуждения, оставшиеся со времен феодального строя. Но для общения с этими "отсталыми" гражданами те, кто полагает себя хозяевами страны, так и не придумали ничего революционно нового, ограничившись политической моделью, берущей свое начало еще в жизни древних племен.

Поскольку верующие все равно необходимы власти в качестве рабочего скота, для повседневных духовных наставлений созданы своего рода пастушеские подразделения, так называемые органы так называемого "единого фронта". Эти органы должны обеспечивать проведение в жизнь религиозных общин указаний и постановлений партийной верхушки, какими бы чуждыми для них эти постановления ни были. Верующие при этом рассматриваются как стадо, представители которого иногда, как говорится, не понимая собственной пользы, выказывают неповиновение и не идут сразу в заданном направлении. Те из верующих, кто демонстрирует желание, не дожидаясь ударов кнута, бежать по выстроенным властью загонам и коридорам, могут поощряться продвижением на должности "главного бычья". Они могут занимать не только высшие посты в одной из семи "патриотических" религиозных структур, но и кресла делегатов в собраниях народных депутатов – органах законодательной власти, штампующих решения, спущенные из партийных кабинетов. Те же из верующих, кто проявляет "неблагонадежность в оценках" партийной идеологии, направляются на занятия по "патриотическому перевоспитанию", где они "добровольно" должны выступить с разоблачениями своих заблуждений. Тому, кто продолжает упорствовать или отклоняется от пути следования стада, уготовано "трудовое перевоспитание" в специальном загоне или в тюрьме, тогда как крайне упорных ждет бойня. Смертную казнь в Китае пока никто не отменял, хотя в последние месяцы, следуя требованиям "гуманного обращения" с членами стада, партийные органы решили в некоторых провинциях – очевидно, отличившихся чем-то от прочих - заменить расстрел более дешевой смертельной инъекцией. И даже обязались изымать органы у приговоренных к смертной казни только с согласия родственников (тем более, что последним все равно приходится возмещать расходы государства по исполнению смертного приговора).

Эти реформы в сфере умерщвления преступников и диссидентов можно, конечно, отнести к разряду "демократических перемен", обещанных Китаем в июле 2001 года, когда страна получила право стать хозяйкой XXIX Олимпийских игр. Как можно отнести к позитивным переменам и строительство новых церквей для "патриотических" христиан, пышные – с участием высших партийно-государственных чиновников – похороны прославившегося своим сервилизмом первоиерарха Католической Церкви Китая Фу Тешаня, установление правил открытия религиозных учебных заведений, сообщения государственного агентства "Синьхуа" о молебнах назначенного Пекином 11-го Панчен-ламы, открытие молитвенных комнат для иностранных спортсменов и гостей Олимпиады и официальное позволение ввезти с собой одну Библию. Но за это, как говорилось в свое время по поводу другой "руководящей и направляющей" компартии, мы не согнемся в благодарном поклоне. Нельзя же, в самом деле, благодарить только за то, что верующих не станут сразу расстреливать – тем более во время Олимпиады.

Нет, когда Китай получил Олимпиаду под обязательство перемен в отношении прав человека и религиозной свободы, предполагалось, конечно же, гораздо больше. В этой связи оптимисты сравнивали намеченное в Пекине спортивное мероприятие мирового уровня с Олимпиадой 1988 года в Южной Корее, где военный режим, уступив давлению спонсоров и демонстрациям протеста, пошел на демократические реформы. Однако в Китае всем этим транснациональным корпорациям, в том числе и российским по происхождению, необходим только гигантский рынок. О правах человека, "Фалуньгун" и проблеме Тибета, как это видно по деятельности китайских филиалов известных поисковиков, здесь предпочитают помалкивать, без оговорок подчиняясь установлениям пекинской цензуры.

Между тем в официальном китайском документе "Безопасность сетевой инфраструктуры и сети Интернет", опубликованном в декабре 1997 года, имеется запрет на использование сетей "для распространения, передачи или же копирования информации", которая содержит "материал, противоречащий государственной религии, или же пропагандирует различные секты". Такая формулировка выглядит, по меньшей мере, странно: разве может наличествовать какая-то "государственная религия" в стране, где правит атеистическая компартия? А как с правовой точки зрения рассматривать запрет движения духовного и физического совершенствования "Фалуньгун", которое в 1999-м было объявлено "еретической сектой"? Но спонсоры Олимпиады в Пекине сделали вид, что все в порядке, и вплоть до последнего времени, когда разразился скандал в связи с цензурой интернета в Олимпийском пресс-центре, заметных проблем у китайского руководства с ними не было. Теперь уже ясно, что Олимпиада пройдет в тех условиях, какие отнюдь не соответствуют надеждам, связывавшимся с Пекином семь лет тому назад.

Тогда как после Олимпийских и Паралимпийских игр, которые пройдут в сентябре, когда всякие волнения спонсоров останутся позади, власти Китая почувствуют себя гораздо вольготнее, и религиозная жизнь в стране подвергнется суровому пересмотру. "Мы опасаемся, что худшее еще впереди и начнется после Олимпиады", - отметила в конце июля заместитель спикера парламента Тибета в изгнании Гьяри Долма. Опубликованный на правительственном информационном сайте и только на тибетском языке документ, относящийся к Карцзе, тибетской автономной префектуре в провинции Сычуань, где в этом году произошли наиболее серьезные стычки между монахами и силами безопасности, именно худшее и предполагает. Целями новых репрессий, предпринятых местным исполнительным комитетом, сформированным из числа "кадровых" работников партии, назначены "монастыри, монахи и монахини, которые провозглашают или распространяют раскольнические лозунги и листовки, размахивают флагом со львами [тибетскими национальными флагами – Н.В.] и принимают участие в нелегальных демонстрациях, разжигая раскольничество". Причем на этот раз тотальная зачистка не ограничится занятиями по "патриотическому перевоспитанию", в ходе которых под руководством "рабочих групп" монахи занимаются разоблачением Далай-ламы и неугодных компартии доктрин, а включит изгнание нарушителей порядка из числа приписанных к монастырю. Как следует из нового документа, в ряде буддийских обителей, где в акции протеста было вовлечено значительное число насельников (цифры варьируются от 10 до 30 %), религиозная деятельность будет прекращена вовсе.

В октябре 2006 года власти Китая, учитывая фактическое установление в основе социальной повседневности капиталистического неравенства и эксплуатации, объявили об отказе от понятий "классовой борьбы". Теперь в качестве социального устройства, которым компартия обещает завершить развитие всех и всяких доктрин, провозглашается "гармоничное общество", в котором устраняется менталитет конфронтации и торжествует стабильность и процветание. Раньше боролись с учениями, носителями которых могут быть только "классовые враги", с которыми компартия вела беспощадную и бесконечную войну. Причем тяжкое налоговое бремя этой войны ложится на измученную экономику. Зато сегодня, как следует из двухлетнего опыта движения по пути к "гармонии", борьба в Китае направлена против "раскольнической" деятельности, в которой может быть обвинен всякий, отклоняющийся от "государственной религии".

И никакой особенной загадки за этим термином не скрывается: "государственная религия" состоит в практическом поклонении компартии и признании собственной ответственности за выполнение указаний специально обученных этой же партией религиозных наставников. Это смысловая калька с советской мистики послевоенного десятилетия: называясь приверженцами одной из одобренных государством религий, верующие славят товарища Сталина, превозносят его мудрость и видят спасение в его бессмертии. Только в Китае она дополняется еще и армейской системой "патриотического перевоспитания". И, как показывает советский опыт, война с отступниками от подобного рода "государственной религии" в китайском варианте после Олимпийских игр не только не утихнет, но разгорится еще сильнее.

Николай Валерьев,
для "Портала–Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования